Главная
Стихотворения "Русь". Из цикла
"Родина"
 
 
Поэма А.Блока «Двенадцать»
 
Урок по поэме А.Блока [1]
 

Цель урока: показать полемический характер поэмы, ее художественные особенности.

Оборудование урока: иллюстрации к поэме, различные издания «Двенадцати».

Методические приемы: аналитическое чтение поэмы.

Ход урока.

I. Слово учителя

Написав поэму «Двенадцать», Блок воскликнул: «Сегодня я — гений!» «Двенадцать» — какие бы они ни были — это лучшее, что я написал. Потому что тогда я жил современностью», — утверждал поэт. Однако первое прочтение поэмы обычно вызывает даже недоумение, вызывает много вопросов.

— Почему поэма названа «Двенадцать»? Каков смысл названия?

Во-первых, поэма содержит двенадцать глав. Во-вторых, героями поэмы являются двенадцать красноармейцев. В-третьих, образ Христа, идущего впереди этих красноармейцев (в конце поэмы, вызывает ассоциации с двенадцатью апостолами[2]. Возникает следующий вопрос: Почему Христос? Что этот образ в поэме? На этот вопрос попытаемся ответить в конце урока.

Вообще «Двенадцать» — парадоксальное произведение. Оно написано в январе 1918 года, то есть по горячим следам, через два месяца после Октябрьской революции. Осознать значение события современнику очень сложно — «большое видится на расстоянье». Поэма удивляла еще современников Блока. По утверждению В.Маяковского, «одни прочли в этой поэме сатиру на революцию другие — славу ей». Но если поэма о революции, почему в поэме не изображены революционные действия, вожди революции? Почему в центре эпического повествования — погоня за «изменницей» Катькой (проституткой вообще-то) и ее убийство?

II. Аналитическая беседа.

Разберемся сначала в вопросах жанра, стиля и композиции.

«Двенадцать» — эпическая поэма, как будто составленная из отдельных зарисовок, картинок с натуры, быстро сменяющих одна другую. Динамичность и хаотичность сюжета, выразительность эпизодов, из которых складывается поэма, передают неразбериху, которая царила и на улицах, и в умах.

— Есть ли в поэме лирические мотивы? Как проявляет себя автор?

(Автор не является героем поэмы, его позиция проявляется косвенно: в том, что и как он изображает; в начальной картине-пейзаже, в конце поэмы.)

Композиция, отражающая стихию революции, определяет стилевое разнообразие поэмы. «Слушайте музыку революции», — призывал Блок. В поэме и звучит эта музыка.

— Как Блок передает «музыку революции»?

(Прежде всего, «музыка» у Блока — метафора, выражение «духа», звучание стихии жизни. Музыка эта отражена в ритмическом, лексическом, жанровом разнообразии поэмы. Традиционные ямб и хорей сочетаются с разностопными размерами, иногда с нерифмованным стихом.)

— Какие ритмы вы услышали?

(В поэме звучат интонации марша:

В очи бьется
Красный флаг.
Раздается
Мерный шаг.
Вот — проснется
Лютый враг.
(гл.11)

Слышен городской романс. Он интересно обыгрывается: начало знакомое, а дальше — пошел разгул:

Не слышно шуму городского,
Над невской башней тишина,
И больше нет городового —
Гуляй, ребята, без вина!

Часто встречается частушечный мотив:

Запирайте етажи
Нынче будут грабежи!
Отмыкайте погреба —
Гуляет нынче голытьба!

Прямо процитирована революционная песня:

Вперед, вперед,
Рабочий народ!)


— Что, кроме музыки, мы слышим?

(Кроме того, в поэме бросаются в глаза лозунги: «Вся власть Учредительному Собранию!», доносятся обрывки разговоров:

...И у нас было собрание...
...Вот в этом здании...

Вся эта разноголосица, какофония, треск выстрелов («Трах-тарарах тах-тах-тах-тах!») сливаются в единое целое.)


— Каков лексический строй поэмы?

(Лексика поэмы разнообразна. Это и язык лозунгов и прокламаций и разговорный язык с просторечиями: «Что, дружок, оторопел?»; и искажения слов: «етажи», «елекстрический»; и сниженная ругательная лексика: «холера», «жрала», «подлец» и высокий слог:

Нежной поступью надвьюжной,
Снежной россыпью жемчужной,
В белом венчике из роз —
Впереди — Исус Христос.)


— Как рисует Блок образы героев поэмы?

(Герои обрисованы лаконично и выразительно. Это образное сравнение: «старушка, как курица, / кой-как перемотнулась через сугроб»; речевая характеристика: «Предатели! Погибла Россия! / Должно быть, писатель — / Вития…»; хлесткий эпитет и оксюморон: «А вон и долгополый —/ Сторонкой за сугроб... / Что нынче невеселый, / Товарищ поп?» Двенадцать героев составляют один отряд: В зубах — цигарка, примят картуз, / На спину б надо бубновый туз! — коротко и ясно — тюрьма по ним плачет» (ромб нашивали на одежду каторжан). Среди них — Петька, «бедный убийца», повеселевший при напоминании товарищей: «Над собой держи контроль!»

