Главная
Пушкин А.С. Основные даты жизни и творчества
Петербург Пушкина
Царскосельский Лицей
Пушкин в Лицее
Рисунки Пушкина
Портреты Пушкина
Иллюстрации к роману "Евгений Онегин"
Повесть А.С.Пушкина "Капитанская дочка"
А. С. Пушкин. Рисунок и гравюра Т. Райта (1836 –1837 гг.)
Екатерина II на прогулке в Царскосельском парке. Художник В. Боровиковский. 1794
Чесменская колонна в Царском селе. Художник В.П. Петров (1770-1810). ГРМ.
Русская пехота (1786-1796)
Казненные пугачевцы. Рис. карандашом и пером. 1878. ГТГ. Худ. В.Г.Перов
 

Повесть А.С.Пушкина "Капитанская дочка"

Екатерина II в повести "Капитанская дочка"

      Убежденная в невиновности Гринева, Маша Миронова считает своим нравственным долгом спасти его. Она едет в Петербург, где в Царском Селе происходит ее встреча с императрицей.
      Перед читателем Екатерина II предстает доброжелательной, мягкой и простой женщиной. Но мы знаем, что Пушкин резко отрицательно относился к Екатерине II. Чем же можно объяснить ее привлекательный облик в повести?
      Посмотрим на прижизненный портрет Екатерины II, написанный художником В.Л.Боровиковским в 1794 году. (В 1827 году появилась гравюра с этого портрета, сделаннаяЕкатерина II на прогулке в Царскосельском парке на фоне Кагульского обелиска. Художник В.Боровиковский. 1800-1810 выдающимся русским гравером Н.И.Уткиным.) Вот как сравнивает В.Шкловский портреты Екатерины II, сделанные В.Л.Боровиковским и рассказчиком в повести "Капитанская дочка": "На портрете Екатерина изображена в утреннем летнем платье, в ночном чепце; около ног ее собака; за Екатериной деревья и Румянцевский обелиск*. Лицо императрицы полно и румяно. Встреча с Марьей Ивановной должна происходить осенью. Пушкин пишет: "Солнце освещало вершины лип, пожелтевших под свежим дыханием осени". Далее Пушкин сообщает: "Она [Екатерина] была в белом утреннем платье, в ночном чепце и душегрейке". Душегрейка позволила не переодевать Екатерину, несмотря на холодную погоду... Собака с картины Боровиковского тоже попала в "Капитанскую дочку", это она первая заметила Марью Ивановну"*. Существуют расхождения текста с изображением – императрица моложе лет на 20, одета в белое, а не в голубое. Описан второй вариант портрета – с Румянцевским обелиском, вероятней всего, Пушкин вдохновлялся гравюрой, а не оригиналом, который находился у Румянцева и был труднодоступен для обозрения.
      А вот слова из статьи П.А.Вяземского "О письмах Карамзина", которые приводит В.Шкловский: "В Царском Селе нельзя забывать Екатерину... Памятники ее царствования здесь повествуют о ней. Сложив венец с головы и порфиру с плеч своих, здесь жила она домовитою и любезною хозяйкой. Здесь, кажется, встречаешь ее в том виде и наряде, какою она изображена в известной картине Боровиковского, еще более известной по прекрасной и превосходной гравюре Уткина".
      Мы видим, что портрет В.Л.Боровиковского, гравюра Н.И.Уткина* и слова П.А.Вяземского выражают дворянское, умиленное и восхищенное отношение к "любезной хозяйке" Царского Села.
      Теперь обратимся к повести. Как мы знаем, Пушкин пишет от лица рассказчика, а рассказчик – Гринев – повествует о встрече Марьи Ивановны с императрицей со слов Марьи Ивановны, которая, конечно, много раз вспоминала в дальнейшей жизни потрясшую ее встречу. Как же эти преданные престолу люди могли говорить о Екатерине II? Нет сомнения: с наивной простотой и верноподданническим обожанием. "По замыслу Пушкина, – пишет литературовед П.Н.Берков, – очевидно, Екатерина II в "Капитанской дочке" и не должна быть показана реально, как настоящая, историческая Екатерина: целью Пушкина в соответствии с избранной им им формой записок героя, верноподданного дворянина, было изобразить Екатерину именно в официальной трактовке: даже утреннее дезабилье Екатерины было рассчитано на создание легенды об императрице, как простой, обыкновенной женщине"*.
      Однако посмотрим, нет ли все же в эпизоде встречи Маши Мироновой с Екатериной и в описании предшествующих обстоятельств авторского к ним отношения. Вспомним факты, которые имели место с того момента, как Гринев предстал перед судом. Мы знаем, что он прекратил свои объяснения суду об истинной причине его самовольной отлучки из Оренбурга и этим погасил "благосклонность судей", с которой они начали его выслушивать. Чуткая Марья Ивановна поняла, почему Гринев не хотел оправдываться перед судом, и решилась поехать к самой царице, чтобы все чистосердечно рассказать и спасти жениха. Это ей удалось. Теперь обратимся к эпизоду встречи царицы с Марьей Ивановной.
      Невиновность Гринева стала ясна Екатерине из рассказа Марьи Ивановны, из ее прошения так же, как она стала бы ясна и следственной комиссии, если бы Гринев закончил свои показания. Марья Ивановна рассказала то, чего не досказал на суде Гринев, и царица оправдала жениха Маши. Так в чем же ее милость? В чем гуманность?
      Императрице более нужна невиновность Гринева, нежели его виновность. Каждый дворянин, перешедший на сторону Пугачева, наносил ущерб дворянскому классу, опоре ее трона. Отсюда гнев Екатерины (лицо переменилось во время чтения письма, стало строгим), который после рассказа Марьи Ивановны "сменяется на милость". Царица улыбается, осведомляется, где остановилась Маша. Она, видимо, выносит благоприятное для просительницы решение и обнадеживает капитанскую дочку.
      Пушкин, предоставляя право рассказывать Гриневу, заставляет его вместе с тем сообщать о фактах, которые позволяют нам сделать свои выводы. Екатерина ласково разговаривает с Марьей Ивановной, приветлива с ней. Во дворце она поднимает упавшую к ее ногам, потрясенную ее "милостью" девушку. Она произносит фразу, обращаясь к ней, своей подданной, как к равной себе: "Знаю, что вы не богаты, – сказала она, – но я в долгу перед дочерью капитана Миронова. Не беспокойтесь о будущем. Я беру на себя устроить ваше состояние." Как же могла воспринять эти слова Марья Ивановна, с детских лет воспитывавшаяся в уважении к престолу и царской власти?
      Пушкин писал о Екатерине, что "ее... приветливость привлекала". В маленьком эпизоде встречи Маши Мироновой с императрицей устами Гринева он и говорит об этом качестве Екатерины, о ее способности очаровывать людей, о ее умении "пользоваться слабостию души человеческой". Ведь Марья Ивановна – дочь героя, капитана Миронова, о подвиге которого знала царица. Екатерина раздавала ордена офицерам, отличившимся в войне с пугачевцами, помогала и осиротевшим дворянским семьям. Что же удивительного, что она позаботилась и о Маше. Императрица не была щедра к ней. Капитанская дочка не получила большого приданого от царицы и не увеличила богатства Гринева. Потомки Гринева, как сообщает издатель, т.е. Пушкин, "благоденствовали" в селе, принадлежавшем десятерым помещикам.
      Екатерина дорожила отношением к себе дворянства и прекрасно понимала, какое впечатление произведет "высочайшее помилование" на верноподданническую семью Гриневых. Сам Пушкин (а не рассказчик) пишет: "В одном из барских флигелей показывают собственноручное письмо Екатерины II за стеклом и в рамке", которое передавалось из поколения в поколение.
      Так и "создавалась легенда об императрице как простой, доступной просителям, обыкновенной женщине", – пишет П.Н.Берков в статье "Пушкин и Екатерина".


