Главная
Адресный указатель
Карамзин в Петербурге
Карамзин в Царском Селе
Пушкин в Царском Селе. Дача Китаевой
Царскосельский Лицей
Литературные вечера у Дельвига
Коломна
Набережная Мойки, 12
Лермонтов в Петербурге
Гоголь в Петербурге
Некрасов в Петербурге
Достоевский в Петербурге
Николаевская мужская гимназия в Царском Селе
Поэзия Серебряного века. Антология
Ахматова в Петербурге
Кафе "Бродячая собака"
Кубофутуристы в Петербурге
Эгофутуризм. Северянин в Петербурге
Журнал "Аполлон"
Журнал "Гиперборей"
Журнал "Сатирикон"
ДИСК
Ф.Сологуб в Петербурге
И.Ф.Анненский - директор Николаевской мужской гимназии (фото последних лет жизни)
И.Ф.Анненский – директор Николаевской мужской гимназии (фото последних лет жизни)
Оцуп Николай Авдеевич (1894-1958), поэт, переводчик.
Оцуп Николай Авдеевич (1894–1958), поэт, переводчик.
Н.Гумилев - гимназист старших классов
Н.Гумилев – гимназист старших классов.
Мемориальная доска, установленная на здании Николаевской мужской гимназии
Мемориальная доска, установленная на здании Николаевской мужской гимназии.
 

Николаевская мужская гимназия в Царском Селе

Поэты-царскоселы о гимназии

В июне 2003 года, благодаря усилиям сотрудников Историко-литературного музея г. Пушкина, на здании гимназии появилась мемориальная доска: "В этом здании бывшей Николаевской мужской классической гимназии в 1896-1905 годы жил и работал выдающийся русский поэт и педагог Иннокентий Федорович Анненский. Здесь учились поэты Н. Гумилев, Н. Оцуп, Г. Раевский (Оцуп), В. Кривич, Д. Кленовский, Вс. Рождественский, искусствовед Н. Пунин, стратонавт А. Васенко, географы В. Визе, М. Павлов, врачи М. Глазунов, П. Светлов, композитор В. Дешевов, деятели театра и кино: Н. Акимов, В. Горданов, И. Гольдберг, Ю. Свирин, О. Иванов, Н. Ефимов, Р. Мирвис".
История царскосельской мужской гимназии ведет свой отсчет от 1866 года, когда 148 обывателей Царского Села и Павловска обратились в царскосельскую городовую ратушу с просьбой об учреждении в Царском Селе семиклассной гимназии. День открытия гимназии (8 сент. 1870 года) стал знаменательным событием в жизни Царского Села.

 "В "Городе Муз" – Царском Селе – долго, до самой революции, существовали бок о бок два совершенно несхожих мира. Один из них – торжественный мир пышных дворцов и огромных парков с прудами… И второй мир (тут же, за углом!) – мир пыльного летом и заснеженного зимой полупровинциального гарнизонного городка с одноэтажными деревянными домиками за резными палисадниками, с марширующими в баню с вениками подмышкой гусарами в пешем строю, с белым собором на пустынной площади… Эти два мира очень ладно уживались рядом, причем второй, старея, понемногу, врастал в первый..." (Дмитрий Кленовский.  Поэты  Царскосельской гимназии // Ник.Гумилев в воспоминаниях современников. – М.: «Вся Москва», 1990. – с.25)

 "Вспоминая Иннокентия Анненского, я вижу перед собой широкий и гладкий пруд царскосельского парка с орлом Екатерины, парящим на мраморном столпе междуЗдание Николаевской мужской гимназии в Царском Селе. Набережная ул., 12. Снимок 2009 г. водой и небом. Я вижу посреди пруда яхту без парусов, уже снятых и спрятанных до весны, и среди желтых, красных и прозрачно-бледных осенних листьев вижу на той стороне пруда белые выступы дворца.
         Высокий человек с острой бородкой, с высоким стоячим воротником и черным широким галстуком на шее и на груди обводит рассеянными глазами чудесный и грустный пейзаж осеннего парка.
        …Директором царскосельской гимназии Анненский был только до революционных волнений 1905 года. Весна, отдаленные звуки парада, особенный запах зацветающих за прудом деревьев, ветер в раскрытое окно и – скрип перьев: ученики заняты письменной работой. Анненский рассеянно смотрит в окно, быть может, пишет стихи. Его выводит из задумчивости шалость ученика. Анненский медленно поворачивается на шум и важно, без злобы роняет:
      – Вульфиус, какая ты дрянь...
Но шалостями Вульфиуса дело уже не ограничивалось, приближался 1905 год...
       ...Царскосельская гимназия, благодаря близости ко двору, находилась на особом положении в Петербургском округе. В актовом зале, при звуках военной музыки, золотой медалист получал свою награду из рук одного из великих князей, в последнее время – Владимира Александровича, почетного попечителя гимназии, и на детей, которых он поздравлял пожатием руки, с умилением смотрели родители-разночинцы, все более многочисленные среди титулованных богачей, важных придворных и блестящих гвардейцев.
        Но если от Лицея протягивалась нить преемственности к царскосельской гимназии, через близость к ним двора, главная нить, их соединявшая, тянулась из студенческой кельи лицеиста Пушкина в квартиру директора гимназии Анненского. С необычайным волнением думаешь о духовной связи поэтов, из которых первый как бы воплощал гениальную юность и надежды победоносной России; а второй пережил крушение своей карьеры, под старость, одновременно с падением Порт-Артура." Николай Оцуп. Царское Село (Пушкин и Иннокентий Анненский).//Оцуп.Н. Океан времени: Стихотворения; Дневник в стихах. Статьи и восп-я. 2-е изд. – СПб.: Изд. «Logos» 1994. с. 501–511.

"А сколько еще разных "мелких" поэтов росло в стенах Царскосельской Гимназии! Повернись иначе колесо истории, возможно, иные из них выросли бы по-настоящему. Многих раздавила война, революция, социальный заказ." (Дмитрий Кленовский. Поэты Царскосельской гимназии // Николай Гумилев в воспоминаниях современников. – М.: «Вся Москва»,1990. – с.31.) 


Дмитрий Кленовский

            Царскосельская гимназия

Есть зданья неказистые на вид,
Украшенные теми, кто в них жили.
Так было с этим. Вот оно стоит
На перекрестке скудости и пыли. 

Какой-то тесный и неловкий вход
Да лестница взбегающая круто
И коридоров скучный разворот... –
Казенщина без всякого уюта.

Но если приотворишь двери в класс –
Ты юношу увидишь на уроке,
Что на полях Краевича, таясь,
О конквистадорах рифмует строки.
А если ты заглянешь в кабинет,
Где бродит смерть внимательным дозором, –
Услышишь, как седеющий поэт
С античным разговаривает хором.

Обоих нет уже давно. Лежит
Один в гробу, другой без гроба, – в яме,
И вместе с ними, смятые, в грязи,
Страницы с их казненными стихами.

А здание? Стоит еще оно,
Иль может быть уже с землей сравнялось?
Чтоб от всего, чем в юности, давно,
Так сердце было до краев полно,
И этой капли даже не осталось.

1957
Сайт "К уроку литературы"   Санкт-Петербург    © 2007-2017     Недорезова М. Г.
Яндекс.Метрика
Используются технологии uCoz