Ольга Форш
(1873 – 1961)

Сумасшедший корабль*

(отрывок)

Волна первая

     Прежде чем перейти к повествованию, торопимся сделать оговорку: пусть читатель не ищет здесь личностей: личностей нет. Обладая достаточным воображением, автор бесчинствует с персонажами по рецепту гоголевской "невесты"[1], дополняя одних другими, либо черты, чуть намеченные в подлиннике, вытягивает ну просто в гротеск, либо рождает целиком новых граждан. Отсюда ясно, что всякое подведение фамилий или накопление обид будет, сказать прямо, – "банан".
     Ставим в текст примечание. Это слово "банан" в дни военного коммунизма рождено было в детдомах исключительно невинностью детского возраста на предмет обозначения небывальщины. Слыша бахвальные отзывы старших подростков о прелести этого экзотического фрукта, почему-то в годы перед революцией наводнявшего рынок, младшие дети, оскорбленные вкусовым прищелкиванием старших счастливцев, не имея надежд на проверку, решили с досадой, что банан просто ложь. Стилистически вправе взять мы обратное: ложь есть банан.

     Про этот дом говорили, что он елисаветинских времен и чуть ли не Бирона[2]. На всех современных фотографиях кажется, что именно от него, как от печки, идут все процессии. И редкий писатель, ткнув пальцем в то или другое окно, не скажет:
     – Здесь я жил и писал мой том первый.
     Впрочем, кроме писателей, здесь жили портные, часовых дел мастера, совслужащие и огромный штат бывшей ерофеевской прислуги, которая, по ходячей легенде, заделала куда-то в стены пресловутое "ерофеевское серебро".
     В надежде найти это новое "золото Рейна", после особо экзотической получки пайка, состоящего из листов лавра и душистого перца, обитатели дома с голодным блеском в глазах бросались выстукивать коридоры.
     Последнее, чем этот дом отличился, было недавнее самовольное свержение с крыши самого древнего старожила. Забытый смертью старец додумался сам двинуться ей навстречу. Он вылез чердачным ходом на крышу, но задержался, обследуя, куда ему выгоднее спрыгнуть.
     Своей деловитой проволочкой старец собрал на панели толпу. Эти случайные люди оказались не без воображения. Они переживали предполагаемый полет неизвестного, топотом своих ног, телодвижением и ревом сумели выразить столько внезапного сочувствия, сколько бедный одинокий не встречал за всю свою жизнь. Словом, старец замер, как статуя над бывшим Зимним дворцом, и уже раздумывал, точно ли стоит заносить ему за последний предел свою ногу.
     И кто же его знает, быть может, он бы ноги не занес.
     Отогретый сочувствием улицы, старец внедрился бы с новыми силами под чердачную лестницу, чтобы дожить непостыдно свой век, не будь на перекрестке ретивого милицейского.
     Юный службист, памятуя параграф об охране жизни граждан, стремительно выхватил свой наган и воскликнул:
     – Если кинешься – застрелю!
     И тотчас старик, повинуясь парадоксальным рефлексам, перемахнул через крышу, подмял под себя двух рабфаковцев, удачно стукнулся черепом о панель и умер.
     До стариковой выходки или после, наверно не помню, но этот дом перекрасили. Его густо хозяйственный цвет времен Александра III перешел в цвет нежного барвинка[3] при белых колоннах. Дом оброс госпредприятиями и стал окончательной объективной реальностью. И трудно поверить, что лет десять назад всем густо вселенным в комнаты, тупики, коридоры, бывшие ванны и уборные казалось, что дом этот вовсе не дом, а откуда-то возникший и куда-то несущийся корабль.
     Комнат было много, и комнаты тоже казались безумными.
     Они были нарезаны по той не обоснованной здравым смыслом системе, по которой дети из тонко раскатанного теста, почерневшего в их руках, нарезают печенья – квадратом, прямоугольником, перекошенным ромбом… а не то схватят крышку от гуталина и выдавят ею совершеннейший круг.
     В таком кругу, среди прочих нарезков, мерзла широкоглазая художница Котихина, ученица Рериха, по внешности – индусская баядера[4].
     Ей было холодно, в комнате минус два, и своего белоголового сына по прозвищу Одуванчик она послала на добычу топора, чтобы, расколов очередной подрамник, растопить им буржуйку[5].
     Одуванчик пошел стучать в дверь к Копильскому, к Гоголенке, к поэту Эльхену, в русификации уборщиц – просто Олькину, и басовито ворчал:
     – Моя мама приказала топор!
     Копильский лежал и молчал. Красивый сосед, как прозвала его Фифина, выживал вон из комнаты сердитую собачищу, побитую хозяином за сожранный ею паек. Как попала к нему – неизвестно. От непрошеных посетителей красивый сосед не только припирал, он как-то припаивал обе створки дверей так, чтоб и щелочки не было.
     – Коль повадятся, они и в щелки пройдут.
     У Олькина от нажима дверной ручки грохнула баррикада, и просыпались из дверей в коридор беспризорные, охально куря папиросы. За ними вслед вытянулась, как в Radierung’ах[6] Отто Клингера, бесконечная голая рука сверхпоэта и добросила беспризорное барахло.
     У самой кисти руки гремучей змеей громыхнула манжета.
     Для выхода в свет поэт эти манжеты вбирал в рукава пиджака, и они, возглавляемые белым окаменелым воротничком, все втроем симулировали присутствие рубашки, которой под пиджаком не водилось.
     Однако вернемся к событиям этого дня.
     Художница Котихина, не получив топора, с налету села сама на подрамок – он, крякнув, рассыпался. Котихина затопила буржуйку. Снег на окнах ожил и пополз на пол ручьями, создавая весеннюю юную радость. Котихина с сыном согрелись, и так как дело было в бывшее Рождество, то оба стали украшать тогда еще цензурную маленькую елку[7] в цветочном горшке.
     Украшения елки гражданину, не посвященному в быт Сумасшедшего Корабля, могли бы показаться не подходящими к случаю. Котихина и сын белыми нитками привязывали одну за другой старые телеграммы и вешали их под ветви, как, бывало, хлопушки, пробуя пальцами, хороша ли раскачка.
     Превратив маленькое дерево в голову жены лешего, покрытую папильотками, Котихина зажгла на верхушке огарок и постучала в двери соседкам – прозаику Доливе и поэтессе Элан.
     Поэтесса пришла прямо от Блока, ее глаза не видали, она курила Сафо за Сафо и окурки совала во все, что имело отверстия: в обеденную кастрюльку с картофельной кожурой, в дверные дырки, в говорящие рты. Поэтессу бранили, она шелестела:
     – Я последняя снежная маска[8]!
     Прозаик Долива приветствовала освобождение женщины от кухни, деторождения и супружеских уз и клялась быть на страже, чтобы помочь своим сестрам нового пролетарского сознания не впасть в старое рабство.
     Едва гости вошли, Одуванчик, приставив к губам гребешок с папиросной бумагой, задудел "цыпленка".
     – Jacta est allea. Рубикон перейден! [9]– воскликнула Долива, щеголяя зараз собственной памятью и перевранным Юлием Цезарем. – На вашей елке, Котихина, африканские телеграммы. Признавайтесь, вы надели цепи домашней работницы, вы художнику Либину ответили "да".
     Действительно, папильотки котихинской елки были из телеграмм художника Либина. Он стосковался в Африке по снегам своей родины. Получив прейскурант достижений советского фарфора, где не однажды стояло имя Котихиной[10], с которой он некогда сам "ставил натуру", Либин немедленно вспыхнул рецидивом любви и запросил телеграфно и срочно согласия на брак.
     Обе соседки, поэтесса и прозаик, стоя на страже пролетарского быта, убеждали Котихину не предавать женской свободы, не поощрять африканского чувства. Котихина твердо держалась, пока Либин жил в Африке[11], но когда он стал продвигаться из Александрии в Берлин, по пути засыпая ее телеграммами стандартного содержания: "Целую и жду", – Котихина не устояла и ответила: "Еду".
     Соседки – поэтесса и прозаик, – отступая перед фактом сдавшейся крепости, пытались продолжить хоть защиту позиций. Теперь они убеждали Котихину не учить для Либина – как она вдруг надумала – "боярские танцы", тем более не выменивать своей лучшей картины на ускользнувшую из современности гречку, атрибут русофильства, то есть гречневую кашу.
     Но Котихина до конца отдалась атавизму своей женской природы. Под визг Одуванчика "Цы-пле-нок жареный…" назло соседкам она увенчалась кокошником и, прядая лентами, понеслась вокруг елки, прикрывавшей ветвями мешочки с крупой.
     Межсоседнее расхождение в мнениях могло б окончиться скверной коллизией, если бы против котихинской комнаты не жил квалифицированный токарь Зубатый. С этим токарем жила молодая жена в зашнурованных до колен модных желтых ботинках. Казалось, и спит она в них, либо просто так, не снимая, либо отвинчивая ноги в коленях и ставя их в угол. Жену звали как героиню Анатоля Франса – Таисией[12]. Ею токарь гордился, ее ревновал.
     Утром Таисия шла умываться к общему умывальнику при парадных дверях, где встречалась с другой очаровательницей коридора Фифиной и преднамеренно ворковала так громко, чтобы уходящие в Госиздат Копильский и красивый сосед могли ее услыхать:
     – Я прелестна мужчинам, они меня обожают. Мне особо идет сомовый абажур…
     Сейчас, покрывая последний этап жизни "Цыпленка", из двери Таисии в дверь Котихиной ворвался изумительный вопль:
     – Не топчи меня, не топчи ногами!..
     – Избиение! – сказали в ужасе женщины.
     Поэтесса Элан[13], выкатив круглые невидящие глаза, дошептала:
     – Она на полу… Он ей топчет живот! Ну конечно – первенец от любимого…
     И все вместе:
     – Скорей на защиту!
     В коридоре перед комнатой Зубатого стоял целый хвост из жильцов. Они комментировали вопль Таисии и смеялись.
     – Вырожденцы! – им бросили женщины.
     – Я не выйду за Либина, – простонала Котихина.
     – Ура! Сварим гречневой каши, – свожделел Одуванчик.
     – Не топчи! Не топчи меня ногами!.. – угрожающе, как мог бы кричать лишь намеренно гибнущий, увлекая за собою врага, хлестал уши пронзительный выкрик Таисии.
     Коллективом женщины навалились на ручку, наперли на дверь, ворвались.
     С разбега Котихина оказалась посреди комнаты перед Зубатым.
     В высоких сапогах, выбритый, аккуратный Зубатый, стиснув челюсти до игры желваков, рвал в мелкие клочья какую-то фотографию. Из клочьев под его ногами выросла уже целая куча пушистого снега, и он автоматически наступал на нее то носком одного сапога, то другого.
     Одновременно Таисия, усевшись в углу на диване под сомовым абажуром[14], перейдя в непрерывку, истошно кричала:
     – Не топчи!.. Не топчи!.. Не топчи!..
     Не успев осознать экспозицию быта, прорвалась и поэтесса в накопившемся пафосе:
     – В дни революции… топтать женщину!..
     Квалифицированный токарь Зубатый чуть отвел поэтессу рукой и с достоинством произнес:
     – Извиняюсь, гражданка, я только ейный фотографический кабинетный портрет.

