Главная
Пастернак Б.Л. Основные даты жизни и творчества
Поэзия Серебряного века. "Центрифуга"
Язык художественных произведений. Стихотворение Б.Пастернака "Единственные дни"
Пастернак Б.Л. Стихотворения Юрия Живаго
Пастернак Б.Л. Иней
Пастернак Б.Л. Смерть
Портрет Б.Л.Пастернака работы художника Ю.Анненкова, 1921
Уроки по лирике и роману Б.Л. Пастернака "Доктор Живаго"
 

Стихотворения Юрия Живаго
 
Урок по роману Б.Л. Пастернака "Доктор Живаго"[1]

Урок 4(101).
Стихотворения Юрия Живаго


Цель урока: определить место и значение «Стихотворений Юрия Живаго»[2] в композиции и замысле романа.

Методические приемы: лекция с элементами беседы, анализ стихотворений.

Ход урока.

I. Слово учителя.

Роман о жизни на земле Юрия Андреевича Живаго начинается со смерти матери, а завершается его смертью. Лариса же попросту исчезает с лица земли («однажды… ушла из дому и больше не возвращалась»), «пропала неизвестно где, забытая под каким-нибудь безымянным номером из впоследствии запропастившихся списков, в одном из неисчислимых общих или женских концлагерей севера». О страшной судьбе их дочери, получившей «варварскую, безобразную кличку» Танька Безочередева[3], мы узнаем из разговора Гордона и Дудорова в эпилоге романа. Строчка Блока, которую вспоминают друзья («Мы дети страшных лет России»), приобретает новое символическое значение: «Когда Блок говорил это, это надо было понимать в переносном смысле, фигурально. И дети были не дети, сыны, детища, интеллигенция, и страхи были не страшны, а провиденциальны, апокалиптичны, а это разные вещи. А теперь все переносное стало буквальным, и дети — дети, и страхи страшны, вот в чем разница».

Роман заканчивается ощущением свободы, красной нитью пронизывающим произведение. Постаревшие Гордон и Дудоров перелистывают тетрадь писаний Живаго, ставших вечным его воплощением, его воскрешением: «Смерть можно будет побороть // Усильем Воскресенья» — это последние строки стихотворения «На Страстной». Стихи Юрия Живаго — это бессмертие героя, его инобытие, вечная жизнь его души и души самого автора, который понимал свое творение как исполненную миссию: «Я окончил роман, — писал Пастернак Варламу Шаламову, — исполнил долг, завещанный от Бога».

II. Анализ стихотворений.

Задание.
Прочитаем стихотворение, открывающее цикл, с шекспировским названием «Гамлет» и попробуем разобраться в его образной структуре.
Тема Гамлета созвучна теме романа. Трагедия Гамлета, по Пастернаку, — это не драма долга и самоотречения, и это сближает этот образ с образом Христа. «Если только можно, Авва Отче, // Чашу эту мимо пронеси» это слова Христа. Стихотворение «Гамлет» — и о шекспировском герое, и о Христе, и о герое романа Юрии Живаго, и о самом авторе романа, трагически ощущающем свое существование, и вообще о человеке в положении Гамлета. Долг человека — заплатить муками за чудо жизни. Евангельские образы, высокий библейский слог соединены с народной пословицей, содержащей простую, но очень глубокую мысль: «Жизнь прожить — не поле перейти». Жизнь символична, потому что она значительна во всех своих проявлениях. И предметом поэзии является сама жизнь.
Недаром следующим стихотворением цикла является «Март», месяц пробуждения жизни природы.

— Какими средствами утверждается жизнь в стихотворении «Март»?

