Система уроков по творчеству Б. Л. Пастернака. Роман "Доктор Живаго"
Главная
Пастернак Б.Л. Основные даты жизни и творчества
Поэзия Серебряного века. "Центрифуга"
Язык художественных произведений. Стихотворение Б.Пастернака "Единственные дни"
Пастернак Б.Л. Стихотворения Юрия Живаго
Пастернак Б.Л. Иней
Пастернак Б.Л. Смерть
Портрет Б.Л.Пастернака работы художника Ю.Анненкова, 1921
Заключительный урок по роману "Доктор Живаго" (Стихотворения Юрия Живаго) в 11 классе
Пастернак Б.Л. Доктор Живаго
(Книга первая, часть 1-я)
 
Творчество Б. Л. Пастернака
 
Уроки по лирике и роману Б.Л. Пастернака "Доктор Живаго"[1]
 

Урок 1. Б. Л. Пастернак (1890—1960). Начало творческого пути. Лирика

Урок 2. Человек, история и природа в романе Б. Л. Пастернака «Доктор Живаго»

Урок 3. Христианские мотивы в романе «Доктор Живаго»

Урок 1(98). Б. Л. Пастернак (1890—1960).
Начало творческого пути. Лирика


Цели урока: познакомить учеников с биографией поэта, разнообразием его дарований, дать представление о раннем творчестве Пастернака; повторение и закрепление умения анализировать текст.

Оборудование урока: портрет Б. Л. Пастернака, репродукции картин и рисунков Л. О. Пастернака.

Методические приемы: лекция, доклад, анализ стихотворений.

Ход урока

I. Слово учителя
(или доклад подготовленного ученика)

Борис Леонидович Пастернак родился в январе 1890 г. в Москве, в семье одного из первых русских художников-импрессионистов, академика, профессора Училища живописи и выдающейся пианистки[2]. От отца и матери будущий поэт унаследовал их талант. Он мог стать хорошим профессиональным живописцем, но в 13 лет оставил изобразительное искусство ради музыки. Учась в гимназии, брал уроки музыки у профессоров консерватории и за шесть лет занятий достиг столь многого, что все близкие были убеждены: он станет композитором. Однако Борис Пастернак всю жизнь безжалостно отбрасывал несомненные достижения во имя устремленности к новым целям. Он отвергал жизненный и даже профессиональный опыт. Все должно совершаться так, будто происходит впервые. «Терять в жизни более необходимо, чем приобретать, — писал он незадолго до смерти. — Зерно не даст всхода, если не умрет». В 1908 году, окончив гимназию с золотой медалью, Пастернак поступил на юридический факультет Московского университета, а через год перешел на философское отделение историко-филологического факультета, которое и окончил в 1913 году. Это было время расцвета русской религиозной философской мысли, и Московский университет был одним из главных ее центров. С целью совершенствования в науке в 1912 году в течение семестра Пастернак занимался в Марбургском университете. Но и философию, несмотря на явные успехи в этой области, Пастернак оставляет. Сильнее всего оказывается давнее увлечение поэзией, которая и стала для него делом всей жизни. По всему строю своей личности Пастернак принадлежал к искусству авангарда. Вместе с С. Бобровым, Н. Асеевым и еще несколькими поэтами он создал футуристическую группу «Лирика»; просуществовала она недолго, но именно в ней сделал свои первые шаги в литературе Пастернак. В 1914 году вышла первая книга стихов «Близнец в тучах». Позже Пастернак признавался, что «часто жалел» о выпуске этой «незрелой книжки».
Однако стихотворением из этой книги «Февраль. Достать чернил и плакать...» Пастернак в дальнейшем часто открывал свои поэтические сборники, несколько раз на протяжении жизни возвращался к нему, дорабатывал, добиваясь ощущения легкости, сиюминутности впечатления.

Как достигается эта выразительность, импрессионистичность стихотворения?
(Во-первых, выразительность, ощущение записи мгновенного впечатления создается особым синтаксисом: назывным и безличными предложениями, восклицательной интонацией начала, которая задает тон всему стихотворению.
Во-вторых, инфинитивами, быстрая смена которых создает иллюзию движения, действия.
В-третьих, неожиданными эпитетами: «грохочущая слякоть», «черная весна», «сухая грусть»; метафорами: «дно очей», «ветер криками изрыт», сравнениями: грачи, «как обугленные груши».
Кроме того, стихотворение соединено «скрепами» — повторами: «плакать», «писать о феврале навзрыд» в начале стихотворения и «слагаются стихи навзрыд» — в конце; единством цветового решения: «чернила», «черная весна», «проталины чернеют». Несмотря на «черный» колорит, создается впечатление яркости, блеска, бликов, этому способствует и звукопись — аллитерации громких «р» и подчеркивающих «ч», «ш», «щ», «ж», «с», «з». Заканчивается стихотворение поэтической декларацией: «И чем случайней, тем вернее / Слагаются стихи навзрыд». Пастернак заявляет о своих поэтических принципах: подчиняться не норме, правилу, логике, а случайным ассоциациям, порыву души.)

В начале 1914 года Пастернак, Бобров и Асеев вышли из «Лирики» и создали новую литературную группу «Центрифуга».

II. Чтение и анализ лирических произведений

В течение 1914-16 гг. Пастернак пишет вторую свою книгу, «экспериментальную» — «Поверх барьеров». Название сборника заимствовано из его собственного стихотворения «Петербург», вошедшего в эту книгу. Поэт склонен был называть так и всю свою новую поэтическую манеру. Мощный напор чувств смел традиционные поэтические рамки: стихотворные размеры, строфы, рифмы, образы. Каждое стихотворение отличается своим музыкальным решением, мощным симфонизмом нарастанием, борьбой, переплетением, разрешением тем, острым драматизмом. Сменяются образы ветра, вьюги, ненастья, наводнения, озноба — все «поверх барьеров». Задыхающийся ритм создается переносами: «отгородитесь от вьюги в стихах / Шубой; от неба — свечою; трехгорным — / Отдуновенья надежд, впопыхах / двинутых ими на род непокорный» («Двор»). Поэт вслушивается в окружающее, вглядывается в него и больше, чем обычный человек, создает свой собственный, стремительный, яркий и звучный мир:

Прислушайся к вьюге, сквозь десны процеженной,
Прислушайся к голой побежке бесснежья.
Разбиться им не обо что, и заносы
Чугунною цепью проносятся понизу
Полями, по чересполосице, в поезде,
По воздуху, по снегу, в отзывах ветра,
Сквозь сосны, сквозь дыры заборов безгвоздых,
Сквозь доски, сквозь десны безносых трущоб.
«Дурной сон»

Поэт обладает удивительной способностью видеть явления мира будто впервые. В стихотворении, которое так и называется — «Урал впервые», образ рождается на глазах, он слышится в первой же тяжелой, будто камни ворочающей строфе:

Без родовспомогательницы, во мраке, без памяти,
На ночь натыкаясь руками, Урала
Твердыня орала и, падая замертво,
В мученьях ослепшая, утро рожала.

