Главная  | "Балаганчик" Блока  | Иллюстрации Глазунова к лирике Блока | Иллюстрации Анненкова к поэме"Двенадцать" | Портрет Блока работы К.А.Сомова

Тема России в лирике Блока

 Тема России, Родины в творчестве Блока начинается со "Стихов о Прекрасной Даме". В основе символизма лежит философия Владимира Соловьёва, именем которого ознаменовано было для Блока начало девятисотых годов, то есть период "Прекрасной Дамы". Учение Вл.Соловьёва можно определить как воплощение духовного в жизненном. ("Знайте же, Вечная Женственность ныне // В теле нетленном на землю идёт") Драматургия поэзии Блока – эволюция вечно женственного. Он шёл от культа к культуре. От "Прекрасной Дамы" и "Незнакомки", через "Балаганчик" и "Снежную маску" к России и русской культуре.

Открытие России началось для Блока с древних преданий, заклинаний и заговоров, с которыми он знакомится по книжным сборникам и научным статьям. Первое стихотворение, посвящённое России, "Русь"(было написано в том же 1906 году, что и "Незнакомка"), навеяно народными легендами. Мотив сна, с которого начинается и которым завершается стихотворение, строки:

Русь, опоясана реками
И дебрями окружена,
С болотами и журавлями
И с мутным взором колдуна, –

напоминают о спящей, заколдованной пани Катерине из "Страшной мести" Гоголя, которая то закружится в безумном танце, то "с утра до позднего вечера бродит по тёмным дубравам". При прочтении строфы: "Где ведуны с ворожеями // Чаруют злаки на полях..." возникают в памяти пушкинские "Бесы". Здесь же появляется, далее развиваясь, и мотив дороги, столь важный, например, для Лермонтова, в поэзии которого он прочно связан с представлением о Родине. Наконец, упоминание о нищете "родимой старины", "лоскутах её лохмотий" и звукопись строк: "Живую душу укачала, // Русь..." заставляют вспомнить связанные с Родиной, Россией грустные поэтические размышления Некрасова ("Быстро лечу я по рельсам чугунным, // Думаю думу свою"). Наличие, и даже почти цитирование мотивов А.Пушкина, М.Лермонтова, Н.Гоголя, Н.Некрасова естественно и понятно, потому что поэт должен "вступить в права наследия". Важно, что цитируются мотивы, связанные с представлением о Родине и для самих этих поэтов. Но облик России в стихотворении "Русь" ещё только предчувствуется.

Цикл "Родина"(1907-1916) в собрании стихотворений, составленном самим Блоком, расположен прямо после произведений, посвящённых Кармен, Любови Александровне Дельмас. Вступление к циклу "Родина" посвящено Любови Дмитриевне Блок.

О том, что было, не жалея,
Твою я понял высоту,
Да. Ты – родная Галилея
Мне, – невоскресшему Христу.
И пусть другой тебя ласкает,
Пусть множит дикую молву:
Сын Человеческий не знает,
Где приклонить ему главу.

Здесь оказались слиты воедино облик страны и облик женщины. И когда Блок произносит: "О Русь моя! Жена моя!" – это не просто дерзостный образ , а определение полного слияния с нею: "Наш путь – стрелой татарской воли // Пронзил нам грудь". По правилам грамматики последняя строка должна звучать иначе: либо "мне грудь", либо "нам груди". А тут – "нам грудь", единое целое. Это и есть отношение Блока к России.

Любовь к нищей России, к её народу Блок выразил в стихотворении «Россия»(1908). Вслед за Гоголем и Некрасовым Блок обращается со словами любви к нищей России и её народу. Тайная красота России обнаруживает себя и в «разбойной красе», и блеске мгновенного взора из-под платка, и в глухой песне ямщика. Обобщённый образ России – «лес да поле, да плат узорный до бровей» сияет древней красотой и вселяет веру в то, что не пропадёт она ( «и невозможное возможно…»).

Важны ключевые слова, с которыми Блок обращался к России. В стихотворении "Русь" сразу же возникает тайна: "Дремлю – и за дремотой тайна, // И в тайне – ты почиешь, Русь...". И в конце стихотворения: "Дремлю – и за дремотой тайна, // И в тайне почивает Русь...". Этот же мотив слышится и в настойчивых вопросах стихотворения "Родина": "Вольному сердцу на что твоя тьма? // Знала ли что? Или в Бога ты верила? // Что там услышишь из песен твоих?", "Что же маячишь ты, сонное марево? // Вольным играешься духом моим?"

