Волошин[1] Максимилиан Александрович(1877–1932)

Из сборника "СТИХОТВОРЕНИЯ. 1900–1910"

Пустыня

Монмартр[2]… Внизу ревёт Париж —
Коричневато-серый, синий…
Уступы каменистых крыш
Слились в равнины тёмных линий.
То купол зданья, то собор
Встаёт из синего тумана.
И в ветре чуется простор
Волны солёной океана…
Но мне мерещится порой,
Как дальних дней воспоминанье,
Пустыни вечной и немой
Ненарушимое молчанье.
Раскалена, обнажена,
Под небом, выцветшим от зноя,
Весь день без мысли и без сна
В полубреду лежит она,
И нет движенья, нет покоя…
Застывший зной. Устал верблюд.
Пески. Извивы жёлтых линий.
Миражи бледные встают —
Галлюцинации Пустыни.
И в них мерещатся зубцы
Старинных башен. Из тумана
Горят цветные изразцы
Дворцов и храмов Тамерлана[3].
И тени мёртвых городов
Уныло бродят по равнине
Неостывающих песков,
Как вечный бред больной Пустыни.

Царевна в сказке, — словом властным
Степь околдованная спит,
Храня проклятой жабы вид
Под взглядом солнца, злым и страстным.
Но только мёртвый зной спадет
И брызнет кровь лучей с заката —
Пустыня вспыхнет, оживёт,
Струями пламени объята.
Вся степь горит — и здесь, и там,
Полна огня, полна движений,
И фиолетовые тени
Текут по огненным полям.
Да одиноко городища
Чернеют жутко средь степей:
Забытых дел, умолкших дней
Ненарушимые кладбища.
И тлеет медленно закат,
Усталый конь бодрее скачет,
Копыта мерно говорят,
Степной джюсан[4] звенит и плачет.
Пустыня спит, и мысль растёт…
И тихо всё во всей Пустыне,
Широкий звёздный небосвод
Да аромат степной полыни…

1901, Ташкент—Париж


В вагоне

Снова дорога. И с силой магической
Всё это вновь охватило меня:
Грохот, носильщики, свет электрический,
Крики, прощанья, свистки, суетня…

Снова вагоны едва освещённые,
Тусклые пятна теней,
Лица склонённые
Спящих людей.

Мерный, вечный,
Бесконечный,
Однотонный
Шум колёс.
Шёпот сонный
В мир бездонный
Мысль унёс…

Жизнь… Работа…
Где-то, кто-то
Вечно что-то
Всё стучит.
Ти-та… то-та…
Вечно что-то
Мысли сонной
Говорит.

Так вот в ушах и долбит, и стучит это:
Ти́-та-та… та́-та-та… та́-та-та… ти́-та-та…
Мысли с рыданьями ветра сплетаются,
Поезд гремит, перегнать их старается…

Чудится, еду в России я…
Тысячи вёрст впереди.
Ночь неприютная, тёмная.
Станция в поле… Огни её —
Глазки усталые, томные
Шепчут: «Иди…»

Страх это? Горе? Раздумье? Иль что ж это?
Новое близится, старое прожито…
Прожито — отжито. Вынуто — выпито…
Ти́-та-та… та́-та-та… та́-та-та… ти́-та-та…

Чудится степь бесконечная…
Поезд по степи идёт.
В вихре рыданий и стонов
Слышится песенка вечная.
Скользкие стены вагонов
Дождик сечёт.

Песенкой этой всё в жизни кончается,
Ею же новое вновь начинается,
И бесконечно звучит и стучит это:
Ти́-та-та… та́-та-та… та́-та-та… ти́-та-та…

Странником вечным
В пути бесконечном
Странствуя целые годы,
Вечно стремлюсь я,
Верую в счастье,
И лишь в ненастье
В шуме ночной непогоды
Веет далёкою Русью.

