Владимир Владимирович Маяковский
(1893–1930)

  Прошу слова... *

    Это – не только стихи.
    Эти иллюстрации – не для графических украшений.
    Это – протокольная запись труднейшего трехлетия революционной борьбы, переданная пятнами красок и звоном лозунгов.
    Это – моя часть огромнейшей агитработы – окон сатиры РОСТА.
    Пусть вспоминают лирики стишки, под которые влюблялись. Мы рады вспомнить и строки, под которые Деникин бежал от Орла.
    Любителям высокотарифных описаний задним числом романтики гражданской войны в стиле "констрюктивист" неплохо поучиться на действительном материале боевых лет, на действительной словесной работе этого времени.
    Есть такие новые русские древние греки, которые все умеют засахарить и заэстетизировать.
    Вот В. Полонский в книге о революционном плакате, вырвав из середины кусок, набредя на агитсатиру РОСТА времен боев с панами, агитку, весь смысл которой доказать:
                 Так кормите ж
                                 красных рать,
                 хлеб неси без вою,
                 чтобы хлеб
                            не потерять
                 вместе с головою, –
этот самый Полонский вырывает из агитки случайный клочок и пишет "фрагмент". Не угодно ли?!
    Так же может поступить историк литературы, приводящий слово "соединяйтесь" с подписью "фрагмент", чтоб все догадывались и радовались, что сие – "фрагмент" лозунга "Пролетарии всех стран, соединяйтесь!"
    Полонский не только не старается понять и систематизировать цель и направленность плакатных ударов, но просто вдохновенно парит над низменностью агитационного текста. Сейчас, с десятилетием ростинской работы, Третьяковская галерея, газеты, журналы любопытно и восторженно подбирают, клеят и смотрят клочки вручную крашенных листов, этих предков всех многотысячных сегодняшних сатирических журналов. Первые окна сатиры делались в одном экземпляре и вывешивались в немедленно обступаемых народом витринах и окнах пустующих магазинов, дальнейшие размножались трафаретом, иногда до ста – ста пятидесяти экземпляров, расходившихся по окнам агитпунктов.
    Всего около девятисот названий по одной Москве. Ленинград, Баку, Саратов стали заводить свои окна.
    Диапазон тем огромен:
    Агитация за Коминтерн и за сбор грибов для голодающих, борьба с Врангелем и с тифозной вошью, плакаты о сохранении старых газет и об электрификации. Я рылся в Третьяковке, в Музее революции, в архивах участников. Едва ли от всей массы окон осталось сейчас более ста целых листов. Мы работали без установки на историю и славу. Вчерашний плакат безжалостно топтался в десятках переездов. Надо сохранить и напечатать оставшиеся, пока не поздно. Только случайно найденный у М. Черемных альбом фотографий дал возможность разыскать тексты и снимки с исчезнувшего.
    Моя работа в РОСТА началась так: я увидел на углу Кузнецкого и Петровки, где теперь Моссельпром, первый вывешенный двухметровый плакат. Немедленно обратился к заву РОСТОЙ, тов. Керженцеву, который свел меня с М.М.Черемных – одним из лучших работников этого дела.
    Второе окно мы делали вместе. Дальше пришел и Малютин, а потом художники: Лавинский, Левин, Брик, Моор, Нюренберг и другие, трафаретчики: Шиман, Михайлов, Кушнер и многие еще, фотограф Никитин.
    Первое время над текстом работал тов. Грамен, дальше почти все темы и тексты мои; работали еще над текстом О.Брик, Р.Райт, Вольпин. В двух случаях, отмеченных в книге звездочками, я нетвердо помню свое авторство текста.
    Сейчас, просматривая фотоальбом, я нашел около четырехсот одних своих окон. В окне от четырех до двенадцати отдельных плакатов, значит в среднем этих самых плакатов не менее трех тысяч двухсот.
    Подписей – второе собрание сочинений. (В этой книге – малая часть.)
  Как можно было столько сделать?
    Вспоминаю – отдыхов не было. Работали в огромной нетопленной, сводящей морозом (впоследствии – выедающая глаза дымом буржуйка) мастерской РОСТА.
    Придя домой, рисовал опять, а в случае особой срочности клал под голову, ложась спать, полено вместо подушки с тем расчетом, что на полене особенно не заспишься и, поспав ровно столько, сколько необходимо, вскочишь работать снова.
    С течением времени мы до того изощрили руку, что могли рисовать сложный рабочий силуэт от пятки с закрытыми глазами, и линия, обрисовав, сливалась с линией.
    По часам Сухаревки, видневшимся из окна, мы вдруг втроем бросались на бумагу, состязались в быстроте наброска, вызывая удивление Джона Рида, Голичера и других заезжих, осматривающих нас иностранных товарищей и путешественников. От нас требовалась машинная быстрота: бывало, телеграфное известие о фронтовой победе через сорок минут – час уже висело по улице красочным плакатом.
    "Красочным" – сказано чересчур шикарно, красок почти не было, брали любую, чуть размешивая на слюне. Этого темпа, этой быстроты требовал характер работы, и от этой быстроты вывешивания вестей об опасности или о победе зависело количество новых бойцов. И эта часть общей агитации подымала на фронт.
    Вне телеграфной, пулеметной быстроты – этой работы быть не могло. Но мы делали ее не только в полную силу и серьезность наших умений, но и революционизировали вкус, подымали квалификацию плакатного искусства, искусства агитации. Если есть вещь, именуемая в рисунке "революционный стиль", – это стиль наших окон.
    Не случайно, что многие из этих работ, рассчитанные на день, пройдя Третьяковскую галерею, выставки Берлина и Парижа, стали через десять лет вещами настоящего так называемого искусства.   Я привожу в этой книге только незначительную часть материала, только то, что сохранилось в днях. Кроме двух, приводимых раньше по памяти, а теперь полностью – текстов "Азбуки" и "Бубликов", – все остальное не публиковалось и публиковаться, кроме этой книги, не будет.
    Для меня эта книга большого словесного значения, работа, очищавшая наш язык от поэтической шелухи на темах, не допускающих многословия.
    Это не столько чтение, сколько пособие для времен, когда опять придется крикнуть:
                 Голой рукой
                                 нас не возьмешь!
                 Деникина день
                                 сосчитан.
                 Красная Армия –
                                 красный еж –
                 верная
                           наша
                                 защита.
                 Голой рукой
                                 нас не возьмешь!
                 Час Колчака
                                 сосчитан.
                 Красная Армия –
                                 красный еж –
                 лучшая
                           наша
                                 защита.
                 Голой рукой
                                 нас не возьмешь!
                 Товарищи,
                                 все за оружие!
                 Красная Армия –
                                 красный еж –
                 железная сила содружия.

1930

Источник: В.В.Маяковский. Собр. соч. в 6 томах, т. 5. –М.: Библиотека "Огонек". Издательство "Правда", 1972, стр. 245–248.
 
 
 
 
 
 
 
В.В.Маяковский. Фото, 1929 г.

* 16 декабря 1929 года Маяковский сдал в Госиздат вместе с 8-м томом прижизненного Собрания сочинений сборник "Грозный смех. Окна РОСТА" (вышел из печати в 1932 году), который открывался статьей "Прошу слова..." .
 
 
 
 
 
Сайт "К уроку литературы"   Санкт-Петербург    © 2007-2017     Недорезова М. Г.
Яндекс.Метрика
Используются технологии uCoz