     Смеялись мужчины, а женщины в конфузе разбрелись по углам, и каждая вновь растопила буржуйку.
     У Котихиной топора все еще не было. Она утомилась садиться сама на подрамок, и теперь с размаху хлопался на него Одуванчик. Но по сочувствию крякали оба.
     Прозаик Долива варила похлебку, а сын ее на велосипеде вокруг себя самого делал круги. Когда в гости к нему пришел другой недомерок, оба встали на головы и пошли на руках. Так как время от времени они тяжко падали на паркет, то поднялся снизу дворник и грозно сказал:
     – Ваша комната обратно записана на штрафной, потому как в жилых помещениях колка дров воспрещается.
     Детской затее хождения на руках дворник не внял и в предубеждении удалился. Недомерки кинулись прямо в уборную проверять свою драгоценность – обструкцию. Правдами и неправдами добыв зловонного содержания пробирку от химика, они ее тайно хранили до срока, чтобы, перед тем как им уходить в беспризорные, с шиком кокнуть ее в этаже коменданта.
     Из-за этой обструкции, просочившей заразу на весь коридор, хозяйки, шмыгнув носом, немедленно кинулись драть ни в чем не повинных котов. Разведя мяуканье в коридоре, хозяйки залегли на покой.
     Отмяукали наконец и коты, и писатели, восхищенные тишиной, водрузив для тепла возле самой чернильницы керосинку, сели писать.
     Увы, союз с музами был преждевременен. Трубач Евмей Павлович, отработав на трубе в часы службы, уже для себя самого снял со стены инструмент исключительно личных услад – мандолину.
     Пронзая звуками стены, он задренькал зумзумливо, как сотня комариков, в каждое ухо:

         Ночной зефир струит эфир…

     Наискось Сумасшедшего Корабля было кафе "Варшавянка". Вспыхнули там пленительно две белые луны, и две панны стали поить кофеем по-варшавски нэпманов, укрывших до времени свое состояние.
     Здесь уместна оговорка автора по адресу критиков, лютых в делах хронологии. Автор предполагает "взрывать пограничные столбы времени" и протекать мысленно в настоящем, прошедшем и будущем, связывая события лишь одной перекличкой персонажей и субъективной адекватностью ощущений. Ну, словом, по капризу совершать перенос "вечного возвращения" в простецкие дни недели.
     Петроград – Ленинград здесь порой будет воспринят, вообразите, Италией, и не только из-за пристрастия автора к парадоксу или вследствие навыков упраздненного символизма, а просто лишь потому, что по странной случайности автор пребывал в Торкватовой стране[15] не как люди – под непременным пламенем солнца, а под семенящим дождем, вроде нашего, отчего в промокшей его голове произошел легкий географический ляпсус.
     Сейчас, впрочем, перенос в вечный город произойдет по причине наипростейшей: реставрация Сумасшедшего Корабля вызвала к жизни двух панн из кафе "Варшавянка". А панны зажгли электричество в двух молочно-матовых лунах…
     Да, эти панны, звонкозубые, ясноглазые, обладали немодными, но роскошными формами и прической с начесом на самые брови. Они упрямо выпекали и в голодные годы сдобные варшавские баумкухены[16] и непостижимо тающие во рту пирожки.
     Покупатель войдет, они ясноглазо оглянут, вскинут начесы, прозвонят в унисон:
     – 3 чем вам? 3 варэнем? 3 орэхем?
     И с уничтожающей экспрессией, отмечающей ранги и классы, если бедняк долго рылся в своем портмонешке:
     – Певне, вам з макем?..
     Эти панны исчезли, и почти незамедлительно, после скандала с Сохатым – о нем в своем месте, – сейчас же принудительно требует память, одержимая образом пленительно вспыхнувших молочно-белых лун, короткого набега в тот недавний от настоящего год, когда в "Новостях" эмигрантских по поводу пребывания за границей трех-четырех писателей иронически возвещен был "съезд советский".
     Тогда, выступая для своих торг- и полпредслужащих в "Сальде-Жеографи", по причине ложных слухов, что эмиграция придет делать срыв, из чувства товарищества писатели советские вышли всем скопом.
     Однако чтение обошлось бесскандально. И Париж писателями был проштудирован. Дальнейшие впечатления у кого пошли в Чехии, у кого в Риме.
     Мы лично въехали в Рим на авто. До этого долго неслись по узким дорогам среди апельсиновых плантаций с обилием размноженных оранжевых "солнц на ветвях". Метафора заимствована у поэта, тем же, кому она викторина, поясняем, что речь идет об особом урожае чудесных по вкусу и виду апельсинов.
     За рощами, как водится, были и лиловые горы, и необычная радуга. На двух крепких столбах она сияла долго и твердо, не смазывая ни одного из семи лучей спектра. Под этой радугой, как под какой-то аркой истории, в отдалении шли народы, вздымая золотистую пыль. Народы приблизились – претесное стадо баранов. Пастухи, как жрецы, новорожденных держали за задние ноги вниз головой. Новорожденные, прядая, блеяли: "бэ-э-э…"
     Еще капризней отметились в памяти на золоте неба большие и черные крыши домов. Они почему-то поставлены были прямехонько на землю. Оказалось, они вовсе не крыши, а после трепки конопли сбитая плотно труха. Что город – то норов. Потом, как водится в описаниях Италии, плавал белый туман, а в нем плавали "зонтики пиний".
     Глаза еще утомляла ярость заката, еще горели мелкие стекла пригородных домов с окошками андерсеновских сказок, увитыми розами и плющом, еще качались на высоких колесах римские повозки с ярким зонтом – цветком над бочонком вина, – как небо сразу вдруг наполнила тьма, а впереди электричеством залило город. Сон ли, прорыв ли, как в рассказе Уэльса, нечаянным поворотом руля в какое-то новое измерение…
     Оттого, что мы приехали необычно – не по железной дороге, без всяких вводящих в новую обстановку переходов и встреч, без крика носильщиков, без восклицаний знакомых, – не получилось никакой постепенности включения в новую среду.
     Авто наш примчался откуда-то и куда-то, и воскресло, как в пребывании на Сумасшедшем Корабле, то приятное чувство непрочности обострения восприятий. Мы на новой планете, под новым, нам неизвестным законом…
     Вот Корсо, колонна Траяна с окопом вокруг. Там мяукают кошки. С фонарями старушки разбирают своих, а оставшихся кормят. За мостом через Тибр – башня Ангела и, как рыжее чудовище, переболевшее оспой, Диоклетиановы древние бани. По картинкам знакомые римские здания среди настроенных новых домов, как и мы, втиснуты в неизвестность. Закружили среди башен, фонтанов, церквей и вдруг сотрясли взрывом пьяцетту, вдруг стали. У нас лопнула шина. Мы вышли.
     В громадном бассейне трубили водою дельфины, дробились с рокотом струи, огни соседних остерий тонули и не могли потонуть. В глубине водоема видны были сольди, которые, по ритуалу, набросали за день иностранцы, чтобы еще раз им вернуться в Рим. Взад-вперед брели парочкой, как влюбленные, два полисмена в белых перчатках, блестя черными ремешками касок на крутых подбородках. Офицеры, короткие, большеголовые, с сплошным римским профилем, приглашали двух женщин на ужин. Под молочнолунным электрическим шаром женщины обернулись. Вот вскинут начесы, вот спросят:
     – Вам з чем? 3 орэхем? 3 варэнем?
     Ну конечно, они – ясноглазые, звонкозубые панны.
     Панны были те, но и вовсе иные. Быть может, панны были просто голодные. Они под руку с офицерами, а мы вслед за ними спустились в полуподвальный погребок.
     Там от самого пола и доверху бежали полки вдоль стен, и на них склад бутылок. Разноцветно искрились электричеством донышки, как средневековые витро. Гуськом сошли с лестницы музыканты. Скрипач держался за тучного молодого Нерона. Нерон начал петь под игру старика, сам играя глазами и золотыми зубами. На высоких нотах он плотоядно подрагивал телом, будто объедался звуками.
     На дне подвальчика за столиками были приметны оливковый, с желтым белком бразильянец и жеманный, напоминающий нечистоплотного селезня юноша. При особо наглых куплетах Нерона бразильянец щипал юношу за ухо. За ними в глубине сидели наши бывшие панны с двумя кавалерами, они изучали меню. Один офицер через плечо спросил что-то у панн, и было похоже по тону, каким, прибеднившись, ответили сразу обе, ну точь-в-точь как, бывало, отвечал им самим их непривилегированный посетитель в кафе "Варшавянка": "Нам хотя б з макэм!"
     Да, панны были голодные. Бедные панны зарабатывали свой ужин.
     Но эта обличившая их судьбу римская встреча была, как уже сказано, много позднее. Сейчас же, через улицу, наискось Сумасшедшего Корабля, пленительно вспыхнули две луны, и панны стали поить кофеем по-варшавски последних нэпманов, утаивших свое состояние. Туда же, окончив петь свой "Зефир", сейчас пойдет трубач Евмей Павлович, туда же, пересчитав свои скудные сбережения, направит свой растерянный шаг влюбленный в одну из панн – панну Ванду – педагог-бытовик Сохатый[17].
     Бедные писатели второй раз вздохнут, наконец предвкушая с угомонившейся мандолиной восторги безмолвия, и философ Давыд, отведя в угол стола все испанские матерьялы, разрешит себе выпить чайник морковного чая. В этот поздний час писатели пересядут на свои чуть теплые буржуйки, к себе притянут столики и, блаженствуя, отдадутся каждый роду своего сумасшествия. Увы, увы – и на этот раз, всего через миг, обманное безмолвие коридоров будет разорвано криком Фифиной. Она, как обычно, пробежит в этот час из одного конца в другой и вскричит с ужаснейшей провокацией:
     – Мужчины все подлецы! Мужчины все щипчики!..
     За Фифиной простучат сапоги. Под стук сапог кто-то рявкнет, как вепрь:
     – Не строй из себя хри-зан-те-му!
     Читатель, все в порядке. Вечное возвращение из дурной бесконечности внедрилось в простецкие дни недели.

