Повесть о Петре и Февронии Муромских. Урок 12. Уроки литературы в 7 классе
Главная
Путеводитель по сайту. 7 класс. Страницы указаны в соответствии с программой В.Я.Коровиной
Предание: история и особенности жанра
Урок 1. Наука читать книги
Урок 2. Внеклассное чтение. Что ценнее: богатство, мудрость или доброта?
Урок 4. Внеклассное чтение. Легенды древней Британии
Уроки 5-6. Былины — героический эпос русского народа
Урок 7. Илья Муромец — любимый герой русских былин
Урок 8. Садко — новгородский гость
Урок 9. Внеклассное чтение. Карело-финский эпос "Калевала"
Урок 10. "Преданья старины глубокой..." Жанр летописи
Рукописная книга в Древней Руси
Лихачев Д.С. Сочинения князя Владимира Мономаха (из книги "Великое наследие")
Лихачев Д.С. «Повесть о Петре и Февронии Муромских» (из книги "Великое наследие")
Радзивилловская летопись. Миниатюра: Поход Олега Вещего с дружиной на Царьград.
Феврония и заяц. Фрагмент иконы "Петр и Феврония Муромские с житием". Русь. 1618 г.
Житие Бориса и Глеба
Житие Сергия Радонежского
* "Повесть о Петре и Февронии Муромских". Урок литературы в 7 классе из пособия Н. В. Беляевой (на сайте "Литература для школьников")

ДРЕВНЕРУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА

«ПОВЕСТЬ О ПЕТРЕ И ФЕВРОНИИ МУРОМСКИХ»


Уроки литературы в 7 классе[1]
Уроки 12-13

Предполагается вариативность изучения отдельных тем, персоналий и произведений,
исходя из конкретной ситуации в школе и регионе: количество часов в учебном плане — 68 или 102.

Все уроки данного раздела разработаны строго по программе по литературе под редакцией В. Я. Коровиной, поэтому предусматривается, что знакомство школьников с литературой Древней Руси произошло в 5 классе и продолжилось в 6 классе, что предполагает наличие определенных знаний учеников по истории Отечества и истории литературы X—XVI веков. Опираясь на эти знания семиклассников, учитель-словесник может подойти к изучению летописи уже с теоретико-литературных позиций, углубляя представления учащихся о развитии литературы и формировании ее жанрово-родовой системы.
Все предложенные уроки вариативны: учитель сам определяет, какое количество часов и какой материал необходимы для каждого конкретного класса.

Урок 12.
Урок 13.

УРОК 12
Ореолом святости окружена в «Повести»
не аскетическая монашеская жизнь,
а идеальная супружеская жизнь в миру
и мудрое управление государством...
Н. И. Прокофьев


Цели урока:
— продолжить знакомство семиклассников с литературой Древней Руси и ее идейно-художественным своеобразием;
— формировать у школьников интерес к истории родной страны и истории развития русской литературы;
— знакомить с произведениями древнерусской литературы и их художественными особенностями;
— развивать эмоциональную отзывчивость школьников на содержание прочитанного произведения литературы;
— воспитывать уважительное отношение к культуре своего народа и его прошлому.

Форма урока:
синтетический урок, включающий в себя слово учителя, чтение произведения и беседу о прочитанном.

СОДЕРЖАНИЕ УРОКА

I. Слово учителя
(желательно — с компьютерной презентацией).

Сегодня мы познакомимся с памятником древнерусской литературы, который был любим читателями на протяжении почти четырех столетий.

«Повесть о Петре и Февронии Муромских» была создана на основе устных народных преданий о летающем змее-оборотне и мудрой деве. В этих преданиях ведущей темой стала тема любви и преданности.

В «Повести...» тема несколько изменилась — стала темой идеальной супружеской жизни в миру и мудрого управления государством. Может быть, поэтому «Повесть...» читалась с большим интересом и взрослыми, и детьми. Она носила ярко выраженный воспитательный характер, так как в ней демонстрировался тип поведения христианина: тип поведения мужчины и тип поведения женщины. В то же время герои предания не всегда и не во всем были идеальны, совершали ошибки, сомневались или поддавались слабостям, например, влиянию стереотипов, принятых в обществе. Персонажи предания, а затем и повести напоминали живых, реальных людей с их сомнениями и слабостями, однако демонстрировали возможный путь преодоления своих слабостей.

Устные народные предания о Февронии, бытовавшие в городе Муроме вплоть до XVI века, разошлись по всей Северо-Западной Руси, воспринимались нашими предками как реальные повествования о действительно происходивших когда-то событиях.

До середины прошедшего XX века на Русском Севере передавалась из уст в уста легенда о мудрой Февронии, ставшей муромской княгиней, а затем русской святой. Это говорит о том, что ее образ — художественное переосмысление реального — близок людям разных эпох, различного социального статуса.