Материнская суть твердыни Урала как материнская суть земли вообще, но только земли древней, первобытной, времен творения, Эти легендарные, мифологические времена — и в раскатистых «р», и в кровавых и огнистых красках утра: «очнулись в огне», «горизонт пунцовый», «бронза массивов», «оранжевый бархат», «сусаль». Утро рождается в пожаре и копоти, «орет», пыхтит и ахает: «храня иерархию монархов». Ирреальность подчеркнута рассветным полумраком, в котором «призраки пихт» скрывают «злоязычного Горыныча»; «снотворным» и «опием». Среди этой первозданности поезд не кажется инородным телом — это, скорее, соперник Горыныча: «Пыхтел пассажирский, И где-то от этого, / Шарахаясь, падали призраки пихты». В последних двух строфах — величие и царственность рожденного уральского рассвета, яркая, торжественная, слепящая взор, узорная церемония.

В тонком импрессионистском стихотворении «На пароходе» как будто из глубины веков тянется:

Седой молвой, ползущей исстари,
Ночной былиной камыша
Под Пермь, на бризе, в быстром бисере
Фонарной ряби Кама шла.

«В лампаде камских вод звезда» — «на высоте подсвечника» от кишащих светляков, Эта звезда, «искристая нитка светляков», сверкание рассвета, фонарная рябь создают игру света и теней, придавая бредовость обычному: «Лакей зевал, сочтя судки», «На пароходе пахло кушаньем». Подобно тому как в блоковской «Незнакомке» пошлое соседствует с возвышенным и попросту затуманивается им, так «На пароходе» пастернаковская «дама» полна тайны. Это достигается метонимией: «Вы суженным зрачком следили за игрой обмолвок…» Сравним: «Вы к былям звали собеседника, к волне до вас прошедших дней» А в «суженном» слышится «суженый». Мгновенность впечатления передается читателю простотой, кажущейся совсем не поэтичной: «Был утренник. Сводило челюсти...» И опять тревога в конце: «утро шло кровавой банею».

Высшей мерой проявления жизни, носительницей ее смысла была для поэта природа. Жизнь, пьянящая радость ощущения слиянности со всем живым — в цикле стихотворений «Весна». Поэт восторженно удивляется новому расцвету природы: «Что почек, что клейких за плывших огарков / Налеплено к веткам!» Он пропитывается, как губка, впечатлениями, которые переплавятся в стихи: «А ночью, поэзия, я тебя выжму / Во здравие жадной бумаги».

Книга «Сестра моя — жизнь», вышедшая в 1922 году, парадоксально совмещает поэтику футуризма с романтической традицией. После выхода этого сборника о Пастернаке заговорили как об одном из крупнейших современных поэтов. Восторженно оценила книгу М. Цветаева, в ряд русской классической поэзии поставил книгу О. Мандельштам. Но были и обвинения критике в оторванности от жизни. Автор посвятил книгу Лермонтову как своему современнику, открыл ее стихотворением «Памяти Демона» демонстративно подчеркнув романтический настрой книги. «Сестра моя — жизнь» — своеобразный любовный роман, роман в стихах, состоящий из одних лирических отступлений. О поступках людей почти не говорится, повествовательное начало сведено к минимуму.

— Определите временные рамки этого сборника.
(Время обозначено самим автором в подзаголовке — «Лето 1917». Казалось бы, он имеет четкие временные границы. «До всего этого была зима» — этим стихотворением открывается «Книга степи». Начавшись весной, в апреле («Из суеверья»), действие продолжается жарким летом («Степь», Душная ночь»), и заканчивается осенью. Но посвящение Лермонтову, эпиграфы из Лермонтова, Гоголя, Верлена, реминисценции из Гете (Фауст), Шекспира (Гамлет, Офелия, Дездемона), из мифологии (Троя, Елена, Тристан и Изольда), введение в текст Байрона, Верлена, Киплинга, Эдгара По делают временные рамки ненужными, а временное пространство безграничным.)

— Каков образ природы у Пастернака, какими приемами он создается?
(Природа в стихах Пастернака одухотворена и олицетворена, наделена свойствами субъекта. Она становится действующим лицом, наравне с человеком. Человек лишь выражает словами действия, поступки природы. Природа может не только «очеловечиваться»: «ветер лускал семечки, сорил по лопухам», но и трансформироваться в животное: «Рассвет холодною ехидной / Вползает в ямы», в растения: «пахнет сырой резедой горизонт», «Полуночь в полях назревает», приобретать немыслимые размеры: «Огромный сад тормошится в зале / В трюмо...» Чаще всего поэт использует метафоры, олицетворения, реже — сравнения: «ползала, как пасынок, / Трава в ногах у ней». Широко используется звукопись и цветопись, благодаря чему образ природы приобретает свежесть и первозданность, становится слышимым и видимым.)

З. С. Паперный писал: «Грозы, бури, ливни, бушующие в книге «Сестра моя — жизнь», — не просто явления природы. Б. Пастернак решительно порывает с объективным описанием, простой живописностью, пейзажем, отказывается от традиционного повествования. Его стихи написаны не от первого лица и не в третьем лице, — он стремится найти особую форму, где «лица» смещены и смешаны.
…Именно в этой книге рождается поэтическая формула. Мирозданье — лишь страсти разряды, Человеческим сердцем накопленной».

Порывает ли в книге «Сестра моя — жизнь» поэт «решительно с объективным описанием, простой живописностью, пейзажем»? Приведите примеры.