(Стихотворение «Март» как и Гамлет написано пятистопным хореем и содержит четыре строфы. Но трагическое звучание «Гамлета» в последней строке («Жизнь прожить — не поле перейти») сменяется оптимистическим настроением «Марта». Каждое явление природы одухотворено, олицетворено, наполнено высшим смыслом: «Солнце греет до седьмого пота, // И бушует, одурев, овраг»; «дымится жизнь в хлеву коровьем»; «здоровьем пышут зубья вил». Назывные предложения третьей строфы, отмеченные радостной, восклицательной интонацией, передают удивление и восторг перед очередным чудом жизни:

Эти ночи, эти дни и ночи!
Дробь капелей к середине дня,
Кровельных сосулек худосочье,
Ручейков бессонных болтовня!)

Только у Пастернака мы находим сравнение весны с «дюжей скотницей», у которой «дело... кипит в руках». Прекрасное есть жизнь. Поэтому «пахнет свежим воздухом навоз», он «всего живитель и виновник». Нет низкого, и нет высокого, есть работа, есть вечная жажда жизни и ее бесконечное обновление.

— Как связаны стихотворения «Гамлет», «Март» и «На Страстной»?

(Стихотворение «Март» скрепляет первое и третье стихотворения цикла своей мнимой простотой, обыденностью, утверждением простых жизненных ценностей. «...март разбрасывает снег / На паперти толпе калек». Сама природа участвует в событиях Страстной недели: «Вода буравит берега // И вьет водовороты»; «Деревья смотрят нагишом // В церковные решетки... // Сады выходят из оград, // Колеблется земли уклад: // Они хоронят Бога». Обновление жизни, весна природы вызывает Воскресение Христа:

Но в полночь смолкнут тварь и плоть,
Заслышав слух весенний,
Что только-только распогодь,
Смерть можно будет побороть
Усильем Воскресенья.)

— Какие еще связи вы видите в стихотворениях цикла?

(Цикл «Стихотворения Юрия Живаго» заключает в себе и годичный природный цикл: весна, лето, осень, зима. «Март», «Белая ночь» и «Весенняя распутица» связаны с пробуждением природы, пробуждением человеческой жизни, в которой перемешаны «доли // Безумства, боли, счастья, муку». Лето — «Объяснение» — возвращение жизни, ее новый виток:

Жизнь вернулась так же беспричинно,
Как когда-то странно прервалась.
Я на той же улице старинной,
Как тогда, в тот летний день и час.)

— Какова роль слов «так же», «те же», «вновь», повторяющихся образов?

(Эти слова и повторяющиеся образы и фразы усиливают впечатление гармоничности, цикличности, постоянного возобновления.) «Лето в городе», «Ветер», «Хмель», «Бабье лето» — пора зрелой любви, буйства жизни — завершаются «Свадьбой»:

Жизнь ведь тоже только миг,
Только растворенье
Нас самих во всех других
Как бы им в даренье.

В стихотворении «Осень» в общую гамму добавляется вкус «горечи вчерашней» и «сегодняшней тоски». И в «Сказке» — вновь обращение к вечным образам, уже мифологическим. В итоге поединка всадника со змеем — «труп дракона» и вечный сон: «душа во власти сна и забытья». Чеканный, застывший символ: всадник, пронзивший змея копьем, и сказочная невозможность сбросить оковы сна. Назывные предложения обозначают вечность:

Сомкнутые веки.
Выси. Облака.
Воды. Броды. Реки.
Годы и века.

Единство текучести и неподвижности.

В следующем за «Сказкой» «Августе» — трагические ноты смерти и расставания, связаны с Преображением Господним:

Прощай, размах крыла расправленный,
Полета вольное упорство,
И образ мира, в слове явленный,
И творчество, и чудотворство.

Обратим внимание на этимологическую и семантическую (смысловую) близость слов «творчество» и «чудотворство» и на сближение «творцов» художника и Бога.

«Зимняя ночь» построена как воспоминание о любви: все глаголы в прошедшем времени. Симметрично расположенный рефрен «Свеча горела на столе, // Свеча горела» завораживает, усиливает впечатление кружения метели, возвращения воспоминаний. Боль этих воспоминаний в следующих стихотворениях — «Разлука» и «Свидание»:

Но кто мы и откуда,
Когда от всех тех лет
Остались пересуды,
А нас на свете нет?