Более того, до середины XVI века Петр и Феврония почитались в качестве местных святых в городе Муроме. По решению Московского церковного собора 1547 года Петр и Феврония были признаны общерусскими святыми. Скорее всего, именно после этого события было решено написать их житие.

Житийная «Повесть о Петре и Февронии Муромских» входит в число наиболее драгоценных жемчужин древнерусской литературы, хотя, в сущности, она далека от агиографического жанра. Стиль ее чужд многословия, риторики и патетики. В «Повести...» много диалогов, сюжет развивается динамично, в нем заложена интрига, которая притягивает внимание читателя или слушателя. Живой язык, поговорки и загадки придают произведению занимательный характер.

Автором «Повести о Петре и Февронии Муромских» многие исследователи древнерусской литературы называют Ермолая-Еразма, выдающегося писателя и публициста XVI века. Ермолай-Еразм был церковным писателем, служившим сначала священником в городе Пскове. Позднее он стал протопопом дворцового собора Спаса на Бору в Москве, а затем принял по́стриг с именем Еразма[2].

Житийная «Повесть о Петре и Февронии Муромских» резко расходилась с житийным каноном и поэтому не была внесена в состав «Великих Четьих Миней». Зато разошлась по рукописным, а затем печатным сборникам, книгам для чтения.

МАТЕРИАЛ ДЛЯ УЧИТЕЛЯ

«Жития Святых» — повествование о жизни и подвигах святых православной церкви. В конце XVII — начале XVIII века святитель Димитрий Ростовский собрал и объединил жития святых в многотомный труд, расположив их по порядку месяцев и дней, отчего этот труд и называется Че́тьи-Мине́и, т. е. книги для чтения по месяцам. Хотя существуют и отдельно изданные жития святых, канонизированных Русской православной церковью.

«Канониза́ция — причисление подвижника веры и благочестия к лику святых, совершаемое архиерейским или Поместным собором во главе с Патриархом на основании заключения специально создаваемой комиссии по канонизации.
Главными основаниями для канонизации являются святость жизни, дар чудотворений (явленный при жизни или по смерти) и (не всегда) нетление мощей.
В честь новопрославленного святого составляется служба, пишутся его иконы и устанавливается день празднования его памяти»
[3].

II. Чтение «Повести о Петре и Февронии Муромских» по учебнику (с. 54—63, адаптированный вариант; в менее подготовленном классе читается текст на с. 54—59). См. также текст "Повести" в переложении Д.С.Лихачева.

III. Беседа о прочитанном.

— Какое впечатление произвела на вас «Повесть о Петре и Февронии Муромских»? Поделитесь своими впечатлениями.

— Что вам напомнило начало произведения? Какие сказки о змееборцах вы знаете?

МАТЕРИАЛ ДЛЯ УЧИТЕЛЯ

В «Повести о Петре и Февронии Муромских» четко можно выделить две части, притом что вступление и заключение отсутствуют в адаптированной версии, помещенной в учебнике. Также отсутствуют тропарь, кондак, величание[4], которыми, по канону, завершаются все жития.

Первая часть — повествование о подвиге Петра, брата муромского князя Павла, и об его чудесном исцелении. Младший брат вступается за честь жены брата, более того — своего князя. Перед нами типичный сюжет о змееборце, вступившем в схватку с самим дьяволом-искусителем в образе змия. Здесь показан основной конфликт произведения — борьба Бога и дьявола за человеческие души.

Князь Павел готов и сам вступить в схватку с врагом, но, будучи мудрым человеком и понимая, с какой силой имеет дело, поручает жене выведать тайну змия: смерть тому придет только «от Петрова плеча, от Агри́кова меча[5]». То есть не сам князь, а его богатырь (Агри́к) должен положить конец этой нечисти в данном образе на земле. Петр отыскивает чудесный меч и бесстрашно вступает в схватку с врагом. Перед нами — тип поведения мужчины-христианина в критической ситуации: он не задается вопросом, стоит ли защищать брата-князя, беззащитную женщину и само княжество, раз пришла беда — его удел борьба.

Недаром Петр в поисках чудесного меча обращается к Богу, и именно в храме чудесный отрок (Ангел) указывает на местонахождение оружия — в алтарной церковной стене. Иными словами, меч освящен и храним Божиими силами.

Вторая часть — повествование о подвигах Февронии, дочери простого рязанского древолазца ( бо́ртника).

— Какими предстают перед нами князь Павел и его княгиня? Можете ли вы назвать основные черты их характеров? Приведите примеры из текста
(решительность и мудрость князя, верность и житейская хитрость княгини).