Мысли с рыданьями ветра сплетаются,
С шумом колёс однотонным сливаются.
И безнадёжно звучит и стучит это:
Ти́-та-та… та́-та-та… та́-та-та… ти́-та-та…

Май 1901, в поезде между Парижем и Тулузой[5]


В цирке

Андрею Белому[6]

Клоун в огненном кольце…
Хохот мерзкий, как проказа.
И на гипсовом лице
Два горящих болью глаза.

Лязг оркестра; свист и стук.
Точно каждый озабочен
Заглушить позорный звук
Мокро хлещущих пощёчин.

Как огонь, подвижный круг…
Люди—звери, люди—гады,
Как стоглазый, злой паук,
Заплетают в кольца взгляды.

Всё крикливо, всё пестро…
Мне б хотелось вызвать снова
Образ бледного, больного,
Грациозного Пьеро[7]…

В лунном свете с мандолиной
Он поёт в своём окне
Песню страсти лебединой
Коломбине и луне.

Хохот мерзкий, как проказа;
Клоун в огненном кольце.
И на гипсовом лице
Два горящих болью глаза…

1903, Москва


* * *
(Из цикла "Amori amara sacrum".
Маргарите Васильевне Сабашниковой[8])

Я ждал страданья столько лет
Всей цельностью несознанного счастья.
И боль пришла, как тихий синий свет,
И обвилась вкруг сердца, как запястье.

Желанный луч с собой принёс
Такие жгучие, мучительные ласки.
Сквозь влажную лучистость слёз
По миру разлились невиданные краски.

И сердце стало из стекла,
И в нём так тонко пела рана:
«О, боль, когда бы ни пришла,
Всегда приходит слишком рано».

1903


* * *

Балтрушайтису[9]

К твоим стихам меня влечёт не новость,
Не яркий блеск огней:
В них чудится унылая суровость
Нахмуренных бровей.

В них чудится седое безразличье,
Стальная дрёма вод,
Сырой земли угрюмое величье
И горько сжатый рот.

1903, Москва


Рождение стиха

Бальмонту[10]

В душе моей мрак грозовой и пахучий...
Там вьются зарницы, как синие птицы...
Горят освещенные окна...
И тянутся длинны,
Протяжно-певучи
Во мраке волокна...
О, запах цветков, доходящий до крика!
Вот молния в белом излучии...
И сразу все стало светло и велико...
Как ночь лучезарна!
Танцуют слова, чтобы вспыхнуть попарно
В влюбленном созвучии.
Из недра сознанья, со дна лабиринта
Теснятся виденья толпой оробелой...
И стих расцветает цветком гиацинта,
Холодный, душистый и белый.

1904, Париж


* * *
(Из цикла "Звезда Полынь".
Александре Михайловне Петровой[11])

Быть чёрною землёй. Раскрыв покорно грудь,
Ослепнуть в пламени сверкающего ока,
И чувствовать, как плуг, вонзившийся глубоко
В живую плоть, ведёт священный путь.

Под серым бременем небесного покрова
Пить всеми ранами потоки тёмных вод.
Быть вспаханной землёй... И долго ждать, что вот
В меня сойдёт, во мне распнётся Слово.

Быть Матерью-Землёй. Внимать, как ночью рожь
Шуршит про таинства возврата и возмездья,
И видеть над собой алмазных рун чертёж:
По небу чёрному плывущие созвездья.

Сентябрь 1906, Богдановщина


* * *
(Из цикла "Алтари в пустыне".
Александре Васильевне Гольштейн[12])

Станет солнце в огненном притине,
Струйки тёмной потекут жары…
Я поставлю жертвенник в пустыне
На широком темени горы.

Дрём ветвей, пропитанных смолою,
Листья, мох и травы я сложу,
И огню, пленённому землёю,
Золотые крылья развяжу.

Вспыхнут травы пламенем багровым,
Золотисто-тёмным и седым,
И потянет облаком лиловым
Горький, терпкий и пахучий дым.

Ты, Ликей[13]! Ты, Фойбос! Здесь ты, близко!
Знойный гнев, Эойос, твой велик!
Отрок-бог! Из солнечного диска
Мне яви сверкающий свой лик.