Постоянно на всех уровнях повторяется мотив круга: "За Непрядвой лебеди кричали, // И опять, опять они кричат...", "Опять с вековою тоскою // Пригнулись к земле ковыли. // Опять за туманной рекою // Ты кличешь меня издали...". В стихотворениях цикла "На поле Куликовом" и "Россия" обилие смысловых, словесных, синтаксических, ритмических повторов, во всех стихотворениях цикла "Родина", и наконец прояснение значения этого мотива в стихотворении "Коршун": "Чертя за кругом плавный круг // Над сонным лугом коршун кружит // И смотрит на пустынный луг...".

Цикл "На поле Куликовом" (1908) – об историческом пути России, о её прошлом и будущем; не случайно символическим событием на этом пути для Блока оказывается именно Куликовская битва, которая стала началом духовного возрождения. И в жизни современной ему России поэт прозревает такое же "начало высоких и мятежных дней". Строфы, завершающие цикл, выражают не просто готовность героя к активному действию, но жажду высокого, рыцарского подвига во имя возрождения родной страны: "Не может сердце жить покоем, // Недаром тучи собрались. // Доспех тяжёл, как перед боем. // Теперь твой час настал. – Молись!". Меняются лики образа Родины – сначала картина русской природы ("Река раскинулась. Течёт, грустит лениво..."), потом Русь - жена, наконец, Родина святая.

"Из сердца кровь струится" – так мог сказать только поэт, осознавший свою судьбу, свою жизнь, кровно связанную с судьбой и жизнью Родины.

И так естественно в цикле "Родина" звучит стихотворение:

Я не предал белое знамя,
Оглушённый криком врагов,
Ты прошла ночными путями,
...................................................
А вблизи – всё пусто и немо,
В смертном сне враги и друзья,
И горит звезда Вифлиема
Так светло, как любовь

Примечания
Галилея – родина Христа.

По книге: Грачева И.С. Уроки русской литературы: Методическое пособие. - СПб.: "Велень", 1994. - с124-130.


Стихотворения Блока, которые следует перечитать, повторяя тему "Россия в лирике Блока"

 Русь (1906)

Ты и во сне необычайна.
Твоей одежды не коснусь.
Дремлю – и за дремотой тайна,
И в тайне – ты почиешь, Русь.

Русь, опоясана реками
И дебрями окружена,
С болотами и журавлями,
И с мутным взором колдуна,

Где разноликие народы
Из края в край, из дола в дол
Ведут ночные хороводы
Под заревом горящих сёл.

Где ведуны с ворожеями
Чаруют злаки на полях,
И ведьмы тешатся с чертями
В дорожных снеговых столбах.

Где буйно заметает вьюга
До крыши – утлое жильё,
И девушка на злого друга
Под снегом точит лезвеё.

Где все пути и все распутья
Живой клюкой измождены,
И вихрь, свистящий в голых прутьях,
Поёт преданья старины...

Так – я узнал в моей дремоте
Страны родимой нищету,
И в лоскутах её лохмотий
Души скрываю наготу.

Тропу печальную, ночную
Я до погоста протоптал,
И там, на кладбище ночуя,
Подолгу песни распевал.

И сам не понял, не измерил,
Кому я песни посвятил,
В какого бога страстно верил,
Какую девушку любил.

Живую душу укачала,
Русь, на твоих просторах, ты,
И вот – она не запятнала
Первоначальной чистоты.

Дремлю – и за дремотой тайна,
И в тайне почивает Русь,
Она и в снах необычайна.
Её одежды не коснусь.

 

         РОДИНА  (1907-1916)

        * * *
Ты отошла, и я в пустыне
К песку горячему приник.
Но слова гордого отныне
Не может вымолвить язык.

О том, что было, не жалея,
Твою я понял высоту:
Да. Ты – родная Галилея
Мне – невоскресшему Христу.

И пусть другой тебя ласкает,
Пусть множит дикую молву:
Сын Человеческий не знает,
Где приклонить ему главу.
30 мая 1907


* * *
В густой траве пропадешь с головой.
В тихий дом войдешь, не стучась...
Обнимет рукой, оплетет косой
И, статная, скажет: "Здравствуй, князь.

Вот здесь у меня – куст белых роз.
Вот здесь вчера – повилика вилась.
Где был, пропадал? что за весть принес?
Кто любит, не любит, кто гонит нас?"

Как бывало, забудешь, что дни идут,
Как бывало, простишь, кто горд и зол.
И смотришь – тучи вдали встают,
И слушаешь песни далеких сел...

Заплачет сердце по чужой стороне,
Запросится в бой – зовет и мани'т...
Только скажет: "Прощай. Вернись ко мне"–
И опять за травой колокольчик звенит...
12 июля 1907


* * *
Задебренные лесом кручи:
Когда-то там, на высоте,
Рубили деды сруб горючий
И пели о своем Христе.

Теперь пастуший кнут не свистнет,
И песни не споет свирель.
Лишь мох сырой с обрыва виснет,
Как ведьмы сбитая кудель.