— Сомневался ли Петр, младший брат князя Павла, в том, что именно ему надо вступить в схватку с врагом? Как вы полагаете, почему?

— Как это характеризует Петра?

— Кто помог Петру в его поисках чудесного меча?

— Как автор «Повести...» характеризует змия?
(«Лукавый змий», «лукавый обманщик».)

— Кого так принято называть в христианском мире?

— Объясните, почему Петр победил змия?
(И в сказках, и в христианских легендах в схватках с силами зла побеждает юный, непорочный отрок, полностью доверяющий свою жизнь Богу, но в то же время самостоятельно принимающий решения и открыто вступающий в борьбу. Физическая и духовная чистота — основной залог победы в борьбе со злом.)

— Как и когда предстает перед нами Феврония?

— Опишите, какой вы себе ее представляете.

— Почему слуга князя Петра не понял слов девушки?

— Что нам напоминает эта сцена? Где, в каких произведениях вы встречали подобное?

МАТЕРИАЛ ДЛЯ УЧИТЕЛЯ

«Издавна на Руси были известны сказки о девушке или даже девочке, легко разгадывавшей мудреные загадки и без труда решавшей невыполнимые задачи. Одна из самых известных — сказка о девочке-семилетке... Русский писатель Ермолай-Еразм превратил сказочную невероятность в правдоподобный рассказ, наделив способностями мудрой девы-семилетки жену реального князя Петра Февронию Муромскую. Летописи ни князя Петра, ни княгиню Февронию Муромских не знают, но, согласно легенде, они правили в своем княжестве и умерли одновременно в 1228 году, а через триста с лишним лет (в 1547 году) были канонизированы Православной Церковью как святые. А это значит, что в Древней Руси Февронию считали отнюдь не сказочным персонажем, а вполне реальной исторической личностью»[6].

— Почему в схватку с дьяволом — с болезнью Петра, наступившей от яда змия, вступает мудрая дева? Почему все время подчеркивается это слово — дева?
(Дева — чистая, непорочная, ведущая праведный образ жизни, соответственно — защищенная Господом, поэтому имеющая силы противостоять дьяволу.)

— Каким предстает князь Петр во время лечения у Февронии? Какими реальными чертами характера наделяет его автор повести?

— Можно ли сказать, что Петр не чужд предрассудков? В чем они проявляются?

— Каково отношение Февронии к этим предрассудкам? Свой ответ подтвердите цитатами из произведения.

— Почему, на ваш взгляд, Феврония решила выйти замуж за Петра? В этом проявляется ее злой умысел, жажда власти или мечта о богатой жизни? Аргументируйте свой ответ.

— Если суженого Февронии посылает сам Господь Бог, то как она об этом узнает?

— Как вы полагаете, для чего князь Петр предлагает Февронии дополнительные испытания? Выдерживает ли она их? Каким образом?

— Можно ли утверждать, что по уму и силе характера князь Петр и крестьянка Феврония подходят друг другу?

— Какие черты характера Февронии проявляются во время повторного лечения князя?

(Терпение, умение прощать, снисходительность к чужим слабостям, понимание своего положения в обществе.)

— Какова христианская мораль, которую можно вывести из этих двух рассказов: повествовании о Петре-змееборце и об его исцелении мудрой девой?

IV. Сообщение учащегося.

Сообщение 1.
Сказки о мудрой деве в русском устном народном творчестве. См. ниже варианты сказок "Мудрая дева" и "Дочь-семилетка".

V. Итоги урока.

— Понравилась ли вам «Повесть о Петре и Февронии Муромских»? Чем именно?

— Кто главные персонажи этого произведения? Назовите их.

— Перед нами жанр жития, но характерной особенностью этого произведения является отражение в нем некоторых сторон княжеского и крестьянского быта. Расскажите о них, опираясь на текст «Повести...».

— В Средние века на Руси слово «повесть» означало «повествование, рассказывание». Докажите, что перед нами повествование. Какие еще типы речи здесь встречаются?
(Описание.)

— Какие черты устного народного творчества характерны для этого произведения?

Выводы:
1. «Повесть о Петре и Февронии Муромских» — житие православных святых.
2. Физическая и духовная чистота — основной залог победы в борьбе со злом.
3. Жанр жития был заимствован отечественной литературой из Византии, однако на русской почве приобрел новые черты, во многом воспринятые из устного народного творчества.

VI. Домашнее задание.

Для всего класса:

— читать «Повесть...», подготовить выразительное чтение отрывка по выбору (законченный эпизод);
— проиллюстрировать произведение (по желанию).