Волна вторая

     В это утро комендант дома, сопровождаемый дворником, просунули оба, один за другим, головы в каждую комнату, населенную писателем, и сказали в октаву – комендант толстым голосом, дворник тонким:
     – Довольно, попользовалась интеллигенция. Пусть пользуется пролетариат.
     Чем именно попользовалась интеллигенция, они не разъяснили, но все знали, что мебелью.
     Гнутая, карельской березы, красного дерева, разнообразнейших калибров, почти вся с ободранным верхом, пошедшим на самоприкрытие, мебель в обилии наполняла литературные комнаты. Угроза конфискации была уже не раз, но сегодня оказалась решающей.
     Непосредственно за отбывшей к себе головой коменданта вошли здоровые мужики с лесного склада и с такой поспешностью выгребли дотла обстановку, что писателям, склонным к ассоциациям литературным даже в свой последний смертный час, показалось, будто мебель, как в известном рассказе Мопассана, сама пешком убежала из комнат.
     Самые хозяйственные догадались заблаговременно реквизировать канифасовые чехлы с умчавшихся диванов и сейчас, на зависть недогадливым, прикидывали, что именно можно будет из них спортачить.
     Перед писателями предстала сплошная пустыня паркетов, на которой им оставалось сидеть на одних собственных средствах. К протесту охоты не было. К тому же не знали, кому и куда надлежит заявлять. Новый быт, как когда-то вся наша планета, охлаждаясь из огненной плавки фронтов, дифференцировался постепенно, и еще нельзя было твердо сказать, где пределы возможностей учреждений.
     Границы полномочий были тогда – если здесь приличен атрибут божественный – безграничны. Например, Госиздат[18] – учреждение сугубо штатское – внезапно мог, как былой земский начальник или военно-полевой суд, объединить функции судебные и исполнительные, притом совершенно не по своему союзу рабпроса.
     Однако в тот день невольного превращения писателей в пустынножителей старинная иррациональность власти явилась истинной радостью. И благословен был товарищ Китов[19] за "натиск и быстроту" не по ведомству.
     Опустошенные писатели, покорившись без борьбы, уже было наладились, как они будут спать на многотомнейших классиках, обедать за энциклопедией или сидеть на современниках с автографом.
     Каждый писатель, кроме пайкового мешка, который нес сам, ввозил обязательно в свое обиталище на спине беспризорника или рикши из последних тенишевских гимназистов[20] несметную кучу книг. Едва попав в угол или к писателю под постель, книги множились вроде как почкованием – обитатель Сумасшедшего Корабля обрастал не бытом, а книгами.
     Сейчас, едва у каждого под собой оказалось собрание чьих-нибудь сочинений, пронеслась весть, что идет "любимец публики" Геня Чорн со своей труппой. Превалирование воображения над прочим умственным багажом было в голодные годы спасительно. Геня Чорн – импровизатор-конферансье, обладавший даром легендарного Крысолова, который, как известно, возымел такую власть над ребятами, что, дудя на легонькой дудочке, вывел весь их мелкий народ из немецкого города заодно с крысами, – Геня Чорн сорганизовал недомерков мужского и женского пола из всех кают Сумасшедшего Корабля. Сейчас он вознес римский свой профиль и скомандовал:
     – Встреча флотов Антония и египетской Клеопатры. За отсутствием кораблей и подходящих героев действие будет представлено одним первым планом – игрой восхищенных дельфинов. Дельфины, резвитесь!
     Геня Чорн одним профилем возбуждал честолюбие труппы. Дельфины-недомерки, чтобы перенырнуть друг друга, в кровь разбили носы. Пострадавших восхищающий Чорн вывел перед всеми и сочувственно возгласил:
     – Почтим плеском ладоней героев труда!
     Затем перешли к гвоздю труппы – "Посадка в Ноев ковчег и коллективное построение слона".
     Менее доверчивый к божьему промыслу, чем праотец Ной, Геня Чорн заявил, что в ковчег сажать будет не "пары чистых с нечистыми", как до революции было принято, а созвучней эпохе – для защиты ковчега в него первыми сядут войска.
     Сам ковчег объявлен был невидимкой, как приставший к пристани на реке Карповке у Дома литераторов[22], – но парад погружаемых войск был вострублен.
     Протопала тяжко пехота, резвей – кавалерия и, наконец, несколько непристойно подчеркнувшая свой род оружия артиллерия. Публика развеселилась и, сидя на энциклопедическом, как на былом мягком, писатели ждали, как дети, каким образом Геня Чорн введет нерассыпанным в узкие двери уже громко трубившее хоботом коллективное построение слона.
     Однако в тот бурный день показательной этой посадки писателям не пришлось увидать. Потому что как бомба внеслась чудесная, неистовая Ариоста[23] спасать положение.
     Ариоста, страшно умная, была рождена самим Гёте в период восточных его увлечений и воспетых диванов. Едва услыхав о событии с выездом мебели, она, не разобрав виновных, по своему темпераменту трибуна, наскочила бранить пострадавших:
     – Отсутствие инициативы… пережитки Чехова… По эмпириокритицизму… По второй части "Фауста"…
     Словом, Ариоста, пользуясь некоторой тугостью уха как преимуществом, ей создававшим иммунитет от всяких внешних воздействий, всем извергла на головы свое трансцендентное возмущение происшедшим.
     Однако, в свою очередь, она потерпела контрнападение пострадавших, и, когда разобрала, в чем дело, Ариоста, будучи отличным товарищем, налилась новым азартом для защиты писателей и без ясной логики, но с оправданной интуицией понеслась по линии всем привычных профессиональных рефлексов – сдачи рукописей и получки авансов. Короче говоря, неистовая Ариоста своим красноречием обрушилась в Госиздат.
     Не дав опомниться самому… самому товарищу Китову, Ариоста примчала его, судя по скорости, вроде как на самолете, в Сумасшедший Корабль.
     И вот, подобно Ариосте, без должной логики, оружием характера, как уже сказано, не военного, а всецело от "мозга страны", товарищ Китов, ведавший исключительно книги, возвратил мебель бывшего дома Ерофеевых "в первобытное состояние" – так писалось в рапортах царских времен о солдатах, после службы внедренных на родину.
     Разгорячившись, товарищ Китов подкидывал вверх пушистою головою и кричал на похитителя мебели:
     – Где это видано?.. Где это?..
     Заикался превысивший власть комендант:
     – Занумерована… внесена в книги…
     – Где это?.. Где это?..
     И, приставив кулак к левому уху, услышала Ариоста вместо "где это?" – "Гё-те". На лице ее проступило блаженство, она проникновенно сказала:
     – Вспомнил Гёте – значит, все хорошо.
     И действительно, после последнего вскрика товарища Китова: "Мебель вернуть!" – похититель стал меньше ростом и дал клятву: "Незамедлительно".
     Товарищ Китов круто перевернулся, пропушистел поднятою головой и исчез, как явился.
     А вечером пустынножители с восхищением созерцали, как двери их комнат распахнуты в коридор были настежь и в каждую комнату, скрывая под своей громоздкостью фигуры людей, опять пешком, как ушли, вошли вещи.
     Кружилась голова. Из-за мебельной эскапады прохватил всех сквозняк, и к ночи сделался жар. И приятен был холод круглой комнаты, перешедшей к автору после Котихиной, на зов любви уехавшей все-таки в Африку.
     При царе жил здесь китайский посланник. У него были в этом алькове, где тайно свалены ныне дрова, то ли китайские пытки, то ли китайские утехи любви. Один из недомерков нарисовал на плафоне знаки зодиака. При температуре даже не сорок, если глазами уткнуться в созвездие Рака, оно тихо двинется с места, а вслед за ним и вся комната вообразит себя вдруг отдельной планетой и станет плавно кружиться. Вылущится полегоньку из стен Сумасшедшего Корабля, сорвется, пронесется по Мойке, взмоет высоко, чтобы не задеть ей домов, и ухнет в Неву. Качаясь на водах, как круглая банная шайка, попавшая в громадный бассейн, комната выйдет вместе с волнами в залив, обогнет морду "собаки" и мимо Бельгии и Германии…
     Дальше за комнату отвечать не могу. Передо мной Рю-де-Гренель и обычный полпредовский прием. На улице переодетые французские шпики и полиция явная стерегут от своих и от наших.
     Особняк, старый помольский, лестница в мягких коврах, лакеи вверху, лакеи внизу. Верхние с золотообрезным карнэ[24] – в него вписывают поочередно фамилии и, как в опере, анонсируют. И, повинуясь парадному ритму лестниц и декламации анонса, будь хоть стопроцентный коммунист, как Вайян-Кутюрье, как наши торг-и полпредские, – все без исключения проходят пространство от двери к колоннам не обычной своей походкой, а как лошади в цирке – гарцуя.
     Так порой лишь одно наблюдение походок привести может к признанию целесообразности перестройки старого быта. Отсюда все преимущества познания опытного над познанием теоретическим.
     Однако прием был в разгаре. Диваны и кресла вокруг круглого столика с прекрасно одетой и милой madame la polprode полны были дамского щебета. Фраки же, пиджаки и толстовки разбились кучками от одних широких окон до других. С аристократической простотой дипломата их все обходил особо любимый французами наш умный полпред.
     В женском кругу и феминистки, и журналистки, но больше всего просто жены своих знаменитых мужей.
     Ну, словом, сама и жена.
     Не имея склонности к плагиату, возвращаем немедленно авторство этих слов по принадлежности. Слова эти не что иное, как реставрация плохой "вечной женственности" в новом быту. Они – порождение советских курортов. Многопудовые больные, идя в "грязь" за заслуги мужей, на вопрос, от какой они организации, отвечают, себя обожая: "Я – жена". Они же с иерархическим высокомерием бросают по адресу трудовых элементов, попавших по праву личному: "Это – сама".
     Сама и жена – не весь ли женский вопрос в двух словах?