1909

 
Портрет М.А.Волошина работы Б.М.Кустодиева, 1924
 
 
Источник: Максимилиан Волошин. Стихотворения. Библиотека поэта. Малая серия. – Л.: Советский писатель, 1977.
 

1. Воло́шин Максимилиа́н Алекса́ндрович (фамилия при рождении – Кирие́нко-Воло́шин) – русский поэт, переводчик, литературный критик, искусствовед, художник-пейзажист. Как поэт он начал печататься в символистском журнале "Весы". Для его лирики характерны историко-философские мотивы.
В конце февраля 1910 года в московском издательстве «Гриф» вышла первая поэтическая книга М.Волошина «Стихотворения. 1900–1910». (вернуться)

2. Монма́ртр (фр. Montmartre) – название 130-метрового холма на севере Парижа и древнеримского поселения. В 1860 г. район стал частью города, дав название 18-му муниципальному округу. Холм Монмартр – высочайшая точка Парижа.
В Париж Волошин приезжает 20 марта 1901 года. (вернуться)

3. Тамерла́н Тамерла́н, Тиму́р (чагат. [Temür‎, Tēmōr] – железо; 1336 – 1405) – из монгольского племени барласов среднеазиатский тюркский полководец и завоеватель, сыгравший существенную роль в истории Средней, Южной и Западной Азии, а также Кавказа, Поволжья и Руси. Полководец, основатель империи Тимуридов (1370 год) со столицей в Самарканде. (вернуться)

4. Степной джюсан – т.е. степная полынь (разнообразные виды полыни носят общее киргизское название "джусан"). (вернуться)

5. Тулу́за – город на юге Франции, столица региона Юг – Пиренеи и префектура (административный центр) департамента Верхняя Гаронна – и округа Тулуза. Один из самых крупных культурных, научных и промышленных центров Франции. (вернуться)

6. Андрей Белый – (настоящее имя Борис Николаевич Буга́ев; 1880 – 1934) – русский писатель, поэт, критик, мемуарист, стиховед; один из ведущих деятелей русского символизма и модернизма в целом. См. подробнее Белый А. Основные даты жизни и творчества. (вернуться)

7. Пьеро́ – один из персонажей французского народного ярмарочного театра. Этот персонаж возник в середине XVII века и представляет собой тип ловкого слуги, который добивается своей цели, прикрываясь добродушием.
Позднее в характере Пьеро стали преобладать черты печального любовника, неудачливого соперника Арлекина. Традиционный костюм Пьеро – белая рубашка с жабо и большими пуговицами, широкие белые панталоны, на голове остроконечная шапочка.
На сцене парижского театра «Фюнамбюль» на бульваре дю Тампль в 1819 г. мим Батист Дебюро переосмыслил образ Пьеро, создав образ отвергнутого несчастного влюблённого.
Пьеро стал одним из наиболее популярных персонажей к концу XIX–началу XX века. Его можно видеть на картине Поля Сезанна «Пьеро и Арлекин» (1888), на портрете Всеволода Мейерхольда в роли Пьеро в «Балаганчике» А. Блока работы Николая Ульянова, на двойном автопортрете живописцев Александра Яковлева и Василия Шухаева (Арлекин и Пьеро, 1914), в постановке Мейерхольда «Шарф Коломбины» и «Маскарад», Александра Таирова «Покрывало Пьеретты» и «Ящик с игрушками». Ностальгический образ Пьеро был создан Александром Вертинским в его песнях.
Коломби́на (итал. Colombina) – традиционный персонаж итальянской народной комедии масок – служанка, участвующая в развитии интриги, в разных сценариях также называемая Фантеской, Серветтой, Франческиной, Смеральдиной, Мирандолиной и т.д. Большую популярность получила во французском театре. (вернуться)