УРОК 13
Цели урока:

— продолжение знакомства семиклассников с литературой Древней Руси и ее идейно-художественным своеобразием;
— повторение сведений о родах и жанрах отечественной литературы (повесть, рассказ);
— сопоставление жанров: житие, древнерусская повесть и повесть XIX—XXI веков;
— развитие эмоциональной отзывчивости школьников на содержание прочитанного произведения литературы;
— формирование представления о развитой идейно и эстетически значимой культуре русского народа.

Форма урока: синтетический урок, включающий в себя слово учителя, сообщения учащихся, фрагментарное чтение произведения и беседу о прочитанном.

СОДЕРЖАНИЕ УРОКА

I. Слово учителя (желательно с компьютерной презентацией).


После Куликовской битвы 1380 года — после победы русского войска под предводительством великого князя Димитрия Донского над татарским войском — начался новый подъем в развитии отечественной культуры и литературы. В этот же период постепенно восстанавливаются торговые и культурные отношения с Византией, в первую очередь с Болгарией и Сербией. Появляются на Руси первые русские жития — «Житие Бориса и Глеба», «Житие Сергия Радонежского», «Повесть о Петре и Февронии Муромских». XVI век — время образования единого Русского государства со стольным городом Москвой. За объединением Руси естественно последовало объединение русской культуры. Местная книжность, местные школы живописи и архитектуры, местные обычаи сливались в единую общерусскую культуру.

«Под руководством митрополита Макария составляется обширное — 12 огромных томов — собрание «чтомых» (то есть читавшихся) на Руси книг. Это собрание называлось Великие Че́тьи-Мине́и»[7].

— Вспомните, что прежде говорилось об этих книгах?
Митрополит Макарий не включил «Повесть о Петре и Февронии Муромских» в «Великие Че́тьи-Мине́и», хотя главное в этом житии соблюдено — произведение повествует о жизни людей, которые достигли христианского идеала — святости, дает образцы правильной, христианской жизни.

II. Сообщения учащихся (3—7 минут, выводы записываются всеми учащимися).

Сообщение 1. Жанр житийной литературы (возможно с компьютерной презентацией). См. ниже вариант ответа.

Сообщение учеником готовится самостоятельно, после него следует выделить основные особенности жанра жития.

Житие́, агиогра́фия (от греч. hagios — святой, grapho — пишу) — один из основных эпических жанров церковной словесности, расцвет которого пришелся на Средние века. Объект изображения жития — подвиг веры, совершаемый историческим лицом или группой лиц (мучеников веры, церковных или государственных деятелей)[8].

Сообщение 2. Древнерусская повесть. Повесть древнерусская — общее обозначение произведений древнерусской литературы, различных по своей художественной структуре; единственный общий для всех повестей признак — сюжетность, связное описание неких событий[9].

III. Беседа с классом.

— Расскажите, какое впечатление сложилось у вас о развитии литературы в Древней Руси.

— Мы только что узнали, что такое жанр жития. Какие жития вы уже читали самостоятельно? Расскажите кратко о них. Отличаются ли они от прочитанной «Повести о Петре и Февронии Муромских»? Чем именно?

— Если мы видим, что Петр не только герой-змееборец, но и человек, имеющий свои слабости, поддающийся влиянию общественного мнения, можно ли говорить, что перед нами жанр жития?

— Какие отклонения от жанрового канона мы здесь видим?

● Нет описания детства святого (святых).
● Отсутствует, как таковой, — зримый, яркий, наглядный — подвиг веры, этим подвигом оказывается вся жизнь главных персонажей произведения.
● Впервые в центре повествования — образ простой крестьянской девушки, наделенной большой нравственной силой, мужеством, мудростью и одерживающей верх над феодальными предрассудками князя и чванством бояр.
● Тесная связь «Повести...» с устным народным творчеством.
● Показ реалий крестьянского и княжеского быта, взаимоотношений бояр и князей.
● Автор повести не морализирует, не рассуждает, а просто показывает события.

— Можно ли предположить, почему митрополит Макарий не включил «Повесть о Петре и Февронии Муромских» в «Великие Четьи-Минеи»? Давайте поразмышляем над этим.

IV. Выразительное чтение эпизодов.

● Феврония за обеденным столом.
● Изгнание Февронии из Мурома.
● Кончина праведных князя Петра и княгини Февронии.

V. Беседа с классом.

— В эпизоде «Феврония за обеденным столом» какой факт указывает на святость княгини? Зачитайте эти слова.

— Как и в чем проявляется мудрость княгини и ее покорность воле Божией в фрагменте об изгнании Февронии из Мурома?

— О каком подвиге святости говорится в этом произведении?

VI. Работа с эпиграфом к урокам.

— Прочитайте еще раз эпиграф к урокам по «Повести о Петре и Февронии Муромских».