И опять евангельский символ — «Рождественская звезда», после которого — «Рассвет», новое обращение к Богу:

И через много-много лет
Твой голос вновь меня встревожил,
Всю ночь читал я твой завет
И как от обморока ожил.

Отметим, что «Ты», «Твой» написаны с большой буквы, потому что эти слова начинают стихотворные строки; «твой», «о тебе» тоже должны бы начинаться с заглавных букв, ведь речь идет о Христе. Дело в цензурных соображениях, которыми руководствовался автор, чтобы стихотворение было напечатано (оно вышло в альманахе «День поэзии. 1956»).

И — снова весна (стихотворение «Земля»):
И та же смесь огня и жути
На воле и в жилом уюте,
И всюду воздух сам не свой.
И тех же верб сквозные прутья,
И тех же белых почек вздутья
И на окне, и на распутье,
На улице и в мастерской.

В картину весеннего «приволья» и «нахрапа» вклинивается смесь «огня и жути», «человеческое горе», и опять звучит мотив «призвания», «долга»:

Зачем же плачет даль в тумане,
И горько пахнет перегной?
На то ведь и мое призванье,
Чтоб не скучали расстоянья,
Чтобы за городскою гранью
Земле не тосковать одной.

Последние четыре стихотворения: «Дурные дни», «Магдалина» (I и II), «Гефсиманский сад» уже полностью говорят о вечном Бытие лирического героя. Страданиями, сомнениями Гамлета» («Если только можно, Авва Отче, // Чашу эту мимо пронеси») открывается цикл, и в «Гефсиманском саду», то есть на том же месте, в тот же час, заканчивается, завершая, таким образом, один из бесконечных жизненных циклов. Все уже написано в «книге жизни»:

«Сейчас должно написанное сбыться,
Пускай же сбудется оно. Аминь».

И все-таки каждый раз на муки во имя жизни идут добровольно:

«Ты видишь, ход веков подобен притче
И может загореться на ходу.
Во имя страшного ее величья
Я в добровольных муках в гроб сойду.
Я в гроб сойду и в третий день восстану,
И, как сплавляют по реке плоты,
Ко мне на суд, как баржи каравана,
Столетья поплывут из темноты».

— Как вы считаете, какую роль выполняют стихи Юрия Живаго, включенные Пастернаком в текст романа?

— Как вы считаете, уровень мастерства, сказывающийся в стихах Юрия Живаго, характерная для них образная система дают основания утверждать, что их написал большой и глубокий поэт Борис Пастернак?

III. Слово учителя.

Жизнь человека в романе Пастернака дается не в рамках его социально-исторического конкретного существования, а в системе ценностей человечества, и это позволяет увидеть характер во всей его сложности и глубине, в ретроспективе и перспективе вечности. Это и создает уверенность в бесконечности обновления жизни, в возможности жизни вечной.



Домашнее задание
Подготовка к сочинению по творчеству Б. Л. Пастернака.

Уроки 5-6(102-103).
Сочинение по творчеству Б. Л. Пастернака


Темы сочинений:

1. Тема поэта и поэзии в творчестве Пастернака.
2. Взаимоотношения человека и природы в творчестве Пастернака.
3. Тема интеллигенции в революции и ее решение в романе «Доктор Живаго».

Тезисный план сочинения:
Тема интеллигенции в революции и ее решение в романе Б. Л. Пастернака «Доктор Живаго»

I. Введение
Взаимоотношения интеллигенции и революции, место интеллигенции в революции как одна из актуальных и острых тем русской литературы. Отражение этой темы в творчестве Бунина, Блока, Горького, Булгакова.

