Главная  |  Иллюстрации к комедии "Ревизор"   | Гоголь читает "Ревизора" | Иллюстрации П.М.Боклевского к поэме "Мертвые души" | Портрет Гоголя работы Ф.Моллера

«Ревизор» Н.В.Гоголя в театре

"Драма живет только на сцене..."
Н.В.Гоголь (Из письма М.П. Погодину 20 февраля 1833 года)
"Ревизор" на сцене БДТ, 1972 год

     "Тайна сценического обаяния Гоголя" – так назвал свою статью о комедии "Ревизор" В.И.Немирович-Данченко. Режиссер БДТ Г.А.Товстоногов в своих "Беседах с коллегами" признавался, что его "всегда подспудно мучила тайна, загадка великого произведения". Эта загадка рождала у режиссера все новые и новые вопросы: "Как подойти к этой пьесе, чтобы передать все ее величие, в один эмоциональный сгусток соединить ее разоблачительный пафос и неповторимый юмор, ее стихию смешного? Что делает "Ревизора" вечно живым?"

М. Добужинский. Эскиз занавеса "Провинциальный город" к спектаклю по Н.Гоголю "Ревизор" в постановке Михаила Чехова в 1933 году

К.Лавров в роли Городничего, 1972 год

   8 мая 1972 года состоялась премьера "Ревизора" в БДТ <Постановка и оформление Г.А. Товстоногова. Костюмы и суперзанавес по эскизам М.В. Добужинского*. Композитор С.М. Слонимский. Режиссер Ю.Е. Аксенов. Балетмейстер С.П. Кузнецов>. Режиссер-постановщик Г.А.Товстоногов предложил свой вариант первой мизансцены. Суперзанавес, оформленный по эскизам театрального художника М.В.Добужинского <Н. Волкова, вдова И. Зильберштейна, рассказывает: «Георгий Товстоногов попросил предоставить ему цветные копии этих рисунков. Потом, в 1972-ом году, им был поставлен спектакль "Ревизор". Где костюмы и записи были сделаны по рисункам Добужинского.»>, позволил жителю перенестись в заштатный городок России. На сцене темно, луч света освещает застывшую фигуру Городничего – К.Лаврова с роковым письмом в руке. Он долго сидит один. Тишина. Вдруг слышится голос И.Смоктуновского: "На зеркало неча пенять, коли рожа крива". Эта народная пословица приведена Гоголем в качестве эпиграфа, она стала и эпиграфом к спектаклю. Голос И.Смоктуновского зрители услышали вновь во время "парада" чиновников, когда луч света выхватывал их из темноты одного за другим. Появление каждого сопровождалось характеристикой, взятой из гоголевских "Замечаний для господ актеров". Так Г.А.Товстоногов обозначил присутствие в спектакле автора.
   В лучших своих постановках "Ревизор" открывал неповторимое "лицо автора". Спектакль, поставленный в БДТ Г.А.Товстоноговым, – совершенно свободное от заштампованных театральных традиций прочтение Гоголя. Обратимся к стенографическим записям репетиций, которые представлены в книге "Беседы с коллегами". Третья глава рассказывает о том, как складывался замысел театральной постановки, как в процессе репетиций облекался в совершенную форму.
   В записи репетиции первой сцены видим, что все направлено на выявление подтекста, скрытых мотивов поведения персонажей. Обращаясь к актерам, Г.А.Товстоногов говорил: "Я думаю, вы все понимаете, что страх сыграть нельзя, это состояние. Но обстоятельства таковы, что страх перед ревизором определяет поступки, действия и слова персонажей. Они говорят именно то, что может быть сказано только при этих обстоятельствах. Когда это получается – начинается действие. Иначе все стоит на месте и начинается изображение".
    Режиссер заставляет по-новому взглянуть на те эпизоды, которые в школьном анализе предстают чаще всего как "проходные". В I действии это эпизод с Бобчинским и Добчинским: "Эта сцена – настоящий актерский этюд". И совет актерам: "Надо сбить "парный конферанс"... попробуем сделать их врагами". "Рассказ Добчинского – важнейший кусок. Сквозь дебри ерунды – важнейшее событие: ревизор в городе!" Как много сказано о небольшом эпизоде! Последняя фраза по своей тональности напоминает первую реплику Городничего. Стилистика режиссерских рассуждений увлекает, побуждает актеров к поиску, к действию. Стремясь вырваться из-под власти театральных штампов, Г.А.Товстоногов приглашает и актеров к размышлению о сути характеров и обстоятельств.
    Вот еще один пример глубокого постижения гоголевского текста: "Для Городничего все чиновники в свете приезда ревизора стали выглядеть в новом качестве. Теперь потенциальные враги стали реальными. Разве судья раньше позволил себе сказать про шубу и шаль? Как бы пошла жизнь I акта, если бы известие о ревизоре пришло не в начале акта, а в конце? Совсем иначе. Но теперь Городничий зависит от кретина Почтмейстера, от Судьи, от Земляники. Все осветилось новым светом".