— Как вы понимаете эти слова? Проиллюстрируйте их примерами из текста.

— Что мы можем сказать об основном конфликте произведения? Это конфликт Февронии с князем Петром, княгини Февронии с муромскими боярами или что-то еще?
«Повести о Петре и Февронии Муромских» основной конфликт — борьба Бога и дьявола за человеческие души.)

VII. Итоги урока.

— Расскажите, удивила ли вас или, может быть, даже потрясла кончина князя Петра и княгини Февронии.

— Какие чудеса произошли после их смерти?

— Кто знает, происходят ли сейчас чудеса у места их захоронения? Расскажите о них.

Выводы:
1. Житие́ — один из основных эпических жанров церковной словесности. Оно повествует о жизни человека, который достиг христианского идеала — святости, дает образцы правильной, христианской жизни[10].
2. «Ореолом святости окружена в Повести не аскетическая монашеская жизнь, а идеальная супружеская жизнь в миру и мудрое управление государством...» (Н. И. Прокофьев).
3. Основной конфликт «Повести о Петре и Февронии Муромских» — борьба Бога и дьявола за человеческие души.

VIII. Домашнее задание.

Для всего класса:

— читать историческую сказку Е. П. Чудиновой «Гардарика»[11].

Следующие уроки: Внеклассное чтение. Путешествие в "Страну городов">>>

Источник: Кутейникова Н.Е. Уроки литературы в 7 классе. – М.: Просвещение, 2009.


1. Источник: Кутейникова Н. Е. Уроки литературы в 7 классе : пособие для учителей общеобразоват. учреждений / Н. Е. Кутейникова. — М. : Просвещение, 2009. — 400 с.
Пособие разработано к программе по литературе для 7 класса под редакцией В. Я. Коровиной, полностью соответствующей федеральному компоненту Государственного образовательного стандарта и Федеральному базисному учебному плану.
Пособие предполагает вариативность изучения отдельных тем, персоналий и произведений, исходя из конкретной ситуации в школе и регионе: количество часов в учебном плане — 68 или 102.
Материал каждого урока однозначно не может быть вмещен в 40—45 минут учебного времени, он дан в пособии в качестве примерного минимума или максимума для изучения по данной теме.
Главная особенность предложенных поурочных разработок для 7 класса — включение в них уроков внеклассного чтения по детской литературе, в том числе и современной. Разрыв между изучаемой в школе литературой и кругом чтения современного читателя является порой опасным для авторитета школы: на уроках литературы обсуждаются проблемы ушедших поколений, методическая инерция поддерживает на плаву произведения, давно ушедшие в специальную историю литературы для профессионалов.
Нумерация уроков здесь и далее в тексте пособия дается по варианту 1Б поурочного планирования (см. с. 7—31). (вернуться)

2. Принял по́стриг с именем... стал монахом; над ним был совершен специальный обряд с пострижением волос и наречением другим именем — монашеским. (вернуться)

3. Молотков С. Е. Практическая энциклопедия православного христианина: Основы духовной жизни. — СПб.: САТИСЪ, 2000. — С. 79. (вернуться)

4. Тропа́рь 1) краткое песнопение, в котором раскрывается сущность праздника или прославляется святой;
2) так же называются отдельные, содержащие законченную мысль молитвенные воззвания, из которых состоит кано́н, и в некоторых случаях другие краткие молитвословия (Молотков С. Е. Практическая энциклопедия православного христианина: Основы духовной жизни. — СПб.: САТИСЪ, 2000. — С. 188).
Конда́к — церковное песнопение, содержащее краткое описание праздника или жизни святого (Там же. — С. 84).
Велича́ние — стих в честь Господа Иисуса Христа, Божией Матери или празднуемого святого, который поется на праздничной у́трени после полиеле́я (Там же. — С. 33). (вернуться)

5. Агри́к сказочный богатырь, владевший мечом-кладенцом. (вернуться)

6. Путилов Б. Н. Древняя Русь в лицах: Боги, герои, люди. — СПб.: Азбука, 1999. — С. 199. (вернуться)

7. Былины. Русские народные сказки. Древнерусские повести / Авт. вступ. ст., сост. и коммент. В. П. Аникин, Д. С. Лихачев, Т. Н. Михельсон. — М.: Дет. лит., 1979. — С. 31. (вернуться)

8. См.: Литературная энциклопедия терминов и понятий / Под ред. А. Н. Николюкина. — М., 2001. — Стб. 267—268. (вернуться)

9. Там же. — Стб. 753. (вернуться)

10. См. подробнее в кн.: Литературная энциклопедия терминов и понятий / Под ред. А. Н. Николюкина. — М., 2001; Давыдова Н. В. Евангелие и древнерусская литература. — М., 1992; Кусков В. В., Прокофьев Н. И. История древнерусской литературы. — М., 1987. (вернуться)