II. Основная часть
1. Пастернак и русская революция:
— восхищение революционной стихией (понимание революции близко к блоковскому);
— приоритет человеческих ценностей;
— абсолютная человеческая и творческая свобода.
2. Доктор Живаго и роман о нем:
— автобиографичность образа Юрия Живаго;
— Юрий Живаго — нравственный идеал Пастернака;
— судьба независимой личности в период исторических катаклизмов;
— прославление «живой жизни», свободы, достоинства человека и неприятие насилия, догм, схем;
— смысл названия романа (и имени героя);
— выбор, сделанный героем: «Единственное, что в нашей власти, это суметь не исказить голоса жизни, звучащего в нас»;
— тема ответственности человека перед временем, перед собой как тема выбора трагического и высокого жребия.
3. Противопоставление позиции Живаго позиции Антипова Стрельникова и героев, олицетворяющих революцию:
— герои, воплотившие в себе идеи (Микулицын, Стрельников) и стихию (Памфил Палых) революции;
— два взгляда на жизнь и историю:
«вечно растущая, вечно меняющаяся, неуследимая в своих превращениях жизнь общества» (Юрий Живаго) и «материал, грубое вещество», которое необходимо переделать (Ливерий Микулицын);
Живаго — человек, сохранивший «свободу души», и Стрельников, разрушивший себя, свою личность, свою душу.

III. Заключение
Роман Б. Л. Пастернака — повествование о трагедии, постигшей Россию, русскую интеллигенцию и одного из лучших ее представителей, о неистребимости культуры.

Дополнительный материал к урокам — практикум

1. Литературоведы С. Пискунова и В. Пискунов пишут о впечатлении от романа Пастернака: «...Самым поразительным, самым ослепительным читательским впечатлением оказывается (для нас, во всяком случае) чувство счастья и освобождения. Оно возникает с первых же страниц «Доктора Живаго» рядом с совсем еще не ужасными ужасами — просто детскими страхами ребенка, всматривающегося в бушевание вьюги за ночным окном, — крепнет и усиливается к концу книги, параллельно и по мере нарастания ужасов взаправдашних».

— Как вы понимаете выражение «с совсем еще не ужасными ужасами»?
— Как представлен в романе Пастернака процесс «нарастания ужасов взаправдашних»? Действительно ли они именно нарастают, не перечисляются?

2. Литературовед Д. С. Лихачев пишет: «... «Доктор Живаго» даже не роман. Перед нами род автобиографии — автобиографии, в которой удивительным образом отсутствуют внешние факты, совпадающие с реальной жизнью автора... И тем не менее автор (Пастернак) пишет о самом себе, но пишет как о постороннем, он придумывает себе судьбу, в которой можно было бы наиболее полно раскрыть перед читателем свою внутреннюю жизнь».

— Каковы наиболее выразительные, запоминающиеся «внешние факты» жизни главного героя романа?
— Что характерно для «внутренней жизни» Юрия Андреевича Живаго в первую очередь? Чем эта внутренняя жизнь близка «внутренней жизни» самого Пастернака, проявившейся в его лирике?

3. Критик П. Горелов замечает: «Д. С. Лихачев предлагает видеть в произведении Пастернака не роман, а роман — лирическое стихотворение; не прозаическое, а — «поэт отношение к действительности»; «род автобиографии»... Нет, нельзя согласиться с соображениями Д. С. Лихачева «прозаическое» и «поэтическое» для него просто эвфемизмы для «неудачного» и «удачного» в романе Пастернака...»

— Какова ваша оценка возражения критика Д. С. Лихачеву?
— Действительно ли «неудачное» в романе — это «прозаическое», а «удачное» —«поэтическое»?

4. «Юрий Андреевич Живаго — это и есть Лирический герой Пастернака, который и в прозе остается лириком... Живаго — это личность, как бы созданная для того, чтобы воспринимать эпоху, нисколько в нее не вмешиваясь. В романе главная действующая сила — стихия революции. Сам же главный герой никак не влияет и не пытается влиять на нее, не вмешивается вход событий, он служит тем, к кому попадает» (Д. С. Лихачев).