     На приеме у полпреда был редкий сорт совместительниц. Так, мадам Тюдон, автор и переводчица, по виду наша шестидесятница, в старинных перчатках-митенках без пальцев, для наглядной демонстрации притащила из кучки мужчин своего сухопарого друга, похожего на старую англичанку.
     – Ну, разве можно сказать, что ему уже семьдесят пять? Он умен, он хитер, он немножко интриган и, уверяю вас, крепок, как молодой тростник. Ну, иди, Тюдон, интригуй. О, его прошлое изумительно… – Жена торопилась, словно муж был товар, который во что бы то ни стало ей надо сейчас, здесь продать. — Во время войны он был в Швейцарии. Он антимилитарист… Он сейчас пишет книгу о вашем Союзе. Уверяю вас, он гораздо значительнее Корюса. О, я лично обижена, почему в вашем отечестве прославлен именно этот Корюс? Между нами говоря, во Франции ценят только его литературный дебют – сейчас всеми забытые стихи. А прозу… Про его прозу с улыбкой говорят: "A, Corus – c’est bon pour les misses"[25].
     В кучке писателей выделялся Копан — короткий, коренастый, ярких цветов, чертоват. И не только из-за волос, начесанных, как у провинциального Мефистофеля, закорючками на виски, а всей своею коварной повадкой. Сказать – французский Ставрогин перед тем, как ему взять за нос губернатора и провести через зал. Бирюзово ярок глаз, улыбка фавна – иронична и ослепительна от множества ярко-белых зубов. Он улыбается нарочито вдруг, совсем будто щелкун, перед тем как ему кракнуть орех. И все кажется в нем озорно, все со зла. Человек с таким лицом, если не уходит в очень организованную работу, непременно сходит с ума.
     Отдаленно сходство с Блоком по светлоглазой жестокости, но этот – злой, умственно острей, неблагополучней и меньше поэт.
     Рядом провинциальный Вальбель со своим style coulant[26]. Обволакивает речь если не медом, то каким-то полезно-пресным тестом. Про него намедни пресмешно написал в газете какой-то хвалитель: "Эти зрачки доброго хирурга смотрят сквозь очки терпеливо и с решимостью быть очень хорошим человеком".
     Оказывается, для французов подобное совсем не смешно, и сам Вальбель в предисловии к своей книге довел до сведения читателя то, какие нескромные, но добродетельные мысли посетили его в день собственного сорокалетия: "Я перебрал все способы завершения человеческой личности и остановился… на святости".
     Вальбель топит собеседника в своей глуховатой, усыпительной, как качка в старом рыдване, речи, пересыпанной отступлениями с открыванием америк вроде: "Гуманность, знаете ли, прежде всего» или: «В отношениях между людьми хороша искренность".
     Когда он делал турне по Союзу, он у нас в Ленинграде был как-то умнее и проще. Обедая в небольшом кругу писателей, с понятным усердием напирал на редкий у них caviar[27], а с водкой, чтоб не выпить лишнее, превесело маневрировал, укрывая за графинами рюмки полные и опрокидывая себе в рот пустые. Даже на поэта Озорного смотрел без всякой позы, отечески сочувствуя его намерению, от которого юношу едва удержали друзья, стать, вопреки здравому смыслу, на голову и, только подняв ноги вверх, угостить французских гостей звучанием собственных рифм.
     Кой-кому на приеме французы предложили билеты на посещение торжественного заседания в Сорбонне по случаю rеntvee de l'Academie – открытия зимнего сезона наук.
     На коричневом толстом билете стояло: "Церемония будет иметь место в большом амфитеатре. Во время торжественного заседания диплом и знаки титула honoris causa[28] будут вручены…" Тут следовало поименное перечисление десятка профессоров медфакультета от Копенгагена до Колумбии.
     Вот он, этот коричневый билет с латинскими почетными званиями. Один взгляд на него вызывает в памяти заседание в том здании, перед которым в узком проулке сидит мраморный Огюст Конт.
     От древних времен в Сорбонне уцелела одна шапель XIII века с реставрацией в XVII на средства герцога Ришелье – того самого, которого все одесситы почитают "своим". Этот герцог в Одессе стоит на бульваре, как символ весенних свиданий; к нему же, вместо черта, отсылают друг друга торговки: "А ну тебя к дюку…"
     Да, этот дюк зараз деятель наш и французский. Он не "захоронен", а только похоронен здесь, и прескромно. Но самая великолепная гробница принадлежит не ему, а его предку – еще знаменитейшему, чем он, – кардиналу Ришелье. Это к сведению тех русских, которые неудержимо радуются, перебивая гида при одном звуке одесского имени. Они полагают, что именем Ришелье облечены были не два, а одно и то же лицо, притом при Александре I бывшее в Одессе губернатором, а при Людовике XIII во Франции кардиналом. Великолепная гробница в шапель Сорбонны, подчеркиваем, не дюка, а предка дюкова, кардинала, – претонкая скульптурная группа, где изнемогшего от трудов Ришелье поддерживают две прекрасные женщины – наука и религия. Стиль помпезный и страшный – "стиль иезуитов". Вспомнился наш Эрмитаж и там Зурбаран с тяжким бархатом золотом шитых одежд, с орудиями пыток и демонской святостью испанцев.
     После шапель вошли в залу Сорбонны. Великолепие люстр, амфитеатр наряднейших дам. Точка в точку в назначенный час ударила "Марсельеза". Здесь она звучит веселее и легче, чем у нас, под нее можно тут пойти в пляс.
     В средневековых робах и шляпах разнообразных цветов вошли академики факультетов. Как хихикнули бы у нас при виде знакомых, лысеньких и с брюшком, без улыбки шуршащих необычайной парчой. Здесь – одна гордость, одно умиление.
     – Вон наш папа в зеленой опушке...
     – Все юристы с лиловым, вон наш...
     Ректор Сорбонны, в окружении средневековья, выдавал дипломы другим старичкам, пока еще простым фрачникам. Но с дипломом в руках старички уже подлежали и шляпе, и робе. Их, как архиереев, тут же облекали, торжественно и публично, соответственно рангу.
     Новоодаренным аплодировали, им играли туш. Они, прослезившись от умиления и старости, накланявшись во все стороны, прошествовали на места, приложив по платочку к глазам.
     У русских было смущение от невинности европейцев, совершенно невообразимой для насмешливости нашей природы, к тому же приперченной достоевщинкой. У нас даже в интимной беседе едва распустят чувство, как, гляди, уж прикроются наплевательством, которого, может, в таком количестве вовсе и нет. Но все-таки, чтобы расслабеть столь публично, в средневековой робе и шляпе, под туш медных труб? Однако мы не возьмемся так уж просто сказать – перероcт ли именно у нас в этой области чувств или, напротив, от зашибленности историей, недорост.
     Автору вдруг неловко за им выбранный метод изложения по принципу ассоциаций. Он боится, чтобы, как в «дедке за репку», не впасть в дурную бесконечность. Но что поделаешь, если с заседанием в Сорбонне аукается и торжественный вечер десятилетия революции, устроенный на Рю-Кадэ в зале масонского "Grand Orient"[29].
     Французский историк, в семье которого пришлось в этот день отобедать, посылал нас спозаранку, то и дело смотря на часы.
     – Только не опоздайте! Я знаю – русские способны опоздать на целых десять минут. Я раз был на званом обеде с русским, он заставил себя ждать и даже… даже не был в отчаянии, что опоздал.
     Нет, мы не уронили отечества, мы не сказали, что, если на пригласительном билете начало в восемь, это значит, что надо быть только в девять. Мы с наружным доверием ушли вовремя, как хотелось французу. Он нас провожал, волнуясь отечески:
     – У вас сегодня день события, в истории не бывавшего. Это не под стать коронованию в робы копенгагенских медиков, которые коронуются, сколько им влезет. Но вы верно отметили, что у нас и это обычное ежегодное торжество открылось в назначенный миг… Не опоздайте же!
     Да, из патриотизма мы пришли только на полчаса позже.
     В зале была пустота. Высоко с помоста, намного больше натуры, привычно щурился портрет Ильича. Люди без пиджаков, еще вполне буднично, вешали по стенам алые драпировки. Народ привалил сразу и вдруг и, как водится, вдвое больше, чем было мест.
     Среди всех промелькнул ярко один – невысок, белоглаз, сабельный шрам на лице. Подсознательно екнуло и, предупреждая об опасности, дернулось лишний раз сердце. Что-то всплыло на миг. Нет, не вспомнилось…
     Докладчики были с чувством, но в речи не опытны. Их сменили певцы. Из любезности к французам русские спели по-французски народные русские песни.
     В антракте, пока все еще сидели, опять прошествовал по проходу тот, особенный, с сабельным шрамом через все лицо. И вправду ли, нет ли, но зашептали ряды его имя, то самое, при звуке которого на большой киевской площади врассыпную шарахались кони, бросали люди товар, а перекупки, укрывшись в подвалах, аж на самую голову задирали свои спщницы. Словом, имя то было – батько Махно.
     Было дико, что его не хватают, что он вышел, как вошел, что ему вслед не цокают пулеметы. В довершение необычности впечатления – француженка, корректор французской газеты, сказала, что он на днях был у них в редакции и очень настаивал на прибавке особой заметки к злободневному процессу убийства Петлюры. В заметке стояло, что поминать имя de Makno рядом с de Petlura[30] не годится, ибо антисемитизма в его войсках никогда не было.
     Под утро, когда круглая комната перестала кружиться и двинулась прочно в Сумасшедший Корабль, прозаик Долива вышла первая в коридор.
     В окнах стыл ватный туман. Над умывальником лампочка раскалилась и, перегорая, стала как орудие пытки в стеклянном колпаке. На подоконнике сидели два недомерка второй ступени. Они разбирали "Мертвые души" с социальным подходом и уже окончательной непричастностью к гнилым навыкам старого быта.
     – Ну, кто, по-твоему, будет Чичиков?
     – А черт его знает кто. Ты знаешь?
     – Я знаю. Чичиков был инвалид. Он то и дело звал Петрушку себе снять сапоги.