11. См.: Чудинова Е. П. Гардарика: Историческая сказка. — М.: Лепта Книга, 2007. — С. 112. (вернуться)



МУДРАЯ ДЕВА
(Русская народная сказка)


Помер старик со старухою, оставался у них сын сирота. Взял его к себе дядя и заставил овец пасти. Ни много, ни мало прошло времени, призывает дядя племянника, хочет попытать у него ума-разума и говорит ему: «Вот тебе сотня баранов, гони их на ярмонку да продай с барышом, чтобы и сам был сыт, и бараны были целы, и деньги сполна выручены». Что тут делать! Заплакал бедняга и погнал баранов в чистое поле; выгнал, сел на дороге и задумался о своем горе.

Идет мимо девица: «О чем слезы льешь, добрый молодец?» — «Как же мне не плакать? Нет у меня ни отца, ни матери; один дядя, и тот обижает!» — «Какую ж обиду он тебе делает?» — «Да вот послал на ярмонку, велел баранами торговать, да так, чтобы и сам был сыт, и бараны были целы, и деньги сполна выручены». — «Ну, это хитрость не великая! Найми-ка ты баб да остриги баранов, а волну отнеси на ярмонку и продай, после возьми всех баранов выложи [охолости] да яйца съешь; вот у тебя и деньги, и бараны в целости, и сам сыт будешь!»

Парень так и сделал; продал волну, пригнал стадо домой и отдает дяде вырученные деньги. «Хорошо, — говорит дядя племяннику, — только ведь ты не своим разумом вздумал это? Чай, тебя научил кто-нибудь?» Парень признался: «Шла, — говорит, — мимо девица, она научила».

Дядя тотчас приказал закладывать лошадь: «Поедем, станем сватать ту девицу». Вот и поехали. Приезжают прямо на двор, спрашивают: куда лошадь девать? «Привяжите до зимы аль до лета!» — говорит им девица. Дядя с племянником думали-думали, не знают, за что привязать; стали у ней спрашивать: до какой зимы, до какого лета? «Эх вы, недогадливые! Привяжите к саням, а не то к телеге».

Привязали они лошадь, вошли в избу, помолились богу и сели на лавочку. Спрашивает ее дядя: «Ты с кем живешь, девица?» — «С батюшкой». — «Где ж твой отец?» — «Уехал сто рублей на пятнадцать копеек менять». — «А когда назад воротится?» — «Если кругом поедет — к вечеру будет, а если прямо поедет — и через три дня не бывать!» — «Что ж это за диво такое? — спрашивает дядя. — Неужто и вправду отец твой поехал сто рублей на пятнадцать копеек менять?» — «А то нет? Он поехал зайцев травить; зайца-то затравит — всего пятнадцать копеек заработает, а лошадь загонит — сто рублей потеряет». — «А что значит: ежели он прямо поедет — и в три дня не прибудет, а ежели кругом — к вечеру будет?» — «А то значит, что прямо болотом ехать, а кругом дорогою!» Удивился дядя уму-разуму девицы и сосватал ее за своего племянника.

ДОЧЬ-СЕМИЛЕТКА
(Русская народная сказка)


Ехали два брата: один бедный, другой богатый. У обоих по лошади —у бедного кобыла, у богатого мерин. Остановились они на ночлег рядом. У бедного кобыла принесла ночью жеребенка; жеребенок подкатился под телегу богатого. Будит он наутро бедного:

— Вставай, брат! У меня телега ночью жеребенка родила.

Брат встает и говорит:

— Как можно, чтоб телега жеребенка родила? Это моя кобыла принесла.

Богатый говорит:

— Кабы твоя кобыла принесла, жеребенок бы подле был!

Поспорили они и пошли до начальства. Богатый дарил судей деньгами, а бедный словами оправдывался.

Дошло дело до самого царя. Велел он призвать обоих братьев и загадал им четыре загадки:

— Что всего на свете сильнее и быстрее? Что всего на свете жирнее? Что всего мягче? И что всего милее?

И положил им сроку три дня:

— На четвертый приходите, ответ дайте!

Богатый подумал-подумал, вспомнил про свою куму и пошел к ней совета просить.

Она посадила его за стол, стала угощать, а сама спрашивает:

— Что так печален, куманек?

— Да загадал мне государь четыре загадки, а сроку всего три дня положил.

— Что такое, скажи мне.

— А вот что, кума! Первая загадка: что всего в свете сильнее и быстрее?

— Экая загадка! У моего мужа карая кобыла есть; нет ее быстрее! Коли кнутом приударишь, зайца догонит.

— Вторая загадка: что всего на свете жирнее?