Прокомментируйте поэтическую формулу, которую приводит ученый, применительно к известным вам стихам Пастернака. Следует ли ей поэт?
В лирике Пастернака предстает мир, утративший устойчивость. Одна из важнейших тем в творчестве этого времени — место человека в истории, которая представляется хаосом: «И хаос опять вылезает на свет, / Как во времена ископаемых»; «Век мой безумный, когда образумлю / Темп потемнелый былого бездонного?» Спасение от хаоса — в искусстве, в поэзии.

Найдите реминисценции в цикле «Темы и вариации».
(В цикле «Темы и вариации» возникают образы Маргариты, Мефистофеля, Шекспира, Пушкина.
В вариации «Подражательная» — прямая цитата: «На берегу пустынных волн / Стоял он, дум великих полн», здесь Пастернак варьирует «Медного всадника», подставляя на место Петра самого Пушкина; упоминание «Пророка», образы пушкинских «Цыган»: Алеко, Земфира. В стихотворении «Разрыв» — отсылка к роману Гете: «Уже написан Вертер». Это имя — литературный ключ к темам молодости, страсти, смертоносной эпохи: «А в наши дни и воздух пахнет смертью: / Открыть окно что жилы отворить». В стихотворении «Нескучный сад» — цитата из Грибоедова: «Счастливые часов не наблюдают». Название стихотворения «Сон в летнюю ночь» заимствовано у Шекспира.)

В творчестве Пастернак черпает силы противостоять хаосу, стихии разрушения, бушующей в мире.

Домашнее задание

1. Выучить наизусть стихотворение (на выбор).
2. Подготовиться к тесту по лирике Б. Пастернака (сделать разбор стихотворений «Мне хочется домой, в огромность» из книги «Второе рождение»; «Во всем мне хочется дойти...» из сборника «Когда разгуляется»; «Зимняя ночь»).

Урок 2 (99). Человек, история и природа в романе Б. Л. Пастернака «Доктор Живаго»

Цели урока: рассказать о судьбе романа; дать представление о взглядах Пастернака на соотношение человека и истории; показать гуманизм и ценность этих взглядов.

Методические приемы: лекция с элементами беседы; анализ эпизодов.

Ход урока.

I. Проверка домашнего задания


Учащиеся читают стихотворения Пастернака наизусть (количество выступающих определяет учитель).

II. Слово учителя

Роман, в центре которого должна оказаться революционная эпоха, Пастернак начал писать еще зимой 1917-1918 годов и не расставался с этим замыслом несколько десятилетий. Уже после Великой Отечественной войны появилась надежда на ослабление гнета власти, на возможность свободно выражать свои мысли. Осенью 1946 года Пастернак писал о том, что хочет дать «исторический образ России за последнее сорокапятилетие», что эта вещь будет выражением его «взглядов на искусство, на Евангелие, на жизнь человека в истории и на многое другое».

Судьба этого произведения драматична: роман был закончен в 1955 году и отправлен в журнал «Новый мир», но был отвергнут, так как в нем усмотрели искаженное изображение революции и места интеллигенции по отношению к ней. Однако роман был напечатан в 1957 году в Италии, затем переведен на многие языки мира, а в 1958 году автору была присуждена Нобелевская премия в области литературы «за выдающиеся достижения в современной лирической поэзии и на традиционном поприще великой русской прозы». На родине же Пастернака начали активно травить: исключили из членов Союза советских писателей, организовали в газетах, журналах, на радио целый поток оскорблений и обвинений, настойчиво вытесняли из страны, заставили отказаться от Нобелевской премии. Все это подорвало здоровье писателя, который считал невозможным покинуть Россию, с которой связан «рождением, жизнью, работой». «Я не мыслю своей судьбы отдельно и вне ее» — писал он.

30 мая 1960 года Пастернака не стало. «Доктор Живаго» был опубликован на родине только в 1988 году, через 33 года после написания. Что же в романе вызвало такую реакцию властей?

Внешнее повествование вполне традиционно: рассказывается о судьбе человека в эпоху революции. Но события романа даны через восприятие главного героя, это субъективное восприятие и составляет сюжет. Роман не вписывался в схемы соцреализма, предполагающего «активную жизненную позицию».

Судьба человека, по Пастернаку, не связана напрямую с исторической эпохой, в которую выпало жить. Главный герой романа Юрий Живаго не пытается бороться с обстоятельствами, но и не приспосабливается к ним, оставаясь собой при любых условиях, сохраняя свою точку зрения. Живаго врач, он ставит диагноз, но не вмешивается активно в ход вещей, доверяя жизни самой расставить все по местам. Своеобразный фатализм, присущий Живаго, не отменяет его убеждения в необходимости нравственного выбора, в котором и проявляется свобода человека.

Пастернак несколько раз менял варианты названия романа: «Смерти не будет», «Свеча горела», «Иннокентий Дудоров», «Мальчики и девочки». Последнее название раскрывает один из аспектов авторского замысла. С самого начала романа действуют мальчики — Юра Живаго, Миша Гордон, Ника Дудоров, Паша Антипов и девочки — Надя, Тоня. Вторая часть открывается главой «Девочка из другого круга» это Лариса Гишар («Лара была самым чистым существом на свете», — говорит о ней автор). Тема подросткового восприятия жизни, чуткого, наивного, максималистского, уже была тонко разработана Пастернаком в повести «Детство Люверс».

Подростковое восприятие сохраняется у повзрослевших героев Пастернака. Юрий Живаго по-мальчишески восторженно говорит Ларисе о революции: «Вы подумайте, какое сейчас время! И мы с вами живем в эти дни! Ведь только раз в вечность случается такая небывальщина. Подумайте: со всей России сорвало крышу, и мы со всем народом очутились под открытым небом, И некому за нами подглядывать. Свобода!» (часть пятая, глава 8). Происходящее в годы гражданской войны Стрельников считает: «военною игрою, а не делом».

Но жизнь оказывается не игрой, а суровой реальностью, оборачивается взаправдашней гибелью людей, которые думали, что могут управлять жизнью, переделывать ее по своему усмотрению.

Настоящая, реальная жизнь требует постоянной, каждодневной работы, полна мелких, незначительных, на первый взгляд, забот: надо растить детей, добывать средства к существованию, заниматься хозяйственными хлопотами.