Волна третья

     В нижнем этаже были коридоры, окрещенные именами там живших писателей. Еще были залы безвкуснейшей роскоши, с плафоном, где при щелканье выключателя вспыхивали не лампочки, а, как гордились бывшие слуги, "нинифары, водные лилии". В альковчиках мавританского стиля укрывались влюбленные парочки или высыпались беспризорные писатели, провинциалы, еще не включенные в Сумасшедший Корабль. Как в институте благородных девиц, был ряд умывальников, и случалось, проходя на кухню, вдруг услыхать несовременнейший окрик:
     – Эй, послушайте, подойдите. Поговорим о Логосе.
     Это кричал, чистя зубы, Акович[31], свободной рукой зажав крепко в ладони жестянку с зубным порошком. Он ею вдруг делал торжественно пригласительный жест, подобающий теме. Избранный собеседник останавливался то ли с мискою, наполненной порционным супом из воблы, то ли с миской пустой, и начинался изумительный разговор с экспозицией догматических тонкостей, с пересмотром… вселенских соборов.
     В редкие минуты, когда несогласный собеседник успевал вставить в водопад эрудиции Аковича свое мнение, тот, не любящий возражений, не отдавая отчета себе в том, что делает, вдруг набирал непомерное количество порошку и, как щеткой по сапогу, ерзал яростней по зубам, разбрызгивая по всему сухому и твердому, обтянутому прекрасным желтоватым пергаментом лицу белые брызги мела.
     – Кто со мной может спорить! Я жил на старом Афоне целый год. У Тихона Задонского… У Плотина…
     И в результате часовой беседы, остывшей похлебки, испачканного долгополого сюртука, Акович тряс руку и шептал:
     – Человек рождается с Фаворскими кругами внутри… По кругам этим воля должна взлетать все выше… вот основное в художественной элевации. Без этого не бывает великого искусства. Без этого лучше прыгать в цирке через стулья или головы, изумляя ловкостью, но не потрясая сердца. Нет, не потрясая сердца.
     По вечерам в особо холодные дни или задержки с разноской по комнатам дров можно было наблюдать в кухне необыкновенное зрелище.
     Немалая толпа вокруг еще теплой плиты. На плите же сидел хрупкий и зябкий Акович в старомодном своем сюртуке и полемизировал с ерофеевской бывшей челядью ни больше ни меньше, как о чистоте православия. В подчеркнуто пафосном стиле он цитировал известных и неизвестных даже церковникам еретиков. Вызывая их к жизни и обставившись еретиками, как Дон Кихот ветряными мельницами, с вдохновенным лицом пророка Акович их разбивал шаг за шагом ортодоксальнейшим Афанасием Великим[32].
     Это был неподдельный огонь, это был талант проповедника, влюбленного в тончайшую работу мысли. Ерофеевская прислуга, не понимавшая в речи Аковича ни аза, тяжко вздыхала, лила подчас слезы по тому же принципу, как описанный Гончаровым слуга Валентин: чем непонятнее, тем чувствительней. Но случайный свидетель, способный оценить импровизацию Аковича, останавливался, сраженный блеском эрудиции, вдохновением и жестом пророка, и радостно молодел.
     Прислуга ерофеевского дома любила сердечно Аковича за "простоту", за один факт сидения вот так, на плите, за его экзотику, бессознательно воспринимаемую как праздник среди однообразия ежедневной уборки огромного помещения.
     И потому в тревожные дни, когда можно было ожидать нашествия белых и всех последствий, с ними связанных, с материнским чувством говорили кухарки:
     – Ну, уж нашего Яковича мы не дадим. Хоть он и еврей, но, как апостолы, русский.
     Кухонная плита остывала. Кто-нибудь почтительно трогал черный сюртук:
     – Осипнете, Якович. А ведь у вас на завтра доклад.
     – И печка вам стоплена. Сейчас у вас потеплее, чем тут.
     – У меня теплей? В самом деле?
     Стремглав, как юноша, Акович срывался с плиты и пролетал через коридор своего имени к себе в комнату.
     Помнится, юный Жуканец[33], сетуя, что импровизация Аковича не будет использована печатным станком, создал утопическую инвенцию, созвучно времени, на базе утилитарнейшей.
     В грядущих колхозах он предположил внедрить поэтхозы, где творческий дар – величина вот-вот математически на учете – приспособлена будет для движения тракторов, причем творцам предоставлена будет наивысшая радость петь, как "певец" у Шиллера, только о чем запоется и только потому, что им невозможно не петь. Выгода отсюда будет двойная: для индустрии сила отойдет максимально, а так как благодаря счетчику-обличителю эту творческую силу подделать уже нельзя, то само собой будут выбиты из позиций и "псевдописатель", и "кум-критик". Один настоящий творец, он же двигатель трактора, взят будет на полное хозснабжение. Те же писатели, от работы которых не воспоследует передача сил и трактора от их словес не пойдут, как профессионально себя не нашедшие кооптированы будут в отдел ассенизации города.
     Но, увы, энергия вдохновений в настоящем была все еще величиной не математической, а напротив того – весьма спорной.
     Запомнился автору тот морознейший день, когда на кухне прислугой ерофеевского дома, если можно так выразиться, установлен был прямо скульптурный синтез оценки с утилитарной точки зрения творчества, "из которого сапог не сошьешь".
     По причине мороза и скудости топлива трубы лопнули. Водопровод стал, и создались натуральные, всем известные в те годы, печальные неудобства. Неудобства же привели к следствиям. По ночам то тут, то там открывались форточки. Из форточек выпадали или коробки от бывших конфет с каким-то увесистым вкладом или просто отлично перевязанные крест-накрест пакеты. Пакеты нередко попадали в прохожих.
     Однажды пакет в синей "сахарной" бумаге ушиб сторожа Катова. Катов отметил, чья именно форточка, и в порядке дня, при обсуждении кухонных распрей и дел, поставил "пакет" на повестку.
     Искали виновного. Владельца форточки Катов назвал и выругал, предполагая, что он виновный и есть. Но едва пакет пошел по рукам, тотчас кто-то ввел корректив:
     – Пусть себе форточка Иксова, но на столько Икс не наест. Где заработки у Икса?
     Еще все сказали с презрением к самой профессии обвиняемых:
     – Не только Икс, никто из них на столько не наест. Кому они надобны? Сапоги из них шить?
     И резолюция:
     – Нет, это не ихнее. Это может быть только от кого из бывших. Ну, бывшие, понятно… все-таки не одни книги, они вещи припрятали. А вещи – не книги. У наших же, что в самих себе, что из себя, – весу нет.
     В углу коридора имени Аковича была комната, узкая, как труба, с неудобной буржуйкой. Там лежал и не жаловался писатель Копильский[34]. Буржуйка в ногах его превратилась в домашнего зверя, вроде собаки, которую не надо было кормить. В дни дождей у него потолок протекал, и собака струила потоки. Копильский продвигался на подушке повыше, но мер не принимал. Иногда ему раздобывали от красноармейцев, чинивших мостовую, торцы, и железная собака, разинув пасть, жадно дышала огнем. Копильский, если был уже покрыт своим ватным пальто, его не снимал. Лакей из бывших ерофеевских, по имени Ефимыч, к нему особенно привязался за эти его барские, как почитал он, замашки и усердно, по собственному почину, охранял Копильского, не допуская будить его на заседания, когда бы они ни начинались и сколько б его ни убеждали, что товарищ Копильский довольно поспал. Ефимыч распяливал руки, как коршун крылья, и не без ядовитости говорил:
     – Вот писателю Деркину хорошо б поменьше поспать, как они по матери ругаются, а у нашего здоровье хлипкое, они толком и черного слова не знают.
     По вечерам в узкую комнату, как в нежилую, собирались для любовной диалектики парочки. На диванчике, плечом к плечу, как на плетне воробьишки, оседал целый выводок из школы ритма или из студии или просто сов- и пишбарышни. Они чаровали писателей. Они вступали с ними в новый союз и, если надо, заставляли расторгать союз старый.
     Завистницы говорили, что здесь назревало умыкание одного поэта одной грузинской княжной и поэтессой.
     Все жили в том доме, как на краю гибели. Надвигались со всех фронтов генералы, и голод стал доходить до предела. Изобретали силки для ворон, благо в книжке "Брестские переговоры" вычитали, что прецедент был и немецкие военные чины ворон уже ели. От чувства непрочности и напряжения обычных будней уж не было, и сама жизнь стала вовсе не тем или иным накоплением фактов, а только искусством эти факты прожить. Ни обычных норм во взаимоотношениях труда и досуга, ни необходимости носить те или другие маски, вызываемые положением или доселе привычной иерархией интеллигентских оценок.
     И вместе с тем именно в эти годы, как на краю вулкана богатейшие виноградники, цвели люди своим лучшим цветом. Все были герои. Все были творцы. Кто создавал новые формы общественности, кто – книги, кто – целую школу, кто – из ломберного сукна сапоги.
     Бегая вверх и вниз по лестницам Сумасшедшего Корабля, наблюсти можно было, как появление во всеоружии из головы Зевса Афины, – зачатие и рождение "китайского метода" в одной удивительной голове. Эпитет "китайский" присвоен методу потому, что, как утверждает Жуканец, прототипом его являются работы известных андерсеновских мандаринов на предмет замены улетающих в лес живых соловьев – соловьями заводными.
     Голова эта – хорошего объема – отдаленно напоминала тюленью, лицом же – двух русских императоров: курносого Павла и Александра III в его бытность наследником. Еще еврейского апостола с картины Иванова, который значится под авторской ремаркой "Сомневающийся", если сбрить ему бороду.
     Однако хохот его, остроумие, щедрость "гуляки праздного" в растрате творческих сил был только "прием", а слушатель – только "опытное поле". Весь блеск, шум, раздача была проекцией в быту его особого вида литературных работ. И еще, быть может, это была самозащита, вроде как у морского животного сепии, которое, чтоб лучше спастись или прикрыть свой истинный путь, из себя же пущенной краской мутит воду и плывет вглубь, где ей безопасней. Умный человек, аналитик, и по тому, как он взвесил свои все возможности, чтобы состричь с них побольше купонов, – аптекарь.
     В нем существовали все виды литературного дарования, ни одно не доведенное до последнего мастерства, потому что аналитик перехватывал в нем по дороге художника, его выслеживал, разлагал и, как муху, накалывал на свое жало критика.
     Если бы не табунная близость жизни Сумасшедшего Корабля, то понять истинную природу такого человека, как он, было бы невозможно. Столько чудесной стратегии хранил он при всей видимой экспансивности.
     Но в те дни обнажены были и у него если не все мысли, как у других, то хоть игра лица. Из-под мохнатой папахи не всегда дерзило улыбкой мелкое, в чертах и значительное только при черепе лицо. Очень умные глаза бывали печальны, и голос, как у юноши при переходе в зрелость, ломался и выдавал сложнейшими интонациями почти хроническое его неблагополучие, хотя он говорил этим голосом совершенно не личные вещи, а из истории литературы или разбойничал на подручном бытовом материале. Скандалил из-за трубочиста, из-за отопления, из-за единоличного захватного права на мраморный, прозванный кем-то "афродизианским" умывальник с двумя душами. Он плескался так громко, живя в верхнем этаже, что ерофеевская прислуга внизу по его верблюжьему фырканью определяла, дома он или нет.
     Согласно услышанным сверху звукам проводили к нему посетителей – от соратников по "китайскому методу" до ассуров, чистильщиков сапог, очень схожих с чертями. Еще было такое от него впечатление, что после каких-то жестоких утрат он вернулся к своему вконец разоренному внутри хозяйству, умнейше организовывает его и вот-вот выкинет имя фирмы, чтобы скрыть индивидуальный свой крах. Имя фирмы он выбросил – метод.
     В нем пленяла в те годы невозможность какого бы то ни было отдыха. Им восхищались, он волновал.
     Вот он и тот голубоглазый, легкий, возможно, козлоногий юный фавн – смехом, шумом и самими собой наполняли особенно Сумасшедший Корабль.
     Юноша-фавн[35] запомнился как перепроизводство энергии, как мальчишеское озорство в единоличном кинофильме с излюбленным публикой номером – "Фамильный бриллиант пролетарского писателя Фомы Жанова". Торжеством постановки была благодарная депутация матерей города к писателю Фоме Жанову за частое их поминание в его творчестве.
     По годам фавн был просто мальчик, и звали его просто Вова. Казалось, он так разбежался, что конца нет разбегу. И кто ж знал, что остановка так скоро и остановит разбег сама смерть.
     В то время как нижним этажом хозяйственно распоряжались численные по количеству, но однородные иерархически бывшие слуги этого дома, в этаже верхнем царила самодержавно Феона Власьевна. Она была высока, в движеньях плавна, седовласа, вельможна. В ее комнате был с лампадкой киот, под часами вожди, на постели кружевной пододеяльник. Была она набожна, но вместе с тем почитала современных властей за победу, любила почтенье и с достатком жильца. Неимущие писатели казались ей даже не бывшими господами, а просто прохвостами. Зато Евмей Павлович, по службе трубач, частным образом бравший заказы на починку часов, был ею немало ценим. Он, в свою очередь, звал ее "тетенька" и на сковородке приносил на общую плиту не конские ноги, как все прочие, а сплошную старорежимную говяжью вырезку первый сорт.
     Впрочем, этот Евмей Павлович своими преимуществами унижал недолго писателей. В один пайковый день, когда все столпились на кухне, Феона Власьевна сконфуженно объявила, что Евмей Павлович съехал.
     С тех пор на коммунальной плите водворилось одно беспросветное меню литераторов – вобла тушеная, вобла вареная. Евмей же Павлович, как все узнали доподлинно, из Сумасшедшего Корабля выехал не по собственной воле, а вполне принудительно и прямехонько в узилище, ибо проел на первосортной вырезке все доверенные его частной починке часы.