— Действительно ли Юрий Живаго создан «для того, чтобы воспринимать эпоху, нисколько в нее не вмешиваясь»?
— Как позиция «не вмешивается в ход событий» характеризует главного героя романа?
— Как бы вы объяснили неясности, связанные с пониманием позиции героя в мире?

5. Критик С. Елкина пишет «…Трудно согласиться с академиком Д. Лихачевым, что не следует «находить за описаниями бедствий осуждение чего-то их породившего». Более того, представляется, что и сам замысел романа у автора возник в тесной связи с поиском причин этих бедствий (не случайно в «Эпилоге» романа он первым из советских писателей заговорил об ошибках коллективизации о сталинском терроре, лагерях)».

— Где и как в романе «Доктор Живаго» Пастернак описывает бедствия эпохи? Каково отношение к ним писателя?
— Действительно ли в «Эпилоге» автор «заговорил об ошибках коллективизации, о сталинском терроре, о лагерях»?
— Кто прав в дискуссии об отношении автора романа к описываемым им бедствиям и трагедиям эпохи?

6. Критик Д. Урнов писал: «...Когда заканчиваешь читать «Доктора Живаго», то вспомнить из жизни заглавного героя оказывается нечего — ни эпизода, ни момента, ни сцены, которые бы запечатлелись в памяти как яркое переживание. Пересказ сюжета у того, кто не читал роман, может создать иное впечатление: ведь, кажется, сколько всего происходит! Да, события, великие и мальте, общественные и частные, совершаются, точнее, обозначаются непрерывно… и в тоже время ни одно из событий, больших или мелких, не пережито Живаго с достаточной (для читателя) выразительностью».

— Какие «события, великие и малые, общественные и частные» запоминаются читателю «Доктора Живаго» прежде всего?
— В чем причина различного восприятия романа теми, кто читал, и кто не читал?

7. «В отличие от Д. С. Лихачева, не без основания увидевшего в Ларисе символический образ России, мы хотели бы соотнести образ «сестры» Ларисы Федоровны (в момент сближения с Живаго она работает сестрой милосердия в госпитале) именно с «сестрой моей — жизнью», чей истинный путь — гармоническое сочетание стихийности и культуры, тела и ума, раскованного самоутверждения и самоотрицания. Именно этой гармонией пронизана любовь Ларисы к Живаго» (С. Пискунова, В. Пискунов).

— Действительно ли «истинный путь» Ларисы — это «гармоническое сочетание стихийности и культуры» и т. д.? Чье мнение, С. Пискунова или Д. С. Лихачева, кажется вам более обоснованным?
— В чем состоит «гармония», которой пронизаны мотивы Ларисы?

8. Писатель Варлам Шаламов заметил в письме к автору «Доктора Живаго»: «...Лариса своей внутренней жизнью богаче доктора Живаго, не говоря уже о Паше, Лариса — магнит для всех, в том числе и для Живаго. 200 страниц романа прочитано — где доктор Живаго? Это — роман о Ларисе...»

— Действительно ли «Лариса своей внутренней жизнью богаче доктора Живаго»?
— Что, позволяет В. Шаламову право утверждать, что «Доктор Живаго» — «роман о Ларисе»?
— Ответьте на вопрос, поставленный В. Шаламовым.

9. «Ручательством правильности моего взгляда на роман «Доктор Живаго» как на лирическую исповедь самого Бориса Леонидовича служит то, что Ю. А. Живаго поэт, как и сам Пастернак, и его стихи приложены к произведению. Это не случайно. Стихи Живаго — это стихи Пастернака. И эти стихи написаны от одного лица у стихов один автор и один общий лирический герой: Живаго — Пастернак» (Д. С. Лихачев).

— Какова роль стихов Юрия Живаго, включенных Пастернаком в текст романа? Являются ли они — «ручательством правильности» взгляда на роман, как «на лирическую исповедь самого» Пастернака?
— В чем смысл фразы критика о том, что у стихов романа «один общий лирический герой: Живаго — Пастернак»?
— Дает ли уровень мастерства стихов Юрия Андреевича, их образная система основания утверждать, что их написал большой в глубокий поэт Борис Пастернак?