Собственно историческим событиям в романе уделяется мало внимания. Скорее, они проявляются косвенно — преломляются в восприятии героя, Юрия Живаго, в частной жизни обычных людей. Обыденное существование человека приобретает высокий смысл, ведь жизнь каждого человека и состоит из «мелочей». Таким образом исторические события показаны не объективно, а субъективно, и это субъективное восприятие отдельного человека, его внутренний мир, по Пастернаку, и есть важнейшее событие. Духовный мир человека приравнивается к миру внешнему.

III. Обсуждение романа «Доктор Живаго»

Как исторические события преломляются в восприятии Юрия Живаго?
(Первоначально герой с восторгом принимает октябрьские события 1917 года. Его восхищает «великолепная хирургия» революции, она представляется ему выражением самой жизни, ее непредсказуемости, стихийности.

Вскоре герой понимает, что вместо раскрепощения человека, обещанного первыми революционными действиями, новая власть поставила человека в жесткие рамки, навязывая при этом собственное понимание свободы и счастья. Насильно сделать людей счастливыми нельзя, единого рецепта для всех не существует. Такое вмешательство в человеческую природу, стремление перекроить жизнь по своему разумению, изменить насильственно ход истории искусственно, нелепо и преступно. Историю никто не делает, ее не видно, как нельзя увидать, как трава растет».

Человек участвует в истории помимо своего желания, и самое мудрое в этом случае — подчиниться действию этих сил. Но подчиниться не значит для Пастернака потерять ощущение ценности человеческой жизни, человеческой личности. Единство мира, человека и вселенной — основа, мироощущения Пастернака. По словам Юрия Живого, «все время одна и та же необъятно тождественная жизнь наполняет вселенную и ежечасно обновляется в неисчислимых сочетаниях и превращениях». Так утверждается в романе гуманистическое представление о жизни как торжестве вечного духа живого недаром автор наделил главного героя фамилией Живаго.)

— Что происходит с Живаго после возвращения из партизанского отряда?

(В Гражданскую войну Живаго попадает в партизанский отряд, после войны возвращается в Москву и оказывается не ко двору новой власти. Творческая его жизнь идет своим чередом, а внешняя, «общественная», — невозможна для него. Он не способен приспосабливаться, изменять самому себе. Таким образом подчеркивается искусственность, противоестественность насаждаемого образа жизни, противоречащего духовной жизни мыслящего, творческого человека.)

Вспомните, встречалось ли вам восприятие революции как стихии?
(У А. А. Блока: «Интеллигенция и революция», «Двенадцать» и др.)

Что общего в точке зрения А. А. Блока и Б. Л. Пастернака на революцию и в чем вы видите разницу?

Что в романе противопоставлено искусственному, надуманному?
(Исторические события у Пастернака часто показываются через явления природы. Ощущение приближения «исторического вихря», восприятие революции как стихии говорит о том, что Пастернак понимал все явления жизни как разные ее воплощения, проявления ее природной, естественной сущности. Природа, естественность и противопоставляются искусственности, тщетности попыток человека воздействовать на жизнь, на природу, заставить ее существовать по надуманным законам, по воле «новых людей».)

— Какую роль играет пейзаж в романе? В чем особенность описаний природы?
(Описания природы, рассыпанные по многим страницам романа, необычайно поэтичны. Пейзажи в романе одухотворены, полны жизнью, полны удивления перед ее чудом. Природа отвечает тончайшим душевным движениям человека, точнее, человек и природа слиты воедино.)

Найдите описания природы в тексте романа и дайте к ним свой комментарий.
(Например: Живописная игра красок, теней, света обостряет горе Юрия Андреевича, когда он мысленно прощается с Ларой, своей любовью (часть 14, глава 13): «темно-пунцовое солнце», «синяя линия сугробов», «ананасная сладость» солнца на снегу, «багрово-бронзовые пятна зари», пепельная мягкость пространств быстро погружалась в сиреневые су- мерки, все более лиловевшие. С их серою дымкой сливалась кружевная, рукописная тонкость берез на дороге, нежно нарисованных по бледно-розовому, точно вдруг обмелевшему небу».

Отметим живописность, поэтичность, зримость образов, близость к стихотворениям в прозе, изобразительно-выразительные средства.)

— Каковы, с точки зрения Пастернака, отношения человека и природы?
(Человек и его вторжение в природу не мешают ей: «рощу прорезали две дороги, железная и проселочная, и она одинаково завешивала обе своими разлетающимися, книзу клонящимися ветвями, как концами широких, до полу ниспадающих рукавов» (книга вторая, часть 8, глава 7). Природа предстает не бессмысленной стихией, а одухотворенной основой жизни. В ней «сосредоточены, может быть, тайны превращения и загадки жизни, над которыми мы бьемся». Природа «не отчуждает человека от себя, а наоборот, вступает в таинственную связь с человеческой душой, обнимает ее собою, избавляет от тоски одинокости, воссоединяет с бытием» (Н. Л. Лейдерман).

Гармония человека и природы Урала, защитницы, спасительницы, укрывшей семью Живаго «в глуши, в неизвестности», «медвежьем углу», «жизнь Робинзона» разрушается вторжением жестокой силы гражданской войны. Варыкинский мир, в котором Юрий Андреевич чувствовал себя счастливым («Как часто летом хотелось сказать вместе с Тютчевым: «Какое лето, что за лето! Ведь это, право, волшебство»), резко диссонирует с трагедией, которую переживает доктор Живаго и близкие ему люди. И поэтому в споре об истории, который идет на страницах романа, о том, возможна ли переделка мира даже в самых благих целях, образ живой природы выступает опровержением искусственных схем и проектов.)

— Перечитайте первую фразу романа «Доктор Живаго». Можете вы согласиться с тем, что она является свидетельством неразрывности единства природы и памяти, утверждает единство природы и культуры? Аргументируйте свой ответ.

— Какие события романа запоминаются читателю прежде всего? Почему?

— Какова роль женских образов в романе? Сопоставьте изображение любви у Пастернака в «Докторе Живаго» и у Шолохова в «Тихом Доне».

— Можем ли мы сказать, что любовь Ларисы и Живаго пронизана гармонией? Если да, то в чем вы увидели эту гармонию?