     Кухня была местом, где можно было получить неожиданный бытовой материал, и писатели здесь охотно толпились. Увы, педагог-бытовик Сохатый оказался в смысле карьеры полной жертвой подобного материала.
     Он заинтересовался рассказами уборщицы Дарьюшки про чудотворного целителя Епимаха. В те годы плавки быта в моду вошли выступления живцов с коммунистами и вполне штатскими атеистами. В те годы, как пышный расцвет перед увяданием, торопились заявить себя все разновидности сект. К Епимаху уговорились съездить втроем – Феона Власьевна, Дарьюшка и Сохатый.
     Педагог Сохатый был влюблен в панну Ванду из кафе "Варшавянка" и хотел пойти с нею в загс. Сохатый Ванде не понравился, но об упраздненных титулах панне мечтать тоже было нечего. Между тем Сохатому обещан был зав. За завом могли двинуть инспектора и, кто ж ее знает, всю головокружительную карьеру Москвы. Словом, панна Ванда, кое-что взвесив, давала надежды Сохатому.
     Сегодня ее не было в кафе "Варшавянка", а сестра ее, рассмотрев на Сохатом американский костюм из сукна Дома ученых, благожелательно рассказала:
     – Панна Ванда, проше пане, муси быть в Децком Селе и сегодня, и завтра.
     И адрес дала – в Колонию на одну из дач Мейеров.
     – Изумительно! – воскликнул Сохатый. – У меня в той же Колонии и, вообразите, на такой же даче Мейер живет брат с сынишкой. И их именно завтра хотел навестить.
     – Езжайте, Ванда бенде задоволёна, – любуясь невинным измышлением влюбленного, улыбнулась сестра.
     Однако у Сохатого действительно жила в Детском родня и действительно у одного из бесчисленных Мейеров.
     Сохатый на другой день поутру раздобыл на толкучке у бывших людей для племянника палочку с лошадиной мордой, панне Ванде в презент, за отсутствием конфет и цветов, снял со стены свое холостое сокровище – гравюру чудеснейшей Афродиты и уложил ее бережно в казенный портфель. Окрыленный по-весеннему разлетайкой, он помчался с ближайшим поездом в Детское.
     Перекладывая много раз портфель и лошадку, Сохатый посеял записочку с номерком дачи Вандиного Мейера и решил сперва заехать к брату, чтоб от другого своего знакомого Мейера узнать про квартирантов Мейера незнакомого.
     "Молочницы выделяются в хвост" – прочел Сохатый в Детском первую строчку только что вывешенного плаката и развеселился. Но малограмотные бидонщицы, не поняв, плюнули и ругнули советскую власть за похабство.
     Сохатый шел по аллее, сопровождаемый криком влюбленных грачей и зеленеющим овощем огородов. От избытка весенних эмоций и желая потешить сюрпризом племянника, он перед дачей первого из Мейеров зажал крепко под мышкою портфель с Афродитой, сел на лошадку верхом и, взнуздав ее, с криком – но-но! – стал огибать клумбу. Близорукий Сохатый подъехал к балкону. На балконе в бланжевом пеньюаре была… панна Ванда.
     Ну что бы Сохатому слезть мигом с палочки, самому первому рассмеяться, пленить панну Ванду инвенцией и легкостью… ну, словом, из погибшего стать победителем? Увы, педагог Сохатый ничего такого не сделал. Напротив того, он в конфузе решил, что сейчас в его положении будет всего незаметней продолжить и кончить на "лошадке" объезд вокруг клумбы.
     Он прибавил рыси и в своей ветром раздувшейся разлетайке с повторным криком – но! но! – выехал так же, как въехал на палке верхом.
     Только на улице, за калиткой, под звонкий смех панны Ванды, он сломал об колено игрушку и далеко в огороды закинул куски.
     Ну и что дальше?
     Вернуться в Колонию для свидания с племянником к соседнему Мейеру… провались их порода.
     Вдруг, откуда ни возьмись, окликнула его уборщица Сумасшедшего Корабля тетка Дарьюшка, притом без малейшего удивления:
     – Вы, товарищ Сохатый, тоже самое едете в город? Ну, так едемте вместе. Видать, это перст. Мы с Феонушкой нынче ведь к батюшке Епимаху надумали. Приехали тетушку здесь прихватить, да больна лежит тетушка. А у старца назначено трем. Уж такая планида, что вам…
     – Я давно интересуюсь. Я очень рад, очень…
     Сохатый не врал. Еще бы не рад, если снова обрел всю солидность, если он, педагог-бытовик, поедет в интересах "быта и сказа" для научных записей. Это тебе не на палочке вокруг чужой клумбы скакать.
     На вокзале та же надпись – "Молочницы выделяются в хвост" – показалась Сохатому уже не веселой а, как и Дарьюшке, сплошным издевательством. Он с печалью профилософствовал про себя о бессмыслице "вещи в себе".
     На вокзале паломников встретила Феона Власьевна. Втроем сели в трамвай и пронеслись далеко на окраину. Там по тропке пешком еще версты две к Епимаху.
     Дорогой Феона Власьевна учила Дарьюшку:
     – Собери, девушка, думки. Если на кого зло держишь в сердце своем, отпусти. Как ожгет Епимах огнем старческим, в тебя ж твоя злоба вгрызется, исполнению желания поперечит.
     – И вспоминать мне труда нечего брать, – говорит Дарьюшка, старая девушка, в мелких морщинках, без грубого весу пышных женских статей. – При мне она, эта злоба моя. – И кулачок сжала сухонький.
     Рассказала Дарьюшка, как ездила за границу мать ее вскормленника Евгешеньки – из-за него сейчас к Епимаху весь поход.
     – Еще не в старых годах я была и, конечно, девушка. И жених, главное дело, был. Однако ничего этого барыня моя не уважила. Оставила мне на руки, прямо скажу, гузастого кенаря и сучку свою Бровку. Блюди их, говорит, кенарю чтоб по комнате ежечасно в променаже летать, не то зажиреет, петь перестанет. А сучку сохрани мне в полном уважении от кобелей. Только уехала – беда! Кенаря на променажном полете кошка сцапала, а Бровка, до чего потерянная, едва на улицу вывела, сама – шасть к дворовому, так с чепкой на шее и отгулялась. Обозначилась в скорости Бровка щенная. А барыне приезжать. Что страху… Спасибо, швейцар научил: к собачьему ветеринару свела. Он собачий аборт Бровке сделал. Ну стыда… Ну сраму – я ведь девушка.
     – Изругала тебя, значит, за кенаря? – спросила Феона Власьевна.
     – Кенаря, спасибо, Николай Чудотворец на Сенной другого послал, такого ж гузастого и с черным пятном.
     Встретили звери барыню честь честью. А она мне ни спасиба, ни здравствуй. Сразу кричит: "Исхудала Бровка! Что ж ты ей фокса найти не смогла?"–"Сами ж вы, говорю, ей это запретили…" А она с издевкой: "А ты свой разум имей!" Зря, вышло, я собачий аборт на свой девичий стыд приняла. Главное дело, жених мой, узнав все подробности, отказался. Кто, говорит, грех собачий покрыть может, тот и свои все покроет…
     – Не содержит это дело никакой самостоятельной обиды, – прервала Феона Власьевна. – Сплошной вижу промысел, соблюдший твою чистоту. Сама я тоже девушка, могу понимать. Твоя барыня – орудие свыше. А как она матушка родная Евгению Юрьевичу, то именно благодаря ей ты человеку нынче душу вернешь, а себе обретаешь обитель.
     Сохатый, заинтересовавшись фабулой событий, осторожно спросил:
     – А кто ж это, Дарьюшка, Евгений Юрьевич будет?
     – А сынок тоей барыни, мой вскормленник. Когда ему годков девять стукнуло, маменьку его за границу увез один крученый – Жоржем звали. Уж и не знаю, куда они оба сгинули. Евгеша достаточно ревел, когда про мать говорили. Хлоп на пол и ногами сучит. И тогда, дитей, понять можно было, что не иначе коммунист из него должен выйти. Только слова этого еще не знали и его бранили другими, какими случится, словами. Да вот, поди ж ты, коммунист – а вся жизнь вышла в нем, в этом Евгеше. Ноньче – Евгений Юрьевич, товарищ Глобус. Маменька его окончательно не вернулась, воспитывать взял дяденька, а при белье, штопке и прочем – меня. Целовал, бывало, Евгешенька, как женюсь, тебя, нянька, к себе жить возьму. Сейчас хоть и не женился, а слову верен. Вернулся с фронтов, живем вместе. Он по должности с лишней площадью, я на кухоньке. На лишней площади у нас маменькин диван плюшевый, а на нем не как у других прочих, не мамзели ночуют, а такие вот, как Евгешенька, бритые, табаком прокуренные и с нашивками. Большую карту на столе расстелят, животами по карте елозят, флажки красные тычут, китайских генералов кричат: "Фу-ты! Нуты!" Китайские генералы – один как другой, почитай, их родные матушки путают. Прожили ладком годик, и вот такое мне горе, такое… такое…
     И заплакала Дарьюшка, а Феона Власьевна строго:
     – Про горе сейчас нельзя. Про горе старцу доложишь.
     Пришли. У старца горница чистая, не потайная. Ни он мертвая церковь, ни он против изъятия ценностей. Что ему хорониться? Он в огородной артели. Сам овощ всякую садит, поливает, сбирает, весь год овощью сыт. Бабы ж к нему ходят как к лекарю, потому что он старинного времени фельдшер и порошки у него есть от всего мужского и от всего женского.
     Висит у старца над столом большой Совнарком, еще тот, двадцатого года, что за восемь миллионов вычета выдавали совслужащим, висит в уголочке Казанская.
     Доброволицы-уборщицы стирают, крестясь, пыль с обоих.
     Бабья в горнице сила. Бабы, как известно, лечиться охотницы, особливо если заодно с пузырьком лекарь и слова знает.
     На помосте над бабами Епимаха видать от пупочка. В серебряном он опояске вокруг крупного долговатого живота, в обтяжку схваченного бирюзовым сатинетом рубашки. По праву руку Епимаха молодцы, дьяки разбойные. Один – кривастый, лобастый, другой – чисто гусь, краснонос, с гоготом. Ведет старец речь прерывно. Малую толику слово божье и сейчас же по профессии – про целебные травы, про хворости. Бородой седой направо, налево – таки ли, мол? Без омману?
     Кривой глазом закружит, вихрастый космы взметнет и загуркает:
     – Го-го! старче, го-го! Без омману.
     А бабы с подвизгом:
     – Ох, старче! Ах, старче…
     Ни пенья, ни благолепия. Клекот да гогот. Голова сразу кругом.
     – Бабоньки, – говорит старец новой партии, где Феона Власьевна с Дарьюшкой и Сохатым, – бабоньки, сейчас у меня час именно духовной министерии. Кому без порошков, один голый совет, тот посунься вперед. Кому порошки и телесное, тот к стене. Расслои народ, Савушка!
     Кривой закружил глазом и размежевал табунок, как овец разномастных. По одной провел к старцу на дух.
     Тихо в горнице. Шевелится у старца борода, сказать, подвязная. И, почитай, весь он из шерсти: голова что кудель, глаз – мышка в кустах, нос шишковатый, а прочего ничего – одни заросли. И такая крепость от этого Епимаха – лесом, грибом, ягодой тянет. И не горница тут, а солнцепек на выгоне, а сам он лешак лесной.
     Молодцы каждый вроде с кадилом, им неблаголепно подбрыкнули, подкидисто. Клубы дыма тучные – не фимиам церковный, дурман-трава.
     – Сумно мне, Феонушка, – шепчет Дарьюшка, – мыслишки все сперло.
     А над Дарьюшкой уже старцево ухо мохнатое:
     – Сказывай!
     Любопытно Сохатому, собирателю "сказа и быта", шагнул вслед за Дарьюшкой, слушает.
     – …Вскормленник у меня, батюшка, заместо сына родного, извиняюсь, брюшным тифом болел. Сейчас его откармливать надо, не то помрет. И хоть, вторично извиняюсь, он коммунист, но выняньчила я его, батюшку, и хоть, конечно, он теперь от души своей отказавшись, однако слов никогда не говорит и ко всем жалостливый.
     – Бывает это и с ними, – сказал старец. – Не сам, значит, он звезду на себя принимал, а некий вселённый в него, что имеет лик девий, язык лисий, а сердце перемещённо на правый бок. В чем же твое именно дело?
     – А дело, батюшка, в том, что болеет этот мой вскормленник тифом, а молиться церковно за него я боюсь. Сказывают, удар по нем будет, как из пушки, и тела его ничего не сыскать. Горе мне, батюшка, заместо родного дити он мне. Вот и мечтаю, как бы изловчиться, посвятить его во исцеление и притом без телесного вредительства.
     – Святить коммуниста снаружи нельзя, – сказал старец, – первое, декрет запрещает, а я против советской власти, как иные попы, не иду. Второе, все наружное естество у коммуниста не под крестом, а под звездой. Но дать внутрь от властей не противопоказано, а для благодати даже спорней. Святи его внутрь! – приказал старец. – Как он у тебя, яйца ест?
     – Как же, батюшка, доктора прописали. На Охту аж бегаю.
     – Так. "Отче наш" знаешь? Ну, в просторечии "вотчу"? Так. В кипяток яйца брось, всмятку – два раза "вотчу" прочти, а коли в мешок потребляет, то – три. Бывало, в лазарете сиделки больным этак-то все под "вотчу" варили. Без промаха. Дело военное, проверенное. Две вотчи – смятка, три вотчи – в мешок. Святи внутрь! В твоем редком случае при подобно сваренных яйцах всосется в кишечник и святость. Купно с переваркой яиц разнесется железками по всему организму. Запомни твердо одно: минуя кишечник, помочь коммунисту нельзя, потому что все наружные части идут у него под звездой! Ну, иди. Святи внутрь!
     Старец протянул благословляющую руку. От величайшего любопытства, что еще скажет он Дарьюшке, Сохатый, далеко вытянувший голову, не поспел отскочить и под гогот и клекот старцева хора получил, как и все, благословение Епимаха. Одурманенный гамом и куревом Сохатый к выходу… Глядь – в дверях секретарь учреждения, куда именно метил он завом.
     – Вы? – сказал секретарь.
     – И вы… – опешил Сохатый.
     – А почему бы не я? – сказал с гордостью секретарь. – Если я именно езжу в свой семейный очаг и притом без саботажа в свободный от заседания день. Случается, для наблюдения захаживаю и сюда. Ну, знаете, товарищ Сохатый: из наших кандидатов под благословение старцево подмахнулись вы первый.
     – Я стою под марксистским углом… – начал было Сохатый.
     – Уж под которым углом вы стоите, я точно не знаю, а вот если за то, чтобы сесть… Я вам определенно скажу – вы, товарищ Сохатый, сели в калошу.
     Конечно, никакого повышения Сохатый не получил. Всякие намерения на его счет у сестер-полек рассеялись. Сохатый, говорят, и посейчас бобылем. Он уехал в глубокую провинцию, и надеемся, если дойдет до него, благодаря нашей записи, про предпоследнее эмигрантское поведение панн, оно освободит его от всех затаенных иллюзий и сделает наизавиднейшим женихом.