— У нас другой год рябой боров кормится; такой жирный стал, что на ноги не поднимается!

— Третья загадка: что всего в свете мягче?

— Известное дело — пуховик, уж мягче не выдумаешь!

— Четвертая загадка: что всего на свете милее?

— Милее всего внучек Иванушка!

— Ну, спасибо тебе, кума! Научила уму-разуму, вовек тебя не забуду.

А бедный брат залился горькими слезами и пошел домой. Встречает его дочь-семилетка:

— О чем ты, батюшка, вздыхаешь да слезы ронишь?

— Как же мне не вздыхать, как слез не ронить? Задал мне царь четыре загадки, которые мне и в жизнь не разгадать.

— Скажи мне, какие загадки.

— А вот какие, дочка: что всего на свете сильнее и быстрее, что всего жирнее, что всего мягче и что всего милее?

— Ступай, батюшка, и скажи царю: сильнее и быстрее всего ветер, жирнее всего земля: что ни растет, что ни живет, земля питает! Мягче всего рука: на что человек ни ляжет, а все руку под голову кладет; а милее сна нет ничего на свете!

Пришли к царю оба брата —и богатый и бедный. Выслушал их царь и спрашивает бедного:

— Сам ли ты дошел или кто тебя научил?

Отвечает бедный:

— Ваше царское величество! Есть у меня дочь-семилетка, она меня научила.

— Когда дочь твоя мудра, вот ей ниточка шелкова; пусть к утру соткет мне полотенце узорчатое.

Мужик взял шелковую ниточку, приходит домой кручинный, печальный.

— Беда наша! — говорит дочери. — Царь приказал из этой ниточки соткать полотенце.

— Не кручинься, батюшка! — отвечала семилетка, отломила прутик от веника, подает отцу и наказывает: — Поди к царю, скажи, чтоб нашел такого мастера, который бы сделал из этого прутика кросна: было бы на чем полотенце ткать!

Мужик доложил про то царю. Царь дает ему полтораста яиц.

— Отдай, — говорит, — своей дочери; пусть к завтрему выведет мне полтораста цыплят.

Воротился мужик домой еще кручиннее, еще печальнее:

— Ах, дочка! От одной беды увернешься — другая навяжется!

— Не кручинься, батюшка! —отвечала семилетка.

Попекла яйца и припрятала к обеду да к ужину, а отца посылает к царю:

— Скажи ему, что цыплятам на корм нужно одноденное пшено: в один бы день было поле вспахано, просо засеяно, сжато и обмолочено. Другого пшена наши цыплята и клевать не станут.

Царь выслушал и говорит:

— Когда дочь твоя мудра, пусть наутро сама ко мне явится ни пешком, ни на лошади, ни голая, ни одетая, ни с гостинцем, ни без подарочка.

«Ну, — думает мужик, — такой хитрой задачи и дочь не разрешит; пришло совсем пропадать!»

— Не кручинься, батюшка! — сказала ему дочь-семилетка. — Ступай-ка к охотникам да купи мне живого зайца да живую перепелку.

Отец пошел и купил ей зайца и перепелку.

На другой день поутру сбросила семилетка всю одежду, надела на себя сетку, в руки взяла перепелку, села верхом на зайца и поехала во дворец.

Царь ее у ворот встречает. Поклонилась она царю.

— Вот тебе, государь, подарочек! — и подает ему перепелку.

Царь протянул было руку, перепелка — порх — и улетела!

— Хорошо, — говорит царь, — как приказал, так и сделано. Скажи теперь: ведь твой отец беден, чем вы кормитесь?

— Отец мой на сухом берегу рыбу ловит, ловушек в воду не ставит, а я подолом рыбу ношу да уху варю.

— Что ты, глупая, когда рыба на сухом берегу живет? Рыба в воде плавает!

— А ты умен? Когда видано, чтобы телега жеребенка принесла?

Царь присудил отдать жеребенка бедному мужику, а дочь его взял к себе. Когда семилетка выросла, он женился на ней, и стала она царицею. (вернуться к заданию)



Жития святых. Жанровые особенности
Термин "Жития святых" – болгарский. Т. к. христианство не было однородно по составу, выражалось в нескольких системах, а по мере развития изменялось, приобретало дополнительные, часто сторонние элементы, то и Ж. не являются идеологически и тематически однородными. Разнообразие видов христианства сопровождалось разнообразием оформления в культе, в его внешних признаках, соответственно национальной культуре и социальной среде последователей и в зависимости от дохристианских представлений этих народов. От вышеуказанных обстоятельств находились в зависимости как подбор святых, их место на христианском Олимпе, их функции, атрибуты, так, следовательно, и моменты биографии святых. В большинстве эти биографии не стремились к историзму, к возможно точному воспроизведению жизни святого. В лучшем случае они представляли односторонний подбор фактов соответственно поучительности, присущей данному жанру, и идеологическому устремлению среды, к которой принадлежал автор жития, агиограф.

