Велимир Хлебников
(1885–1922)

 

В раннюю пору (1908-1917) в творчестве В.Хлебникова проявился дух неприятия противоречивой современности, что можно увидеть в его необычной поэме "Зверинец" (1909, 1911). Искаженные "лики" живых существ, странное население всеобщего "зверинца" – все это заканчивается печальными словами: "...в зверях погибают какие-то прекрасные возможности, как вписанное в часослов "Слово о полку Игореве" во время пожара Москвы".

Зверинец[1]

Посв<ящается> В. И.[2]

 
О, Сад, Сад!
Где железо подобно отцу, напоминающему братьям, что они братья, и останавливающему кровопролитную схватку.
Где немцы ходят пить пиво.
А красотки продавать тело.
Где орлы сидят подобны вечности, означенной сегодняшним, еще лишенным вечера, днем.
Где верблюд, чей высокий горб лишен всадника, знает разгадку буддизма и затаил ужимку Китая.
Где олень лишь испуг, цветущий широким камнем.
Где наряды людей баскующие. [3]
Где люди ходят насупившись и сумные.
А немцы цветут здоровьем.
Где черный взор лебедя, который весь подобен зиме, а черно-желтый клюв – осенней рощице, – немного осторожен и недоверчив для него самого.
Где синий красивейшина[4] роняет долу хвост, подобный видимой с Павдинского[5] камня Сибири, когда по золоту пала и зелени леса брошена синяя сеть от облаков, и все это разнообразно оттенено от неровностей почвы.
Где у австралийских птиц[6] хочется взять хвост и, ударяя по струнам, воспеть подвиги русских.
Где мы сжимаем руку, как если бы в ней был меч, и шепчем клятву: отстоять русскую породу ценой жизни, ценой смерти, ценой всего.
Где обезьяны разнообразно злятся и выказывают разнообразные концы туловища и, кроме печальных и кротких, вечно раздражены присутствием человека.
Где слоны, кривляясь, как кривляются во время землетрясения горы, просят у ребенка поесть, влагая древний смысл в правду: "Есть хоцца! Поесть бы!" – и приседают, точно просят милостыню.
Где медведи проворно влезают вверх и смотрят вниз, ожидая приказания сторожа.
Где нетопыри висят опрокинуто, подобно сердцу современного русского.
Где грудь сокола напоминает перистые тучи перед грозой.
Где низкая птица[7] влачит за собой золотой закат со всеми углями его пожара.
Где в лице тигра, обрамленном белой бородой и с глазами пожилого мусульманина, мы чтим первого последователя пророка и читаем сущность ислама.
Где мы начинаем думать, что веры – затихающие струи волн, разбег которых – виды.
И что на свете потому так много зверей, что они умеют по-разному видеть бога.
Где звери, устав рыкать, встают и смотрят на небо.
Где живо напоминает мучения грешников тюлень, с воплем носящийся по клетке.
Где смешные рыбокрылы[8] заботятся друг о друге с трогательностью старосветских помещиков Гоголя.
Сад, Сад, где взгляд зверя больше значит, чем груды прочтенных книг.
Сад.
Где орел жалуется на что-то, как усталый жаловаться ребенок.
Где лайка растрачивает сибирский пыл, исполняя старинный обряд родовой вражды при виде моющейся кошки.
Где козлы умоляют, продевая сквозь решетку раздвоенное копыто, и машут им, придавая глазам самодовольное или веселое выражение, получив требуемое.
Где завысокая жирафа стоит и смотрит.
Где полдневный пушечный выстрел[9] заставляет орлов посмотреть на небо в ожидании грозы.
Где орлы падают с высоких насестов, как кумиры во время землетрясения с храмов и крыш зданий.
Где косматый, как девушка, орел смотрит на небо, потом на лапу.
Где видим дерево-зверя в лице неподвижно стоящего оленя.
Где орел сидит, повернувшись к людям шеей и смотря в стену, держа крылья странно распущенными. Не кажется ли ему, что он парит высоко над горами? Или он молится? Или ему жарко?
Где лось целует сквозь изгородь плоскорогого буйвола.
Где олени лижут холодное железо.
Где черный тюлень скачет по полу, опираясь на длинные ласты, с движениями человека, завязанного в мешок, и подобный чугунному памятнику, вдруг нашедшему в себе приступы неудержимого веселья.
Где косматовласый "Иванов"[10] вскакивает и бьет лапой в железо, когда сторож называет его "товарищ".
Где львы дремлют, опустив лица на лапы.
Где олени неустанно стучат об решетку рогами и колотятся головой.
Где утки одной породы в сухой клетке подымают единодушный крик после короткого дождя, точно служа благодарственный – имеет ли оно ноги и клюв? – божеству молебен.
Где цесарки – иногда звонкие сударыни с оголенной и наглой шеей и пепельно-серебряным телом, обшитые заказами у той же портнихи, которая обслуживает звездные ночи.
Где в малайском медведе я отказываюсь узнать сосеверянина и вывожу на воду спрятавшегося монгола, и мне хочется отомстить ему за Порт-Артур.
Где волки выражают готовность и преданность скошенными внимательно глазами.
Где, войдя в душную обитель, в которой трудно быть долго, я осыпаем единодушным "дюрьрак!" и кожурой семян праздных попугаев, болтающих гладко.
Где толстый блестящий морж машет, как усталая красавица, скользкой черной веерообразной ногой и после падает в воду, а когда он вскатывается снова на помост, на его жирном могучем теле показывается усатая, щетинистая, с гладким лбом голова Ницше.
Где челюсть у белой высокой черноглазой ламы и у плоскорогого низкого буйвола и у прочих жвачных движется ровно направо и налево, как жизнь страны.
Где носорог носит в бело-красных глазах неугасимую ярость низверженного царя и один из всех зверей не скрывает своего презрения к людям, как к восстанию рабов. И в нем притаился Иоанн Грозный.
Где чайки с длинным клювом и холодным голубым, точно окруженным очками, оком имеют вид международных дельцов, чему мы находим подтверждение в прирожденном искусстве, с которым они подхватывают на лету брошенную тюленям еду.
Где, вспоминая, что русские величали своих искусных полководцев именем сокола, и вспоминая, что глаз казака, глубоко запавший под заломленной бровью, и этой птицы – родича царственных птиц – один и тот же, мы начинаем знать, кто были учителя русских в военном деле. О, сокола, побивающие грудью цапель! И острый протянутый кверху клюв ее! И булавка, на которую насекомых садит редко носитель чести, верности и долга!
Где красная, стоящая на лапчатых ногах утка заставляет вспомнить о черепах тех павших за родину русских, в костяках которых ее предки вили гнезда.
Где в золотистую чуприну птиц одного вида вложен огонь той силы, какая свойственна лишь давшим обет безбрачия.
Где Россия произносит имя казака, как орел клекот.
Где слоны забыли свои трубные крики и издают крик, точно жалуются на расстройство. Может быть, видя нас слишком ничтожными, они начинают находить признаком хорошего вкуса издавать ничтожные звуки? Не знаю. О, серые морщинистые горы! Покрытые лишаями и травами в ущельях!
Где в зверях погибают какие-то прекрасные возможности, как вписанное в часослов Слово[11] о полку Игореви во время пожара Москвы.
Лето 1909, 1911
 