* "Сумасшедший корабль". Роман Ольги Дмитриевны Форш (1873–1961) написан в 1930 году через десять лет после описываемых событий и повествует о Доме искусств, писательской коммуне, созданной при ближайшем участии М.Горького по инициативе К.И.Чуковского.
    Под прозрачными псевдонимами Форш вывела здесь постоянных посетителей и обитателей Диска:  Михаил Михайлович Зощенко* (1895–1958) под именем Гоголенко,  Мариэтта Сергеевна Шагинян (1888–1982) – Ариоста, Виктор Борисович Шкловский (1893–1894) – Жуканец, Евгений Львович Шварц (1896–1958) – Геня Чорн, Александр Александрович Блок (1880–1921) – Гаэтан, Михаил Слонимский – Копильский, А. Белый – Инопланетный Гастролер, М. Горький – Еруслан...
    И автору, и писательнице Доливе, и "педагогу-бытовику" Сохатому (все трое – разные ипостаси О. Д. Форш) была близка жизненная установка Жуканца, занятого лепкой нового человека, хотя каждый видел этот путь по-своему. Автор стремился к посильному "взрыванию пограничных столбов времени". Долива была убеждена, что, если не обогащать человека внутренне, он утечет сквозь пальцы, не состоится как организованная личность и втайне будет зависеть от зверя в себе. Сохатый "преподавал творчество" начинающим писателям, считавшим, что, прочитав и "разобрав" десяток шедевров, одиннадцатый они напишут сами. Он предлагал работать, задавал упражнения вроде задания описать памятник Петра пятью строчками, увидев его, скажем, глазами друга или подруги, живущей в Китае.
    Диск, так называли в Петрограде Дом искусств, располагался в огромном – на весь квартал – доме Елисеева меж Мойкой и Большой Морской (Невский, 15 / Мойка, 59). Дом – проект архитектора Гребенки – принадлежал младшему сыну основателя династии, Степану Петровичу Елисееву, а после его смерти – его сыну-банкиру, известному меценату и благотворителю. После революции доходный дом превратился в писательское общежитие, концертный зал, книжный магазин и лекторий: здесь продавались книги и автографы, читались лекции, собирались литературные студии (одна из них – гумилевская "Звучащая раковина").
    О насыщенности литературной жизни Диска можно судить по его афишам и рекламным объявлениям в газетах. Например, в марте 1921 г. состоялись: доклад Е.Замятина "Герберт Уэллс" (3 марта), вечер "ОПОЯЗ" с докладами Е.Д.Поливанова, Ю.Н.Тынянова и В.Б.Шкловского (9 марта), вечер "Цеха поэтов" с выступлениями Н.С.Гумилева, О.Э.Мандельштама, B.Ф.Ходасевича и др. (14 марта), лекция К.С.Петрова-Водкина "Наука видеть" (17 марта) и др. Важным дополнением художественной жизни Диска стали постоянные выставки, концерты, организованные музыкальной секцией и заседания литературных кружков и групп – Вольной философской ассоциации (Вольфилы), Общества по изучению поэтического языка (ОПОЯЗ), вечера организованного Горьким издательства "Всемирная литература". (вернуться)

1. ...по рецепту гоголевской "невесты"... – гоголевская невеста хотела взять нос одного жениха и приставить к подбородку другого. "...Если бы губы Никанора Ивановича да приставить к носу Ивана Кузьмича, да взять сколько-нибудь развязности, какая у Балтазара Балтазарыча, да, пожалуй, прибавить к этому еще дородности Ивана Павловича – я бы тогда тотчас же решилась..." (Гоголь Н.В. Женитьба. Д.II, явл. 1.). (вернуться)

2. Биро́н Эрнст Иога́нн (нем. Ernst Johann von Biron; 1690 – 1772) – фаворит русской императрицы Анны Иоанновны, регент Российской империи в октябре–ноябре 1740 года. (вернуться)

3. Цвет барвинка – это один из оттенков голубого цвета, а точнее, бледно-голубой цвет. (вернуться)

4. Индусская баядера – храмовые танцовщицы (девадаси в Южной Индии) в Европе назывались баяде́рами либо баядерками (от фр. bayadère, восходящего к порт. bailadeira – танцовщица).
У венгерского композитора Имре Кальмана есть оперетта в трёх актах «Баяде́ра». Премьера оперетты состоялась в венском «Карлтеатре» 13 декабря 1921 года. Оперетта имела большой успех и обошла многие музыкальные театры мира. В СССР «Баядера» была впервые поставлена в марте 1923 года Московским театром оперетты, под названием «Баядерка». (вернуться)

5. Буржуйка – металлическая печь для обогрева помещений, приготовления пищи и обжига керамики, популярная в первой половине XX века. Пришла на смену каминам, но исчезла после распространения центрального отопления и газовых печей. (вернуться)

6. Radierung – гравюра (нем.). (вернуться)

7. "...тогда еще цензурную маленькую елку..." – до начала 1840-х годов обычай ставить рождественскую ёлку в России не существовал, дворцовые ёлки были исключением (24 декабря 1817 года по инициативе великой княгини Александры Фёдоровны была устроена домашняя ёлка в личных покоях императорской семьи, Москве, а на следующий год – в петербургском Аничковом дворце).
Первая публичная ёлка была организована в 1852 году в здании петербургского Екатерингофского вокзала. Установленная в зале вокзала огромная ель «одной стороной… прилегала к стене, а другая была разукрашена лоскутами разноцветной бумаги».
После октябрьских событий никаких официальных запретов ёлки и Рождества не вводилось. Если ёлка и стала большой редкостью в домах, то не в результате специальных запретов, а из-за всё растущих экономических проблем. Но 24 января 1918 года декретом Совета народных комиссаров на территории страны был введён Григорианский календарь и было указано, что в текущем году после 31 января следует сразу 14 февраля. Так как православная Церковь продолжила использовать прежний календарь, это переставило Рождество и Новый год местами.
В 1922 году, когда в РСФСР стартовала кампания за преобразование праздника Рождества Христова в «комсомольское рождество», или иначе в «комсвятки», в клубах устраивались «комсомольские ёлки». И только XVI партийная конференция, прошедшая в апреле 1929 г., отменила день Рождества, он стал рабочим днём, вместе с ним отменена была и рождественская ёлка, «поповский обычай». (вернуться)

8. Снежная маска – «Снежная маска» – литературный цикл Александра Блока, созданный им в январе 1907 года. Все тридцать стихотворений, составляющих цикл, были написаны в течение двух недель. «Снежную маску» Блок писал под свежим впечатлением знакомства с Натальей Волоховой, актрисой театра им. Комиссаржевской. В стихах этого цикла отразились впечатления Блока от «бумажного бала» – костюмированного вечера, устроенного актрисами театра им. Комиссаржевской, где дамы были в маскарадных костюмах из бумаги.
Суть «Снежной маски» Блока уловил художник-иллюстратор Лев Бакст, который оформлял издание этого цикла. На его рисунке – усыпанное ледяными звездами ночное небо, деревья в снегу и зловещая фигура женщины в развевающемся черном платье. (вернуться)

9. Alea iacta est – (также Alea jacta est, лат. – «жребий брошен», досл. «кости в действии») – фраза, которую, как считается, произнёс Юлий Цезарь при переходе пограничной реки Рубикон на севере Апеннинского полуострова. (вернуться)