10. Н. Иванова писала: «Противопоставление живого (природы, истории, России, любви, Лары, творчества, самого Живаго) и мертвого (мертвой буквы указа, насилия, несущего смерть, братоубийственной войны, мертвящего духа нового мещанства, мертвой, неодушевленно-мертвящей железной дороги и всего комплекса мотивов, с нею связанных) является главным стержнем романа».

— Как описано в романе то, что Н. Иванова называет «живым»?
— Как в «Докторе Живаго» выступают образы и явления «мертвого»? Например, «неодушевленно-мертвящей железной дороги и всего комплекса мотивов, с нею связанных»?
— Является ли «противопоставление живого... и мертвого... главным стержнем романа»?

11. Критик Вл. Гусев высказывался так: «Доктор Живаго» — роман о потере идеала и о попытках обрести его заново. Задача решается на фоне надрывающейся истории нашей страны в этом веке. Роман по священ вопросам религиозным и в целом духовным, сама текучка быта и его ужасы выступают как фактор суеты, лжи в этом мире».

— Какими событиями представлена история ХХ в. в романе «Доктор Живаго»? Дает ли описание этих событий образ «надрывающейся истории нашей страны в этом веке?»
— Действительно ли «роман посвящен вопросам религиозным и в целом духовным»?
— В чем состоит «текучка быта и его ужасы выступают как факторы суеты, лжи в этом мире»?
— Действительно ли роман Пастернака «о потере идеала и о попытках обрести его заново»?

12. Критик В. Воздвиженский писал: «...Роман заканчивается авторским монологом, патетической лирической картиной, утверждающей, приемлющей этот мир, каким бы он в данный момент ни был... И это не искусственный мажорный аккорд в финале, не вынесенная автором от себя оптимистическая декламация. Это своеобразный итог внутренней темы, которая развивается на протяжении всего романа — любви к жизни, к России, к данной нам действительности, какой бы она ни была».

— Какими словами заканчивается роман доктор Живаго»? Каково ваше мнение по поводу финала?
— Является ли финал романа — «своеобразным итогом внутренней темы»? Что не соответствует внутреннему содержанию романа?

См. далее: Раздел Х. «Оттепель». Творчество А. И. Солженицына  >>>


1. Источник: Егорова Н. В. Поурочные разработки по русской литературе ХХ века: 11 класс, I полугодие. – 4-е изд., перераб. и доп. – М.: ВАКО, 2005. – 368 с. – (В помощь школьному учителю). (вернуться)

2. Стихотворения Юрия Живаго – в апреле 1954 года в журнале «Знамя» была опубликована подборка стихотворений под общим названием «Стихи из романа в прозе „Доктор Живаго“». Предваряя её, автор писал, что стихи были обнаружены среди бумаг героя романа врача Юрия Андреевича Живаго, В публикацию вошли 10 (Март, Белая ночь, Весенняя распутица, Объяснение, Лето в городе, Ветер, Хмель, Свадьба, Разлука, Свидание) из 25 стихотворений, которые составили «последнюю, заключительную главу романа». Тогда же Б. Л. Пастернак, сомневавшийся в возможности прижизненной публикации романа, особо отметил в письме сестре О.М. Фрейденберг, что «…слова „Доктор Живаго“ оттиснуты на современной странице» (вернуться)

3. Танька Безочередева – дочь Ларисы и Живаго, Таньку Безочередеву, находит на фронте 1943 года брат доктора (Живаго Евграф Андреевич – сводный младший брат главного героя, его «благополучный двойник» (ср. значение имени Евграф – «хорошо пишущий»). Она работает бельевщицей. Девочкой она была отдана на воспитание сторожихе железнодорожного разъезда, была беспризорницей, попадала в исправительные учреждения. (вернуться)

 
 


Яндекс.Метрика
Используются технологии uCoz