 
 
 
 
 
 

Примечания

1. Поэма написана в Петербургском зоологическом саду и, вероятно, связана с рассказами Вяч. Иванова о детстве, прошедшем в доме напротив московского зверинца (см. в его поэме «Младенчество», 1913 – 1918, реминисценции из "Зверинца" Хл.). По свидетельству А. Ахматовой, Хл. "читал "Сад" на башне у Вяч. Иванова в самом конце 1909 или начале 1910 r." (см.: "Книги, Архивы, Автографы". М., 1973, с. 68). Друг Хл. Б. А. Куфтин (1892 – 1953) вспоминал слова Вяч. Иванова о "Зверинце": "Это мог написать только гениальный человек". В 1913 г. К. Чуковский писал, что "Зверинец" создан под влиянием Уитмена, особенно его "Песни о самом себе". Хл., интересовавшийся поэзией Уитмена, утверждал, что "Зверинец" написан до знакомства с его произведениями (см. НП, 343, 454; Козлов 1927; Самородова 1972; А. Бородин – "Бакинский рабочий", 1922, 16 июля). К. Чуковский придерживался того же мнения и впоследствии: "Я и сейчас убежден, что стихотворение Хлебникова "Зверинец" по своей структуре, по своему синтаксису связано с "Песней о самом себе" У. Уитмена. И в то же время стихотворение это так самобытно, в нем столько чисто хлебниковских красок, что Хл. имел право отмежеваться от американского барда. Ведь каждая строчка "Зверинца", характеризующая того или иного зверя, есть, так сказать, творческое изобретение Хл. Говоря фигурально, Хл. взял у Уитмена лишь раму для своей картины, а картину написал сам, никому не подражая" (письмо А. Е. Парнису от 18 мая 1967 г.). В неизд. ст. Хл. специально опровергал эту "зависимость": "Говоря<ят>, я подра<жаю> Уитмену, да, если имет<ь> так<ое> же чис<ло> гла<з>, как и у вас, значит подраж<ать> вам, если смотреть на то же солнце, как и вы, значит подраж<ать> вам, то я подра<жаю> Уитм<ену>" (ЦГАЛИ, 1920). На структуру "Зверинца" оказала влияние "символическая поэма" Ф. Ницше "Так говорил Заратустра"; ср. также фрагмент "Город, город!" из первой кн. В. Каменского "Землянка" (1910). (вернуться)

2. 3 июня 1909 г. Вяч. Иванов посвятил Хлебникову стихотворение "Подстерегателю" (дата на экз. РГАЛИ, ф. 527, оп. 2, ед. хр. 3), вошедшее позднее в книгу "Cor Ardens" (2, с. 340, ср. с. 737); через неделю, 10 июня, уезжая на лето из Петербурга, Хлебников отправил Иванову письмо, к которому была приложена поэма "Зверинец" ("О, Сад, Сад!"), в следующем году опубликованная в первом "Садке судей" с посвящением В. И.<ванову>. (вернуться).

3. Баскующие (от обл. «баской») – красивые, пригожие. (вернуться)

4. Синий красивейшина – т.е. павлин. (вернуться)

5. Павдинский камень – возвышенность северной части Среднего Урала. (вернуться)

6. Австралийская птица – лира-птица. (вернуться)

7. Низкая птица – золотой фазан. (вернуться)

8. Рыбокрылы – вероятно, пингвины. (вернуться)

9. Полдневный. пушечный выстрел – традиционный ежедневный сигнал Петропавловской крепости. (вернуться)

10. Косматовласый "Иванов" – перифраза льва, сопоставляемого Хл. с адресатом "Зверинца" (ср. портреты Вяч. Иванова работы К. Сомова и Н. Ульянова и его имя-прозвище в "Ка-2" – <Ричард> Львиное Сердце – V, 128). (вернуться)

11. Вписанное в часослов Слово – единственный список «Слова» находился в древнерусском рукописном сб. вместе с другими памятниками. (вернуться)

 
 
Сайт "К уроку литературы"   Санкт-Петербург    © 2007-2017     Недорезова М. Г.
Яндекс.Метрика
Используются технологии uCoz