*"Екатерина II на прогулке в Царскосельском парке" – портрет Екатерины II работы Владимира Боровиковского, написанный в русле сентиментализма, одно из самых известных изображений императрицы. Существует в двух вариантах – на фоне Чесменской колонны (первый вариант, 1794, ГТГ, Москва) и на фоне Кагульского (Румянцевского) обелиска (авторское повторение, 1800–1810, ГРМ, Петербург). Портрет из собрания Государственного Русского музея возник по заказу Румянцевых, отсюда вместо Чесменской колонны Кагульский обелиск, поставленный в память победы графа Петра Александровича Румянцева над турками в Кагульском сражении (1770 год). По причине введения более масштабного памятника исчезло озеро. Написанный в начале XIX века портрет более сух, с подчеркнутой светотеневой моделировкой и тщательной выписанностью деталей.

* Гравюра Н.Уткина – по сравнению с оригинальной картиной существуют и изменения: несколько сентиментальной картине Уткин придал черты монументального величия и некоторой торжественности. В новой технике портрет стал более параден и официален. "Уткин изменил постановку фигуры, выдвинул её на первый план так, что она заполняет почти всю плоскость листа, придал чертам лица выражение некоторой сухости и бесстрастности". (Принцева Г.А. Николай Иванович Уткин. 1780–1863. Искусство, 1983. С. 68-71.)

* В.Шкловский. Повести о прозе, т. II. – М.: Художественная литература, 1966. – с. 51.

* П.Н.Берков. Пушкин и Екатерина. – Ученые записки ЛГУ, № 200. Филологический факультет. Серия филологических наук. Вып. 25. Изд-во ЛГУ, 1955. – с. 212-215

по книге: Дегожская А.С. Повесть А.С.Пушкина "Капитанская дочка" в школьном
изучении. – Л.: Просвещение, 1971
 
 

(вернуться в начало страницы)

Сайт "К уроку литературы"   Санкт-Петербург    © 2007-2017     Недорезова М. Г.
Яндекс.Метрика
Используются технологии uCoz