IV. Тест по лирике Б. Пастернака (см. ниже)

Домашнее задание

Найти в романе «Доктор Живаго» христианские образы, символы, христианскую лексику; подумать, какую роль они играют.

Информация для учителя

О романе «Доктор Живаго» и его авторе


Борис Пастернак меньше всего думал о публицистике и политическом споре. Он ставил себе совсем иные — художественные — задачи. В этом причина того, что, став вначале предметом политического скандала и небывалой сенсации, книга затем постепенно превратилась в объект спокойного чтения, признания и изучения. Художник пишет с натуры. Его цель: неискаженно передать свое восприятие событий внешнего мира. Пластически воплотить, преобразить их в явления мира духовного, мира человеческого восприятия, дать событиям новую, длительную жизнь в памяти людей и образе их существования.

В молодости Пастернак писал: «Недавно думали, что сцены в книге — инсценировки. Это заблуждение. Зачем они ей? Забыли, что единственное, что в нашей власти, это суметь не исказить голоса жизни, звучащего в нас. Неумение найти и сказать правду — недостаток, которого никаким умением говорить неправду не покрыть. Книга — живое существо. Она в памяти и в полном рассудке: картины и сцены — это то, что она вынесла из прошлого, запомнила и не согласна забыть».

И далее: «Живой действительный мир — это единственный, однажды удавшийся и все еще без конца удачный замысел воображения... Он служит поэту примером в большой еще степени, уже натурой и моделью».

Выразить атмосферу бытия, жизнь в слове — одна из самых древних, насущных задач человеческого создания. Тысячелетиями повторяется, что не хлебом единым жив человек, но и всяким словом божьим. Речь идет о живом слове, выражающем и несущем жизнь. В русской литературе это положение приобрело новый животрепещущий интерес, главным образом благодаря художественному гению Льва Толстого. Достоевский многократно утверждал, что если миру суждено спастись, то его спасет красота. Словами одного из героев «Доктора Живаго». Пастернак приводит это положение к форме общественно-исторической закономерности. «Я думаю, — говорит Н. Н. Веденяпин, — что, если бы дремлющего в человеке зверя можно было бы остановить угрозою, все равно, каталажки или загробного воздаяния, высшею эмблемою человечества был бы цирковой укротитель с хлыстом, а не жертвующий собой проповедник. Но в том-то и дело, что человека столетиями поднимала над животным и уносила ввысь не палка, а музыка: неотразимость безоружной истины, притягательность ее примера.

До сих пор считалось, что самое важное в Евангелии — нравственные изречения и правила, заключенные в заповедях, а для меня самое главное то, что Христос говорит притчами из быта, поясняя истину светом повседневности. В основе этого лежит мысль, что общение между смертными бессмертно и что жизнь символична, потому она и значительна». В этом утверждении, читаемом без затруднения и простом по стилю, много существенных, далеко не сразу понятных наблюдений. В частности, из него следует, что красота, без которой мертво даже самое высокое нравственное утверждение, это свет повседневности, то есть та правда жизни, которую ищет и стремится выразить художник.

«Доктор Живаго» стал итогом многолетней работы Бориса Пастернака, исполнением пожизненно лелеемой мечты. С 1918 г. он неоднократно начинал писать большую прозу о судьбах своего поколения, но по разным причинам был вынужден оставлять работу неоконченной. За это время во всем мире, в России особенно, все неузнаваемо переменилось. В ответ менялись замысел, герои и их судьбы, стиль автора и его язык, на котором он считал возможным говорить с современниками. Трагические события в истории страны: коллективизация, надвигающийся террор — требовали перелома и в отношении к себе, своей работе. «А я, хотя и поздно, взялся за ум. Ничего из того, что я написал, не существует. Тот мир прекратился, и этому, новому, мне нечего показать. Было бы плохо, если бы я этого не понимал. Но, по счастью, я жив, глаза у меня открыты, и вот я спешно переделываю себя в прозаика диккенсовского толка, а потом, если хватит сил, в поэта — пушкинского. Ты не вообрази, что я думаю себя с ними сравнивать. Я их называю, чтобы дать тебе понять о внутренней перемене. Я мог бы сказать то же самое и по-другому Я стал частицей своего времени и государства, и его интересы стали моими», — писал Пастернак в письме к отцу 25 декабря 1934 г.

После вынужденной поездки в Париж на конгресс писателей в защиту культуры летом 1935 г. Пастернак заболел и поехал в санаторий. К осени 1935 г. Пастернак вернулся домой и мог возобновить работу над романом, который, судя по сохранившейся обложке, назывался «Записки Живульта».

Разразившаяся вслед за годами террора война объединила всех участием в общих лишениях, горечью потерь, радостью спасшихся и обретенных. Пастернак писал: «Трагический, тяжелый период войны был живым периодом и в этом отношении вольным, радостным возвращением чувства общности со всеми». Голос жизни звучал во многочисленных письмах с фронта, которые получал Пастернак от малознакомых и незнакомых ему людей. Это об их авторах — окопных солдатах и офицерах — сказано в эпилоге «Доктора Живаго»: «Извлеченная из бедствий закалка характеров, неизбалованность, героизм, готовность к крупному, отчаянному, небывалому. Это качества сказочные, ошеломляющие, и они составляют нравственный цвет поколения».

В сентябре 1943 г. Пастернак побывал на фронте в расположении Третьей армии, освободившей Орел. Ощущение «исторического вихря» как предвестия грядущего обновления выражено во вступлении к очерку «Поездка в армию», написанному по фронтовым впечатлениям. «Победил весь народ, всеми своими слоями и радостями, и горестями, и мечтами, и мыслями. Победил все, и в эти самые дни на наших глазах открывают новую, высшую эру нашего исторического существования. Дух широты и всеобщности начинает проникать в деятельность всех. Его действие сказывается и на наших скромных занятиях».

В свете чувства всеобщности, родившегося в войне, замысел романа виделся теперь Пастернаку по-новому. Нужно было говорить о самом главном, об атмосфере европейской истории, в которой, как в родном доме, формировалось его поколение.

Закончив несколько крупных переводных работ, он с конца 1945 г. пишет прозу. Сменив несколько названий: «Мальчики и девочки», «Свеча горела», роман к осени 1946 г. стал называться «Доктор Живаго».

