Главная
Петербург в русской литературе
Ахматова в Петербурге
Кубофутуристы в Петербурге
Петербург Мандельштама
 
 
 
 
Картина М.В.Добужинского* "Гримасы города"(1908)
     Городские пейзажи Мстислава Валериановича Добужинского (1875 – 1957) привлекают графической  изысканностью, тревожной таинственностью. Урбанистические  мотивы художника предваряли позднейшие творческие  искания европейского искусства. Так же, как символисты, Добужинский заботится о повышении эмоциональной выразительности языка искусства, так же, как и они, стремится к музыкальному воздействию образа (символисты считали музыку самым совершенным символом, поскольку она умеет внушить сущность, не называя ее). В 1902 году он сблизился с художниками "Мира искусства", разделял их ретроспективный эстетизм и культ Старого Петербурга, "полного горькой поэзии и тайны", в создании которого он сам принимал непосредственное участие. "Меня интересовала больше всего "изнанка" города... Я рисовал Питер, его "уголки", а красотами Петербурга любовался, но рисовать их не подмывало...  За парадный С.-Петербург я взялся попутно лишь по настоянию друзей и "заказчиков", хотя довольно рано, с 1903 – 4 г.: большие графические рисунки – Зимний дворец, Фонтанка с Чернышевым мостом и ансамблем казенных зданий, Исаакий от Сената и Невский проспект с Казанским собором" (Письмо художнику Е. Климову // Новый Журнал. 1975. № 120. С. 174 – 175).
 

     Добужинский постоянно ощущал «присутствие тайны в мире и жизни» и поэтому, «чувствовал склонность к мистике». Он выискивает «гримасы и курьезы» на улицах города, в природе, музеях. Его записные книжки, альбомы, полки полны зарисовок с натуры причудливой формы труб, фонарей, деревьев и пней, похожих очертаниями на какие-то странные существа. Собирает он и забавные тексты реклам, вывесок.
        Следует заметить, что Петербург Ахматовой во многом перекликается с работами Добужинского стремлением к постижению в интуитивно-лирическом переживании таинственной души мира, скрытой за его обыденной и часто пошлой оболочкой. «Ветер рвал со стены афиши, / Дым плясал вприсядку по крыше, / И кладбищем пахла сирень. / И царицей Авдотьей заклятый, Достоевский и бесноватый / Город в свой уходил туман / И выглядывал вновь из мрака / Старый питерщик и гуляка / Как пред казнью бил барабан…».*
        Нетрудно проследить в этом отрывке параллели с картиной Добужинского «Гримасы города», где над торжественным траурным шествием, возглавленным факельщиками, царят огромный декольтированный торс и белозубая улыбка вульгарной краснощекой красавицы на рекламе какао. Она выглядит куда более живой и активной, чем фигуры, наполняющие пейзаж. Механически замедленны движения факельщиков. Зрители на первом плане скрыты зонтами. Среди них шарманщик с обезьянкой. Она так же, как ее хозяин, сняла свою шляпу с перьями перед зрелищем смерти. Почти в зеркальном отражении повторяются два жеста: руки уличного зеваки в сторону погребальной процессии и, как иронический парафраз, руки на рекламе.
       Город Добужинского – это живой организм, в котором воедино слиты история и современность, быт и миф, умирающее и зарождающееся, высокое и пошлое, быт и фантастика, проза и поэзия, – словом, все те парадоксы, без которых немыслимо творчество Добужинского.


*Добужинский Мстислав Валерианович (1875 – 1957) – русский художник, мастер городского пейзажа, участник творческого объединения "Мир искусства", художественный критик, мемуарист. Работал в области станковой и книжной графики (оформлял журналы "Мир искусства", "Золотое руно", "Аполлон"), писал исторические картины. вернуться

 
 
Сайт "К уроку литературы"   Санкт-Петербург    © 2007-2017     Недорезова М. Г.
Яндекс.Метрика
Используются технологии uCoz