10. ... стояло имя Котихиной... – под именем Котихиной в романе изображена Щекатихина-Потоцкая Александра Васильевна (1892–1967) – российский мастер росписи фарфора. Училась у таких крупных мастеров русского искусства, как Н.К.Рерих, И.Я.Билибин, Я.Ф.Ционглинский, архитектор В.А.Щуко. С 1918 года работала на Петроградском фарфоровом заводе. Участвовала в создании ''агитационного фарфора'', стремилась к синтезу функциональных и эстетических качеств бытового предмета.
Агитационный фарфор – блюда, тарелки, сервизы и статуэтки с художественной росписью, агитационными надписями и лозунгами, эмблемами молодого государства – стал одним из средств пропаганды революционных идей. Дешевые массовые изделия раскупались в России и ценились за рубежом. (вернуться)

11. ...пока Либин жил в Африке... – под именем художника Либина, присылающего Котихиной любовные телеграммы из Африки, выведен художник Иван Яковлевич Били́бин (1876 – 1942) – книжный иллюстратор и театральный оформитель, участник объединения «Мир искусства». 21 февраля 1920 г. на пароходе «Саратов» Билибин отплывает из Новороссийска. Из-за наличия больных на борту пароход прибыл в Египет, где русские беженцы были помещены английскими властями в лагерь в Тель-эль-Кебире. С 1920 г. он живёт в Каире и работает над эскизами панно и фресок в византийском стиле для особняков богатых греческих купцов.
В феврале 1923 г. Билибин женится на художнице А. В. Щекатихиной-Потоцкой, приехавшей по разрешению Наркомпроса к нему в Каир вместе с сыном Мстиславом.
Из Египта семья направляется в Сирию, затем в Палестину и в 1925 году приезжает в Париж. Начало второго парижского периода творчества художницы отмечено персональной выставкой в частной галерее Дрюэ в мае 1926 года. В 1936 году вместе с И.Я.Билибиным Щекатихина-Потоцкая возвратилась на родину. Первая их совместная работа – декорации и костюмы для постановки "Сказки о царе Салтане" в ленинградском театре оперы и балета им. С.М.Кирова. (вернуться)

12. ...как героиню Анатоля Франса – Таисией... – Роман Анатоля Франса «Таис» (1890) – история знаменитой древней куртизанки, ставшей святой – написан в духе смеси эпикуреизма и христианского милосердия. (вернуться)

13. Поэтесса Элан – под именем поэтессы Элан изображена Надежда Александровна Павлович (1895–1980) – поэт, переводчик, критик. В июне 1920 г. приезжает в Петроград с заданием организовать Петроградское отделение Союза поэтов и предложить возглавить его А.Блоку. Выполнив задание, Павлович остается в Петрограде до марта 1921 г., все это время постоянно, тесно и дружески общаясь с автором «Двенадцати». Это общение определило основную тему поэтических и мемуарных произведений Павлович: с Блоком и его влиянием связаны многие стихи из первых ее и, как потом оказалось, основных сб. «Берег» (1922) и «Золотые ворота» (1923); сразу после смерти поэта она пишет мемуарные статьи о нем («Из воспоминаний об Александре Блоке» // Феникс. Кн.I. М., 1922; «Из воспоминаний о Блоке» // Рупор. 1922. №3). Много лет спустя Павлович создает поэму «Воспоминания об Александре Блоке» (1939–46). (вернуться)

14. ...под сомовым абажуром... – (устар.) цвета сомон ( франц. saumon – семга). О цвете: розово-желтый, то же, что цвет сёмги. (вернуться)

15. ...в Торкватовой стране... – Торква́то Та́ссо (итал. Torquato Tasso; 1544 – 1595) – итальянский поэт XVI века, автор поэмы «Освобождённый Иерусалим» (1575). (вернуться)

16. Баумкухены – традиционное немецкое блюдо. Представляет собой особый торт с отверстием в середине, а также очень похожий в разрезе на спил дерева. Дословно переводится как пирог-дерево. (вернуться)

17. Сохатый – наполовину вымышленный персонаж. Личность писателя Евгения Замятина в нём отразилась лишь частично. (вернуться)

18. Госиздат – Главное управление государственным издательством Наркомпроса РСФСР. Госиздат – «Государственное издательство РСФСР»: «ГИЗ», «Гиз», впоследствии – «Огиз», «ОГИЗ». Это первое крупное советское издательство, организованное в соответствии с Положением ВЦИК от 21 мая 1919 в Москве при Наркомпросе РСФСР в целях создания единого государственного аппарата печатного слова. (вернуться)

19. Китов – Ионов (Илья Ионович И. (Бернштейн) (1887 — 1942) — издатель, в 20 х гг. возглавлял Госиздат. (вернуться)

20. ...из последних тенишевских гимназистов... – Тéнишевское училище – дореволюционное среднее учебное заведение Санкт-Петербурга. С 1900 года находилось в построенном для него на средства, выделенные князем В. Н. Тенишевым, здании на Моховой улице (дома 33–35). Училище было передано в ведение Народного комиссариата просвещения на основании декрета СНК от 5 июня 1918 года. 29 ноября 1921 года помещение в здании училища на Моховой улице было передано Театру юных зрителей. Ныне здесь располагается Учебный театр «На Моховой» Санкт-Петербургской государственной Академии театрального искусства. (вернуться)

21. Геня Чорн – писатель Евгений Шварц (1896–1958) – драматург, прозаик, сценарист. В 1921 году вместе с ростовской труппой приехал в Петроград. Играл в небольших театрах (по мнению Николая Чуковского не имея «никаких артистических дарований»), работал продавцом в книжном магазине, был секретарём Корнея Чуковского. Быстро стал известен как блестящий рассказчик, импровизатор. (вернуться)

22. ... к пристани на реке Карповке у Дома литераторов... – Дом Литераторов или дом-общежитие писателей им. В. Голубева (ул.Литераторов 19А).
В 1903 инженер В. Голубев отказал по завещанию капитал в 150 000 руб. на устройство общежития для литераторов. Была выкуплена усадьба литератора В. О. Михневича с 5 деревянными домами между Песочной ул. и наб. р. Карповки. Строительство началось в 1904 г. (вернуться)

23. Ариоста – Мариэтта Шагинян. Мариэтта Сергеевна Шагиня́н (1888 – 1982) – одна из первых советских писательниц-фантастов. Увлечённая творчеством Гёте, в 1914 году на 10 дней поехала в Веймар. «Это путешествие за десять дней до 1 августа 1914 года было последним этапом культурнического идолопоклонства; в него неожиданно ворвалась политика», – записала она потом в своём дневнике. По дороге обратно в Россию, будучи проездом в Цюрихе, она написала очерковую книгу «Путешествие в Веймар». В 1920–1923 гг. была корреспондентом «Известий Петроградского Совета» и лектором института истории искусства. Проживала в ДИСКе в 1920–1923 гг. (вернуться)

24. Карнэ – (carnet) записная книжка. Карнэ в 18-19 вв. – небольшой плоский футляр с подъемной крышкой, содержащий костяные пластинки для записи и карандаш. (вернуться)

25. A, Corus – c’est bon pour les misses – А, Корюс – он хорош для русских (фр.). (вернуться)

26. Style coulant – cкользящий, текучий стиль (фр.). (вернуться)

27. Сaviar – икра (фр.). (вернуться)

28. Honoris causa – букв.: ради почета (лат.). (вернуться)

29. Grand Orient – Великий Восток (фр.). (вернуться)

30. De Makno... De Petlura – Махно (фр.). Не́стор Иванович Махно́ (1888 – 1934) – украинский политический и военный деятель, анархист, организатор и руководитель революционного и освободительного движения на юге Украины во время гражданской войны 1918–1922 годов. Известен также как «батько Махно» (подписывал так некоторые приказы).
De Petlura – Петлюра (фр.). Симо́н Васильевич Петлю́ра (1879 – 1926) – украинский военный деятель, глава Директории Украинской Народной Республики в 1919–1920 годах, Главный атаман войска и флота. (вернуться)

31. Акович – Аким Волынский. Аким Львович Волы́нский (литературный псевдоним, настоящие фамилия, имя, отчество – Хаи́м Ле́йбович Фле́ксер; 1861 или 1863 – 1926) – литературный критик и искусствовед; балетовед. Один из ранних идеологов русского модернизма, известного вначале под названием «декадентства», позже состоявшегося в школу импрессионизма и символизма. В 1901 г. Волынский посетил Константинополь и Грецию, изучая древние иконы и много работая в области истории и археологии, путешествовал по Италии.
Возглавлял ленинградский Хореографический техникум. Печатал ряд статей по вопросам искусства (преимущественно танца) в ленинградском журнале «Жизнь искусства». Был председателем правления ленинградского отделения Союза писателей (1920–1924), председательствовал в коллегии «Всемирной литературы». Проживал в ДИСКе в 1920–1922 гг. (вернуться)

32. Афана́сий Великий (ок. 298–373) – один из греческих отцов церкви, принадлежавший к Александрийской школе патристики. Архиепископ Александрийский, преемник епископа Александра. Известен как один из наиболее энергичных противников арианства (одно из учений в христианстве в IV–VI веках н. э., утверждавшее сотворённую природу Бога-Сына). К 350 году он остался единственным православным неарианским епископом в восточной половине Римской империи. (вернуться)

33. Жуканец – Виктор Борисович Шкловский (1893–1894) – писатель, литературовед, критик, киновед и киносценарист.
В октябре 1920 г. был избран профессором Российского института истории искусств. В 1921 и начале 1922 Шкловский активно печатался в журналах «Петербург», «Дом искусств», «Книжный угол», отдельными оттисками издал ряд статей по литературоведению, опубликовал мемуарную книгу «Революция и фронт», участвовал в собраниях группы «Серапионовы братья». Проживал в ДИСКе в 1920–1922 гг.
В 1922 году, когда начались аресты эсеров, Шкловский, спасаясь от ареста, 4 марта 1922 г. бежал в Финляндию. (вернуться)

34. Копильский – писатель Михаил Леонидович Слони́мский (1897 – 1972). После демобилизации служил в архиве Наркомпроса (1918), работал в секретариате издательства «Всемирная литература» (1919). В 1920 г. Слонимский поселился в ДИСКЕ, где в скором времени стал секретарем журнала Дом Искусств и Комитета Дома Искусств. Занимался в литературной студии Е. И. Замятина. В начале 1920-х входил в литературную группу «Серапионовы братья». Работал в различных издательствах и журналах. (вернуться)

35. Юноша-фавн – Лев Ната́нович Лунц (1901 – 1924) – прозаик, драматург, публицист из группы «Серапионовы братья».
По окончании в 1918 году с золотой медалью Петроградской 1-й мужской гимназии Лунц поступил на историко-филологический факультет Петроградского университета, который окончил в 1922 году. Был оставлен при кафедре западноевропейских литератур для научной работы, знал испанский, итальянский, английский, французский, старофранцузский, древнееврейский языки. В 1923 году проявились первые признаки болезни сердца. Добившись научной командировки в Испанию, уехал лечиться в Германию, где проживали его эмигрировавшие ранее родители. Через год умер от болезни мозга. (вернуться)


 
 
Сайт "К уроку литературы"   Санкт-Петербург    © 2007-2017     Недорезова М. Г.
Яндекс.Метрика
Используются технологии uCoz