    Среди вопросов, которые возникли в ходе репетиций, ключевым был вопрос: "Чем можно объяснить стремительность развития действия, общую слепоту, загипнотизированность, недоразумения, каскад ошибок, которые совершает городничий и его присные?". Этот вопрос является основным и в школьном анализе комедии "Ревизор".
    Ответ определился словом – страх. Г.А.Товстоногов не первым заговорил о страхе как побудительном мотиве комедии. Но для него страх не просто состояние, которое переживают гоголевские герои. Его интересует многозначность этого явления: "Страх – как реально действующее лицо пьесы", "страх, рождающий наваждение, делающее Хлестакова ревизором". "Мне кажется, что вся пьеса говорит о всеобщей заразительной силе страха... Страх позволит нам проникнуть в фантастическую природу пьесы, создать атмосферу, в которой происходят необъяснимые с точки зрения нормальной логики явления... В сочетании реальности с фантасмагорией заключено художественное величие "Ревизора". Все объяснимо и в то же время фантастично, призрачно", – делает вывод режиссер.
    Страх – это и сценическая метафора, которая нашла в спектакле Товстоногова пластическое выражение. Как только городничий, читая роковое письмо, дошел до слова "инкогнито", в верхнем углу темного пространства сцены луч света выхватывает мчащуюся на тройке фигуру в полумаске и темном плаще, звенит колокольчик. Этот призрак-наваждение будет возникать всякий раз, когда кто-нибудь из чиновников произнесет слово "инкогнито": сработает эффект незримого присутствия ревизора.
    Вот еще одно принципиально важное утверждение режиссера: "Страх – это обстоятельство, которое не только не убивает смех, а напротив, позволяет добывать его и искать в таких плоскостях пьесы, где он на первый взгляд и не предполагался". Г.А.Товстоногов выступил против того, чтобы "добиваться смеха самоцельно". Чтобы показать "величие комедии", по его мнению, "надо сделать попытку объявить войну водевилю, забыть, что это должно быть смешно, забыть, что играем комедию. Комедия свои права все равно возьмет". Нужно окунуться в "стихию смешного", "стихию высокой комедии", которая и рождает "всеочищающий смех".
    Сказанное Г.А.Товстоноговым на репетиции "Ревизора" свидетельствует о глубоком проникновении в авторский замысел, в суть произведения Гоголя, для которого история о мнимом ревизоре открывала возможность показать на сцене не просто смешные персонажи, но типы, совершенно русские типы: "...сколько есть у нас добрых людей, но сколько есть и плевел, от которых житья нет добрым и за которыми не в силах следить никакой закон. На сцену их: пусть видит их весь народ, пусть посмеется им. О, смех великое дело! Ничего более не боится человек так, как смеха", – писал Гоголь в статье "Петербургская сцена 1835-36 г."
    Построив комедию "Ревизор" на "общей завязке", показав не частных, а должностных лиц, в руках которых находится власть над людьми, Гоголь выводит сценическое действие за рамки анекдотического случая. Это-то и делает "Ревизора" "вечно живым", определяя содержание режиссерских подходов к этой пьесе. "Мне бы хотелось, – отмечал Г.А.Товстоногов, – средствами театра передать величие комедии, вскрыть серьезность смысла происходящего, уйти от водевиля и пронести это в каждом персонаже, в каждой сцене через весь спектакль. и чтобы в результате прозвучал через "невидимые миру слезы" и всеочищающий смех вопрос великого гуманиста и художника: как же это получается, что человек, созданный для высокого, становится негодяем, обманщиком, мучителем, и разорителем, и угнетателем ближнего своего?"
(Источник: Чернова И. И. Что открывает театр в комедии Гоголя "Ревизор"?: Опыт сценич. коммент// Лит. в шк. – 1995. – №1. – С. 74-80.
)

Комедия Н.В.Гоголя "Ревизор" в БДТ. Сцены из спектакля

*Добужинский Мстислав Валерианович [2 (14) августа 1875, Новгород – 20 ноября 1957, Нью-Йорк], русский график и театральный художник. Книжная графика Добужинского (иллюстрации к «Свинопасу» Андерсена, издание 1922; «Белым ночам» Ф. М. Достоевского, 1923; «Трем толстякам» Олеши, издание 1928) оказала значительное влияние на развитие этого вида искусства в России. В книжной и станковой графике, карикатурах, театральных работах изящная стилизованная манера художника сочетается с чертами трагического гротеска. С 1925 жил в Литве, с 1939 – в Великобритании, Франции и США, где занимался в основном оформлением театральных спектаклей (всего более ста, в том числе «Ревизор» Н. В. Гоголя). (посмотреть на этом сайте страницу "Картина М.В.Добужинского «Гримасы города», 1908 г.")

Гоголь Н.В. Ревизор

Ресурсы интернета: ФЭБ: Немирович-Данченко Вл. Тайна сценического обаяния Гоголя. – 1953

Сайт "К уроку литературы"   Санкт-Петербург    © 2007-2017     Недорезова М. Г.
Яндекс.Метрика
Используются технологии uCoz