Довольно рано установился определенный шаблон, который предуказывал в основных чертах характеристику идеального святого, стиль и композиционные элементы Ж.

Начиналось Ж. обычно с описания детства святого. Уже в эту пору он обнаруживает все признаки благочестиво настроенной натуры: предается религиозным размышлениям, избегает игр, соблюдает посты и т. п. Далее излагаются лишь такие черты биографии святого, которые находятся в соответствии с обобщенным и канонизированным типом христианского героя. Ему присущи сверхъестественные силы, проявляющиеся преимущественно в способности творить чудеса и входить в непосредственное общение с ангелами и бесами. В Ж. с. нередка форма диалогической речи, в уста действующих лиц влагаются монологи, молитвы, плачи, изобилующие элементами лирической патетики. Само повествование ведется большей частью в формах украшенного стиля, богатого сравнениями, метафорами, эпитетами и переходящего часто в риторику. Заканчиваются Ж.. в ряде случаев изображением посмертных чудес святого. Направленность Ж., форма использования этого шаблона определялась социально-политической позицией его автора. Очень показательно, по мере роста национального самосознания местного духовенства и знати, составление (по образцам греческих или латинских Житий) Ж. национальных (например грузинских, армянских, русских, германских и т. д.); показательно также, что "обращение" соответствующей страны в эти эпохи начинает приписываться национальному святому.

Все указанные черты присущи распространенной форме Житий, существовавших отдельно или еще на греко-византийской почве вошедших в состав так наз. "Четьих-Миней", где Жития располагались в календарном порядке. Таким образом они могут служить историческим материалом как отражение определенной эпохи, определенного культурно-социального бытия. Сверх того, в Житиях иногда сохранялись, подобно обмолвкам живой речи в искусственном книжном яз., знаменательные черточки быта, помимо них неизвестные.

В некоторые периоды средневековья Жития святых пересматривались правящими органами церкви со стороны "подлинности", в результате чего одни тексты относились к истинным, другие – к ложным (отреченным, «апокрифическим»). Эта цензура проводилась в Византии, в Риме и в церковном управлении других народов, но в разной степени организованности и на основании разных принципов (отклонение от догмы, от форм культа, от дозволенной фантастики, от литературного канона и т. д.).

Т. к. Жития святых представляют собою повествование, то и обладают всеми видами этого рода литературы, начиная от элементарной записи и кончая развитой повестью. Формы Жития приблизительно таковы:
перечневая запись, похожая на надгробную формулировку,
притча,
анекдот,
новелла,
развитая длинная повесть.

Занимательность сюжета, фабулы, поэтический интерес зачастую стоят на первом месте, связь с морализацией бывает слабая. В Житиях святых зап.- и вост.-европейских можно встретить много повествовательных сюжетов, знакомых народам Азии, Сев. Африки и Европы с глубокой древности: мифы о змееборцах, о Персее и Андромеде (см. в житии Георгия Победоносца и Федора Стратилата), легенда о Фаусте (в житии Киприана и Устины), сюжет о царской невесте [(Золушка) – в житии Филарета Милостивого], перелицовка притчевой биографии Будды (в житии Варлаама и Иоасафа), сказка о скатерти-самобранке (в рассказе о Марке Фрачском), сказка о мудрой девице (в житии Петра и Февронии), сюжет о Фридолине и т. д. В выборе и развитии сюжетов в вост.-и зап.-христианских Житий святых. сказались дохристианские представления и культурных и варварских народностей – египетские, браминские и буддийские, античные, греко-римские, скандинавские, византийско-богумильские и т. д., причем не всем представителям старых олимпов было оставлено их прежнее значение, большинство их было переведено в категорию нечистой силы. Так напр. было в христианизованной Галлии.

Выдающимся образцом Жития святых, распространенного в начальную пору агиографии, является "Житие Антония", принадлежащее перу Афанасия Александрийского [IV в.] и сыгравшее большую роль в дальнейшем развитии житийной лит-ры. Огромное влияние на судьбу агиографии имела деятельность писателя X в. – компилятора Симеона Метафраста, надолго узаконившего шаблоны риторического Жития святых.
Источник: Литературная энциклопедия. [Лунин Э.] Жития святых // Литературная энциклопедия: В 11 т. – [М.], 1929–1939. Т. 4. – [М.]: Изд-во Ком. Акад., 1930. – Стб. 184–189. (вернуться к заданию)
 
 




 
Яндекс.Метрика
Используются технологии uCoz