8. Маргарита Васильевна Сабашникова в замужестве Волошина (1882–1973) – русская художница и писательница. В 1903 году познакомилась с М. Волошиным в Москве, на выставке картин у С. И. Щукина. 12 апреля 1906 году Маргарита Сабашникова вышла замуж за Максимильяна Волошина, обвенчавшись с ним в Москве, в церкви Св. Власия. В 1906–1907 гг. и в 1913 г. приезжала в дом мужа в Коктебель. В 1907 г. Сабашникова и Волошин расстались, сохранив дружеские отношения на всю жизнь. (вернуться)

9. Балтрушайтис – Ю́ргис Казими́рович Балтруша́йтис (лит. Jurgis Baltrušaitis; 1873–1944) – русский и литовский поэт-символист и переводчик, дипломат. Вместе с Брюсовым и Бальмонтом и меценатом С. А. Поляковым основал в 1899 году издательство «Скорпион», деятельность которого началась изданием совместного перевода Балтрушайтиса и Полякова драмы Генрика Ибсена «Когда мы, мёртвые, проснёмся». (вернуться)

10. Бальмонт – стихотворение посвящено Константину Дмитриевичу Бальмонту, с которым Волошин знакомится в конце сентября 1902 года. Многие стихи К. Д. Бальмонта индивидуалистичны, порой излишне вычурны. Учитывая это, Максимилиан Волошин своё стихотворение, посвящённое Бальмонту, усиленно расцветил яркими образами.
Но от этого произведение не потеряло достоинств волошинской поэзии, не утратило его чувственной манеры с интеллектуальным началом. Бальмонт Константин Дмитриевич (1867 – 1942) – поэт-символист, переводчик, эссеист, путешественник. См. подробнее Бальмонт К.Д. Основные даты жизни и творчества. (вернуться)

11. Петрова Александра Михайловна (1871–1921) – А.М.Петрова преподавала в начальном женском училище, когда Волошин семнадцатилетним юношей поселился в их доме в Феодосии. Волошин квартировал у Петровых с осени 1894 по весну 1896 года, в последующие годы не однажды у них останавливался, приезжая в Феодосию из Коктебеля, Парижа или Петербурга. «Вся принадлежит людям, книгам, картинам», – писала о Петровой А.И Цветаева.
Из воспоминаний М. А. Волошина: «Еще в тот год, когда мы с Пешковским не жили у Петровых, мы привыкли встречать, подходя к гимназии на Итальянской, барышню, всегда в один и тот же час, с очень серьезным, озабоченным и суровым лицом. Сразу было видно, что она спешит по делу к определенному сроку. У нее был тип Афины Паллады: опущенный спереди лоб, правильные черты продолговатого лица, на котором угадывался шлем, темные волосы, серьезные губы. Мы знали, что это Александра Михайловна Петрова, учительница Александровского училища, и что она спешит на свои уроки. Наружность располагала и обещала серьезные и интересные беседы. И это было немалой приманкой для меня при выборе квартиры». (вернуться)

12. Гольштейн Александра Васильевна (1849(1850) – 1937) – писатель, переводчик, журналист, врач. Участвовала в движении Д. Гарибальди в Италии. С 1876 жила во Франции. Имела большое влияние на Волошина, познакомила его с многими деятелями французской культуры. Волошин посвятил Гольштейн стихотворение «Старые письма» (1904), цикл стихов «Алтари в пустыне» (1909) и стихотворение 1915 г. «Весна».
Переводила А.С. Пушкина, К.Д. Бальмонта, М.А. Волошина на французский язык, А. Бергсона на русский. Занималась востоковедением. Держала в Париже салон, участвовала в Кружке русских художников Монмартра (1903–1914). Выступала на литературных вечерах. В 1924 г. в Париже на вечере К.Д. Бальмонта прочла свои переводы из его поэзии. (вернуться)

13. Лике́й – эпитеты Ликей, Фойбос, Эойос (волчий, светлый, утренний) издревле связывались с Аполлоном (первоначально – солнечным божеством). (вернуться)

 
 
 
Сайт "К уроку литературы"   Санкт-Петербург    © 2007-2017     Недорезова М. Г.
Яндекс.Метрика
Используются технологии uCoz