Окружающие события не способствовали реализации планов. Идеологический погром, начавшийся с августа 1946 г., сопровождался новыми волнами репрессий. Пастернак понимал, что его могут в любую минуту арестовать. Он не таился. «Разумеется, я всегда ко всему готов. Почему со всеми могло быть, а со мной не будет», — не раз повторял он в разговорах и в письмах.

Полосы утомления, горя и мрака были нередки, но он преодолевал их, гордясь плодотворностью своего каторжного труда. «Но писать-то я буду в двадцать пятые часы суток свой роман», — говорил он. Он никогда не делал тайны из того, что пишет. Чтения первых глав романа в знакомых домах начались с осени 1946 г. Летом 1948 г. четыре части, первоначально составлявшие первую книгу, были перепечатаны на машинке и обошли широкий круг знакомых, пересылались по почте в разные адреса: во Фрунзе, в Рязань, Донбасс и Ленинград — и постепенно зачитывались до неразличимости. Автор получал самый разнообразный спектр откликов — от похвал до порицания, от развернутых отзывов до беглых извещений о получении. Такая атмосфера, создавая впечатление читательского отзвука, была необходима ему для продолжения работы.

В апрельском номере журнала «Знамя» за 1954 г. появились 10 стихотворений Юрия Живаго со вступительной заметкой: «Роман предположительно будет дописан летом. Он охватывает время от 1903 до 1929 г., с эпилогом, относящимся к Великой Отечественной войне.

Герой — Юрий Андреевич Живаго, врач, мыслящий, с поисками, творческой и художественной складки, умирает в 1929 г. После него остаются записи и среди других бумаг написанные в молодые годы отдельные стихи, часть которых здесь предлагаются и которые во всей совокупности составляют последнюю, заключительную главу романа. Автор». Знаменательно, что Пастернак относит смерть главного героя к 1929 г., времени слома жизни страны, кануну самоубийства Маяковского, году, который в «Охранной грамоте» он называет «последним годом поэта».

Роман о докторе Живаго и стихи, написанные от его имени, стали выражением радости, превозмогающей страх смерти. «По наполнению, по ясности, по поглощенности любимой работой жизнь последних лет — почти сплошной праздник души для меня. Я более чем доволен ею. Я ею счастлив, и роман есть выход и выражение этого счастья», — писал Пастернак в 1955 г.

Послевоенная одинокая и независимая жизнь была каждодневным преодолением смертной тяжести, светлым ощущением бессмертия, верностью ему. Он по собственному опыту считал, что бессмертие — это другое название жизни, немного усиленное. Духовное преодоление смерти Пастернак считал основой своего понимания новой христианской истории человечества. «Века и поколения только после Христа вздохнули свободно. Только после него началась жизнь в потомстве, и человек умирает не на улице под забором, а у себя в истории, в разгаре работ, посвященных преодолению смерти, сам посвященный этой теме», — говорит в романе Веденяпин. В свете этой исторической традиции жизнь отдельного человека, социально не выделенного, не претендующего на привилегии, на то, чтобы с ним считались больше, чем с другими, более того, — общественно лишнего, становится божьей повестью. Вечной темой искусства. Творчески одаренный герой романа стремится к занятию своим делом, и его взгляд становится силою обстоятельств мерой и трагической оценкой событий века, а стихотворения — поддержкой и подтверждением надежд и веры в долгожданное просветление и освобождение, предвестие которых составляет историческое содержание всех послевоенных лет.

Читая и перечитывая роман, приходишь к мысли, что главное в нем скорее показано читателю, чем сказано в настоятельной форме. Любовь к жизни, чуткость к ее голосу, доверие к ее неискаженным проявлениям — первейшая забота автора. Это всего сильнее проявляется в речи и действиях главного лирического героя — Юрия Живаго. Он ценит чувство меры и знает, к каким гибельным последствиям приводит насильственное вмешательство человека в природу и историю. Ему с детства ненавистны те, кто себялюбиво вносит в жизнь соблазн, пошлость, разврат, кому не претят власть сильного над слабым, унижение человеческого достоинства. Эти отвратительные черты воплощены для Юрия в адвокате Комаровском, сыгравшем трагическую роль в его судьбе.

Живаго склонен сочувствовать нравственным идеалам революции, восхищаться ее героями, людьми прямых действий, как Антипов-Стрельников. Но он ясно видит и то, к чему неизменно приводят эти действия. Насилие, по его наблюдениям, ни к чему, кроме насилия, привести не может. Общий производительный ход истории и жизни нарушается, уступая место разрухе и бессмысленным, повторяющим прежние, призывам и приказам. Он видит, как власть идеологической схемы губит всех, оборачиваясь трагедией и для того, кто ее исповедует и применяет. Есть основания считать, что именно эта убежденность отличает «Доктора Живаго» от прозы, над которой Пастернак работал до войны.

Юрию Андреевичу кажется дикой сама идея переделывать жизнь, поскольку жизнь не материал, а действующее начало, по своей активности на много превосходящее возможности человека. Результат его действий лишь в меру внимания и подчинения ей соответствует его благим намерениям. Фанатизм губителен.

В одном из черновых вариантов романа отношению Живаго к Стрельникову Пастернак давал такое объяснение: «Как он любил всегда этих людей убеждения и дела, фанатиков революции и религии! Как поклонялся им... каким немужественным казался себе всегда перед лицом их. И как никогда, никогда не задавался целью уподобиться им и последовать за ними. Совсем в другом направлении шла его работа над собой. Голой правоты, голой истины, голой святости неба не любил он. И голоса евангелистов и пророков не покоряли бы его своей все вытесняющей глубиной, если бы в них не узнавал он голоса земли, голоса улицы, голоса современности, которую во все века выражали наследники учителей — художники. Вот перед кем по совести благоговел он, а не перед героями, и почитал совершенство творения, вышедшего из несовершенных рук, выше бесплодного самоусовершенствования человека».

Работая над романом, Пастернак понимал, что пишет о прошлом. Для того чтобы его текст преобразил полузабытые события в слово, необходимое современникам и рассчитанное на участие в духовной жизни последующих поколений, приходилось думать о языке, освобождать его от устаревающих частностей, острота и выразительность которых по опыту и в предвидении не были долговечными. Он говорил, что намеренно упрощает стиль, стараясь «в современном переводе на нынешнем языке, более обычном, рядовом и спокойном», передать хоть некоторую часть того неразделенного мира, хоть самое дорогое издали, из-за веков отмеченное евангельской темой «тепловое, световое, органическое восприятие жизни».