Навеки непробудной тенью
Ресницы мхов опушены,
Спят, убаюканные ленью
Людской врагини – тишины.

И человек печальной цапли
С болотной кочки не спугнет,
Но в каждой тихой, ржавой капле –
Зачало рек, озер, болот.

И капли ржавые, лесные,
Родясь в глуши и темноте,
Несут испуганной России
Весть о сжигающем Христе.
Октябрь 1907 – 29 августа 1914

НА ПОЛЕ КУЛИКОВОМ

        1
Река раскинулась. Течет, грустит лениво
         И моет берега.
  Над скудной глиной желтого обрыва
         В степи грустят стога.

О, Русь моя! Жена моя! До боли
        Нам ясен долгий путь!
  Наш путь – стрелой татарской древней воли
         Пронзил нам грудь.

Наш путь – степной, наш путь – в тоске безбрежной –
         В твоей тоске, о, Русь!
  И даже мглы – ночной и зарубежной –
         Я не боюсь.

Пусть ночь. Домчимся. Озарим кострами
         Степную даль.
  В степном дыму блеснет святое знамя
         И ханской сабли сталь...

И вечный бой! Покой нам только снится
         Сквозь кровь и пыль...
  Летит, летит степная кобылица
         И мнет ковыль...

И нет конца! Мелькают версты, кручи...
         Останови!
  Идут, идут испуганные тучи,
         Закат в крови!

Закат в крови! Из сердца кровь струится!
         Плачь, сердце, плачь...
  Покоя нет! Степная кобылица
         Несется вскачь!
7 июня 1908

    2
Мы, сам-друг, над степью в полночь стали:
Не вернуться, не взглянуть назад.
За Непрядвой лебеди кричали,
И опять, опять они кричат...

На пути – горючий белый камень.
За рекой – поганая орда.
Светлый стяг над нашими полками
Не взыграет больше никогда.

И, к земле склонившись головою,
Говорит мне друг: "Остри свой меч,
Чтоб недаром биться с татарвою,
За святое дело мертвым лечь!"

Я – не первый воин, не последний,
Долго будет родина больна.
Помяни ж за раннею обедней
Мила друга, светлая жена!
8 июня 1908

    3
В ночь, когда Мамай залег с ордою
            Степи и мосты,
В темном поле были мы с Тобою, –
             Разве знала Ты?

Перед Доном темным и зловещим,
             Средь ночных полей,
Слышал я Твой голос сердцем вещим
             В криках лебедей.

С полуно'чи тучей возносилась
            Княжеская рать,
И вдали, вдали о стремя билась,
            Голосила мать.

И, чертя круги, ночные птицы
            Реяли вдали.
А над Русью тихие зарницы
            Князя стерегли.

Орлий клёкот над татарским станом
            Угрожал бедой,
А Непрядва убралась туманом,
            Что княжна фатой.

И с туманом над Непрядвой спящей,
           Прямо на меня
Ты сошла, в одежде свет струящей,
           Не спугнув коня.

Серебром волны блеснула другу
           На стальном мече,
Освежила пыльную кольчугу
           На моем плече.

И когда, наутро, тучей черной
          Двинулась орда,
Был в щите Твой лик нерукотворный
          Светел навсегда.
14 июня 1908

    4
Опять с вековою тоскою
Пригнулись к земле ковыли.
Опять за туманной рекою
Ты кличешь меня издали'...

Умчались, пропали без вести
Степных кобылиц табуны,
Развязаны дикие страсти
Под игом ущербной луны.

И я с вековою тоскою,
Как волк под ущербной луной,
Не знаю, что делать с собою,
Куда мне лететь за тобой!

Я слушаю рокоты сечи
И трубные крики татар,
Я вижу над Русью далече
Широкий и тихий пожар.

Объятый тоскою могучей,
Я рыщу на белом коне...
Встречаются вольные тучи
Во мглистой ночной вышине.

Вздымаются светлые мысли
В растерзанном сердце моем,
И падают светлые мысли,
Сожженные темным огнем...

"Явись, мое дивное диво!
Быть светлым меня научи!"
Вздымается конская грива...
За ветром взывают мечи...
31 июля 1908

    5       
                И мглою бед неотразимых
                 Грядущий день заволокло.

                                       Вл. Соловьев
Опять над полем Куликовым
Взошла и расточилась мгла,
И, словно облаком суровым,
Грядущий день заволокла.

За тишиною непробудной,
За разливающейся мглой
Не слышно грома битвы чудной,
Не видно молньи боевой.

Но узнаю тебя, начало
Высоких и мятежных дней!
Над вражьим станом, как бывало,
И плеск и трубы лебедей.

Не может сердце жить покоем,
Недаром тучи собрались.
Доспех тяжел, как перед боем.
Теперь твой час настал. – Молись!
23 декабря 1908


РОССИЯ
Опять, как в годы золотые,
Три стертых треплются шлеи,
И вязнут спицы росписные
В расхлябанные колеи...