В начале 1956 г. Пастернак отдал оконченную рукопись романа в редакции журнале «Новый мир», «Знамя», шли переговоры с издательством «Художественная литература». Летом на дачу в Переделкино приехал сопровождаемый представителем иностранной комиссии сотрудник итальянского радиовещания в Москве коммунист Серджио Д’Анджело.

Он попросил рукопись для ознакомления и в этой официальной обстановке получил ее. К автору рукопись не вернулась. Анджело передал ее итальянскому коммунистическому издателю Дж. Фельтринелли, который, ввиду того что международная конвенция по авторскому праву в то время не была признана СССР, мог печатать роман без разрешения автора. Тем не менее он известил Пастернака, что хочет издать роман на итальянском языке, 30 июня 1956 г. Пастернак ответил ему, что будет рад, если роман появится в переводе, но предупреждал: «Если его публикация здесь, обещанная многими журналами, задержится и Вы ее опередите, ситуация для меня будет трагически трудной».

Издание романа в Советском Союзе стало невозможным вследствие позиции, занятой руководством Союза писателей. Она отразилась в коллективном письме членов редколлегии «Нового мира», подписанном К. Симоновым, К. Фединым, Б. Лавреневым, А. Агаповым и А. Кривицким, и определила отечественную судьбу книги на 32 года вперед. В Италии же тем временем перевод был успешно сделан, и, несмотря на то что А. Сурков специально ездил в Милан, чтобы от имени Пастернака забрать рукопись для доработки, Фельтринелли 15 ноября 1957 г. выпустил книгу в свет. К концу 1958 г. роман был издан на всех европейских языках.

С 1946 г. Нобелевский комитет шесть раз рассматривал кандидатуру Пастернака, выдвигаемую на получение премии. В седьмой раз, осенью 1958г., она была ему присуждена «за выдающиеся достижения современной лирической поэзии и продолжение традиций великой русской прозы». В политическом комментарии присуждение премии было произвольно и однозначно связано с выходом романа «Доктор Живаго», не изданного в СССР и якобы антисоветского. Разразился чудовищный скандал, получивший в прессе название «дело Пастернака».

То, что присужденная почетная награда была обращена в позор и бесчестие, стало для Пастернака глубоким горем. Он, сначала радостно благодаривший Нобелевский комитет и Шведскую академию за присуждение премии, теперь вынужден был от нее отказаться «в связи с тем, какой смысл ей придан в обществе, к которому он принадлежит».

10 февраля 1960 г. Пастернаку исполнилось 70 лет. Со всего мира шел поток поздравительных писем и телеграмм. На праздничном обеде были знакомые из артистического круга. В течение зимы Пастернака беспокоили периодические боли в спине. Он старался не обращать на них внимания, но к концу апреля они настолько усилились, что, переписав набело пролог и первый акт пьесы, он позволил себе лечь в постель. Ему становилось все хуже. Рентген показал рак легкого. За день до конца Пастернак позвал нас, чтобы сказать, как мучит его двойственность его признания, которое обернулось полной неизвестностью на родине. «Вся жизнь была только единоборством с царящей и торжествующей пошлостью за свободный и играющий человеческий талант. На это ушла вся жизнь», — сказал он.

Урок 3 (100). Христианские мотивы в романе «Доктор Живаго»

Цель урока
: постараться понять значение христианских мотивов в творческом замысле Пастернака.

Методические приемы: обсуждение вопросов домашнего задания, комментированное чтение эпизодов.

Ход урока

I. Слово учителя


Герой Пастернака, Юрий Живаго, привлекает открытостью, умением любить и ценить жизнь, незащищенностью, которая является признаком не безволия, а способностью к размышлению, сомнению. Герой — выражение нравственного идеала автора: он талантлив, умен, добр, он сохраняет свободу духа, он видит мир по-своему и не подстраивается ни под кого, он личность. Идея романа — христианская идея свободной личности.

II. Обсуждение вопросов домашнего задания.


Весь роман пронизан христианскими идеями и непосредственно (через речь), и опосредованно (через символы).
Сама фамилия героя ассоциируется с образом Христа («Ты есть сын Бога живаго»: «живаго» — форма родительного и винительного падежей в древнерусском языке).
Имя Юрий также символично — вариант имени Георгий (Георгий-победоносец).

Юрий Живаго почти не принимает непосредственного участия в событиях, но понимание им жизни, всего происходящего основано на христианских ценностях. В основе сюжета — евангельская драма духовного выбора и крестной жертвы. В центре размышлений героя постоянно находится триада «жизнь — смерть — воскресение», а творчество понимается как «Слово Божие о жизни». Роман начинается и кончается сценой похорон. «Шли и шли и пели «Вечную память...» матери Юры в начале романа. В конце его Лара, прощаясь с Юрием, говорит с ним как с живым: «Твой уход, мой конец. Опять что-то крупное, неотменимое. Загадка жизни, загадка смерти, прелесть гения, прелесть обнажения, это пожалуйста, это мы понимали. А мелкие мировые дрязги вроде перекройки земного шара, это извините, увольте, это не по нашей части». Все события «мирового значения» — «дрязги», ничто по сравнению с жизнью человека, реализуемой ежеминутно, сейчас, в повседневности, в мелких и незначительных с виду делах. Но последними строками романа являются строки поэтические: роман завершается стихотворением «Гефсиманский сад», воскресением Сына Божьего, бессмертием, жизнью в других людях.

III. Работа по заданиям

Задание 1.

Читаем и комментируем «проповедь» Н. Н. Веденяпина (часть 1, глава 5).