Россия, нищая Россия,
Мне избы серые твои,
Твои мне песни ветровые –
Как слезы первые любви!

Тебя жалеть я не умею
И крест свой бережно несу...
Какому хочешь чародею
Отдай разбойную красу!

Пускай заманит и обманет, –
Не пропадешь, не сгинешь ты,
И лишь забота затуманит
Твои прекрасные черты...

Ну что ж? Одной заботой боле –
Одной слезой река шумней,
А ты всё та же – лес, да поле,
Да плат узорный до бровей...

И невозможное возможно,
Дорога долгая легка,
Когда блеснет в дали дорожной
Мгновенный взор из-под платка,
Когда звенит тоской острожной
Глухая песня ямщика!..
18 октября 1908


ОСЕННИЙ ДЕНЬ
Идем по жнивью, не спеша,
С тобою, друг мой скромный,
И изливается душа,
Как в сельской церкви темной.

Осенний день высок и тих,
Лишь слышно – ворон глухо
Зовет товарищей своих,
Да кашляет старуха.

Овин расстелет низкий дым,
И долго под овином
Мы взором пристальным следим
За лётом журавлиным...

Летят, летят косым углом,
Вожак звенит и плачет...
О чем звенит, о чем, о чем?
Что' плач осенний значит?

И низких нищих деревень
Не счесть, не смерить оком,
И светит в потемневший день
Костер в лугу далеком...

О, нищая моя страна,
Что' ты для сердца значишь?
О, бедная моя жена,
О чем ты горько плачешь?
1 января 1909


* * *
                    Не уходи. Побудь со мною,
                    Я так давно тебя люблю.
Дым от костра струею сизой
Струится в сумрак, в сумрак дня.
Лишь бархат алый алой ризой,
Лишь свет зари – покрыл меня.

Всё, всё обман, седым туманом
Ползет печаль угрюмых мест.
И ель крестом, крестом багряным
Кладет на даль воздушный крест...

Подруга, на вечернем пире,
Помедли здесь, побудь со мной.
Забудь, забудь о страшном мире,
Вздохни небесной глубиной.

Смотри с печальною усладой,
Как в свет зари вползает дым.
Я огражу тебя оградой –
Кольцом из рук, кольцом стальным.

Я огражу тебя оградой –
Кольцом живым, кольцом из рук.
И нам, как дым, струиться надо
Седым туманом – в алый круг.

Август 1909


* * *
Русь моя, жизнь моя, вместе ль нам маяться?
Царь, да Сибирь, да Ермак, да тюрьма!
Эх, не пора ль разлучиться, раскаяться...
Вольному сердцу на что твоя тьма?

Знала ли что? Или в бога ты верила?
Что' там услышишь из песен твоих?
Чудь начудила, да Меря намерила
Гатей, дорог да столбов верстовых...

Лодки да грады по рекам рубила ты,
Но до Царьградских святынь не дошла...
Соколов, лебедей в степь распустила ты –
Кинулась и'з степи черная мгла...

За' море Черное, за' море Белое
В черные ночи и в белые дни
Дико глядится лицо онемелое,
Очи татарские мечут огни...

Тихое, долгое, красное зарево
Каждую ночь над становьем твоим...
Что' же маячишь ты, сонное марево?
Вольным играешься духом моим? 
28 февраля 1910


* * *
Я не предал белое знамя,
Оглушенный криком врагов,
Ты прошла ночными путями,
Мы с тобой – одни у валов.

Да, ночные пути, роковые,
Развели нас и вновь свели,
И опять мы к тебе, Россия,
Добрели из чужой земли.

Крест и насыпь могилы братской,
Вот где ты теперь, тишина!
Лишь щемящей песни солдатской
Издали' несется волна.

А вблизи – всё пусто и немо,
В смертном сне - враги и друзья.
И горит звезда Вифлеема
Так светло, как любовь моя.
3 декабря 1914


Последнее стихотворение цикла «Родина»
КОРШУН
Чертя за кругом плавный круг,
Над сонным лугом коршун кружит
И смотрит на пустынный луг. –
В избушке мать над сыном тужит:
"На' хлеба, на', на' грудь, соси,
Расти, покорствуй, крест неси".

Идут века, шумит война,
Встает мятеж, горят деревни,
А ты всё та ж, моя страна,
В красе заплаканной и древней. –
Доколе матери тужить?
Доколе коршуну кружить?
22 марта 1916 года

Источник: Блок А.А. Стихотворения и поэмы. - М.: Художественная литература, 1969.
вернуться в начало страницы
Сайт "К уроку литературы"   Санкт-Петербург    © 2007-2017     Недорезова М. Г.
Яндекс.Метрика
Используются технологии uCoz