(Отрекшийся от священнического сана Николай Николаевич Веденяпин определяет историю как «установление вековых работ по последовательной разгадке смерти и ее будущему преодолению». Веденяпин остается верен своему проповедническому признанию. Он считает, что можно быть атеистом, можно не знать, есть ли Бог и для чего он, и в то же время знать, что человек живет не в природе, а в истории, и что в нынешнем понимании она основана Христом, что Евангелие есть ее обоснование». В этой «проповеди» Веденяпина очень важное для Пастернака понимание значения и ценности жизни. Основанием для творчества в любой области человеческой деятельности является духовное оборудование»: «любовь к ближнему, ... идея свободной личности и идея жизни как жертвы». Упоминание Иисуса Христа в проповеди отца Николая не случайно. По мнению Н. Л. Лейдермана, в системе ценностных ориентиров романа Сын Божий и Сын Человеческий выступает и символом личностного начала в человеке, его нравственной сути, и тем, кто первым в истории человечества осуществил идею бессмертия. Такое понимание Бога несколько отличается от традиционного, поэтому ортодоксальная церковь дает неоднозначные оценки роману «Доктор Живаго», как, впрочем, и другим произведениям, где использованы библейские мотивы (например, «Мастер и Маргарита» Булгакова, «Плаха» Айтматова). В художественном мире Пастернака духовное и земное тесно связаны, слиты, а своих героев автор соотносит с идеалом Личности, с Христом.)

Задание 2.
Обратим внимание на особенности хронологии событий романа.

(Действие романа привязано к православному календарю: мать Юры умерла в канун Покрова; летом 1903 года Юра с дядей едут к Воскобойникову — Была Казанская, разгар жатвы; в годы гражданской войны — «Была зима на исходе, Страстная, конец великого поста». Пастернак как будто строит сюжет в масштабе вечности, поэтому смысл даже незначительных событий углубляется, расширяется.)

Задание 3.
Найдем элементы церковнославянской лексики, отсылки к Священному писанию, к евангельским текстам, определим их роль.

(Таких элементов и отсылок очень много в романе. Вот лишь некоторые из них: сцена похорон Анны Ивановны (часть третья, главы 15-17); разговор Живаго с Гордоном (часть четвертая, глава 12); упоминание библейских образов в сцене митинга (часть пятая, глава 7); сцена возвращения в Москву, когда доктор Живаго видит сначала храм Христа Спасителя, а потом купола, крыши, дома всего города (часть пятая, глава 16); сцена тифозного бреда Живаго, заканчивающегося словами «Надо проснуться и встать. Надо воскреснуть» (часть шестая, глава 15); разговор Лары и Юрия и сравнения их Ларой с Адамом и Евой (часть тринадцатая, глава 13); разговор Лары и Симы — толкование евангельских текстов (часть тринадцатая, глава 17).)

Домашнее задание

Перечитать стихи Юрия Живаго, ответить на вопросы:

— Какова роль стихов в композиции романа?
— Каковы основные темы и идеи этих стихов?
— Проанализируйте образную структуру стихотворений.

См. Урок 4 (101). Стихотворения Юрия Живаго    

Тест по лирике Б. Пастернака

1. Какой награды был удостоен Б. Л. Пастернак за лирическую поэзию и «выдающиеся достижения на традиционном поприще великой русской прозы»?
а) Ленинской премии в области литературы б) международной премии «Этна Таормина» в) Нобелевской премии

2. Какие мотивы преобладали в лирике Б. Л. Пастернака?
а) любовная лирика в) гражданственная лирика б) христианские мотивы г) тема поэта и поэзии

3. В чем заключается своеобразие стихотворения «Зимняя ночь»?
а) философичность б) специфика понимания образа креста в) использование символики г) использование рефрена

4. По словам литературоведа В. Альфонсова, «поэзия Пастернака — поэзия дорог и разворачивающихся пространств». Приведите аргументы, подтверждающие этот тезис.

5. Назовите черты, отличающие лирику Б. Л. Пастернака от поэзии его современников.
а) пафосность, гражданственность б) публицистичность, идеологическая направленность в) ассоциативные ряды символических образов, динамичная метафоричность и философичность г) музыкальность стиха, неожиданность словоупотребления

6. Прочитайте стихотворение «Мне хочется домой, в огромность» из книги «Второе рождение». Какие темы и мотивы сочетаются, переплетаются в стихотворении?
а) тема любви и страсти в) мотивы творчества б) урбанистические мотивы г) мотив природы

7. Прочитайте стихотворение «Во всем мне хочется дойти...», открывающее сборник «Когда разгуляется». Какие художественные средства использует автор для создания напряженной, словно задыхающейся интонации?

8. Восстановите пропущенные слова в строчках Пастернака:
а) В кашне, ладонью заслонясь,
Сквозь фортку крикну детворе:
Какое, милые, у нас
…………………………?
б) И чем случайней, тем вернее
Слагаются стихи ………………….
в) Когда строку диктует чувство,
Оно на сцену шлет раба,
И тут кончается искусство
И дышат ………………
г) Не спи, не спи, художник,
Не предавайся сну, —
Ты — ………………….
У вечности в плену!

9. Анна Ахматова сказала о Пастернаке: «Он наделен каким-то вечным детством». Как вы понимаете это высказывание?


1. Источник: Егорова Н. В. Поурочные разработки по русской литературе ХХ века: 11 класс, II полугодие. – 3-е изд., перераб. и доп. – М.: ВАКО, 2004. – 368 с. – (В помощь школьному учителю). (вернуться)

2. Родители Бориса Пастернака – Леони́д О́сипович Пастерна́к (1862, Одесса – 1945, Оксфорд) – русский живописец и график; мастер жанровых композиций и книжной иллюстрации; педагог. Отец писателя и поэта Бориса Пастернака и архитектора Александра Пастернака.
Розалия Исидоровна Пастернак (урождённая Кауфман, 1868–1939) – пианистка. Свою карьеру музыканта она принесла в жертву семье.
23 ноября 1894 года к Пастернакам приезжал Л. Н. Толстой послушать необыкновенную игру знаменитой пианистки. Вот как описывает этот вечер Борис Пастернак: «Я проснулся от сладкой щемящей муки, в такой мере ранее не испытанной. Я закричал и заплакал от тоски и страха. Но музыка заглушала мои слёзы, и только когда разбудившую часть трио доиграли до конца, меня услышали». Мать вынесла Бориса из детской в гостиную, и здесь он увидел Льва Николаевича Толстого. «Эта ночь межевою вехой пролегла между беспамятством младенчества и моим дальнейшим детством». Впоследствии поэт сказал о Л. Н. Толстом: «Его образ прошел через всю мою жизнь». (вернуться)

 




Яндекс.Метрика
Используются технологии uCoz