Подробнее показана Катька. Здесь и внешность: «зубки блещут жемчугом», «больно ножки хороши», «у ей керенки есть в чулке», «с офицерами блудила», и притягательное обаяние: «из-за удали бедовой / В огневых ее очах, / Из-за родинки пунцовой / Возле правого плеча...»).


— В чем особенности сюжета поэмы?

(Сюжет можно определить как двухслойный — внешний, житейский: зарисовки с петроградских улиц и внутренний: побуждения, обоснование поступков двенадцати. Один из центров поэмы — конец 6-й главы: мотив мести, убийства сливается с мотивом лозунгов революции:

Что, Катька, рада? — Ни гу-гу...
Лежи ты, падаль, на снегу!
Революционный держите шаг!
Неугомонный не дремлет враг!)


— Проследите, где и как проявляется мотив ненависти?

(Мотив ненависти наблюдается в семи главах поэмы. Ненависть проявляется и как святое чувство:

Злоба, грустная злоба
Кипит в груди...
Черная злоба, святая злоба...

и как святотатство:

Товарищ, винтовку держи, не трусь!
Пальнем-ка пулей в Святую Русь —
В кондовую,
В избяную,
В толстозадую!
Эх, эх, без креста!)


— Какие еще мотивы вы увидели в поэме?

(Несколько раз встречается мотив бдительности: «Неугомонный не дремлет враг! Всеобщая ненависть, готовность биться с врагом, подстегивание бдительности, недоверчивости составляют революционное сознание отряда. В центре поэмы — вседозволенность кровавой расправы, обесценивание жизни, свобода «без креста». Второй центр поэмы — в 11-й главе:

...И идут без имени святого
Все двенадцать — вдаль.
Ко всему готовы,
Ничего не жаль...

И дальше отряд идет «державным шагом», интонация меняется, становится торжественной.)


— Какие образы-символы заметили в поэме?

(Ветер, вьюга, снег — постоянные блоковские мотивы; символика цвета: «Черный вечер. / Белый снег», кровавый флаг; число «двенадцать», «пес безродный», Христос.)

— Возвращаемся к первому вопросу — какое значение имеет образ Христа в поэме?

(Обсуждение.)

III. Заключительное слово учителя.

Одни воспринимают образ Христа как попытку освятить дело революции, другие — как кощунство. Появление Христа, может быть, залог будущего света, символ лучшего, справедливости, любви, знак веры. Он «и от пули невредим», и он мертвый — «в белом венчике из роз». «Двенадцать» стреляют в него, пусть «невидимого».

«Христос в поэме — антитеза «псу» как воплощению зла, центральному «знаку» старого мира, — самая светлая нота поэмы, традиционный образ добра и справедливости» (Л. Долгополов).

«Блок ввел Христа не как образ церковной традиции, а народного, не замутненного церковью и государством представления о бесхитростной божьей правде. Блок вовсе не «благословлял» революцию этим заимствованным атрибутом народной веры, а лишь утверждал историческую преемственность. Революция принимала в наследство этическую веру народа!» (А. Горелов).

«Когда я кончил, я сам удивился: почему Христос? Но чем больше я вглядывался, тем яснее видел Христа. И тогда же я записал у себя: «К сожалению, Христос». Что Христос идет перед ними — несомненно. Дело не в том, достойны ли они его, а страшно то, что опять он с ними и другого пока нет, а надо другого?» — писал сам Блок.

IV. Задания по поэме А. А. Блока «Двенадцать».

1. Как вы считаете, почему А. А. Блок так высоко оценил собственное сочинение — поэму «Двенадцать» («Сегодня я — гений!»)?

2. В. В. Маяковский написал: «Одни прочли в этой поэме сатиру на революцию, другие — славу ей». Что в поэме А. А. Блока «Двенадцать» прочитали современники? Найдите в тексте поэмы аргументы в пользу «сатиры» и в пользу «славы».

3. Подберите в тексте поэмы доказательства тезиса исследователя творчества А. А. Блока Л. Долгополова: «Блок создал новую форму эпической поэмы, и новизна формы находилась в прямой зависимости с новизной содержания. Философия революционной эпохи, как ее понимал Блок, была воплощена в «Двенадцати» в совершенно новой поэтической системе, которая нашла выражение в новых ритмах, в новой стилистике, в лексике».

4. Выскажите свою точку зрения по поводу мнения исследователя творчества А. А. Блока Л. Горелова: «В разбеге поэмы, через сшибку двух миров, через порожденную исторической коллизией драму красногвардейца Петрухи, забубенные головушки, коим подошел бы на спину бубновый туз, превратились в «рабочий народ», в революционное звено народа».

5. О какой «спаянности» говорит исследователь творчества А. А. Блока Л. Горелов? («Поэма Блока состоит из массы мелких деталей-зарисовок, картин быта, реплик, разговоров, частушек, угроз, восклицаний, жалоб. Но все они слиты воедино, прочно спаяны единым ритмом, тем мощным и грозным смысловым подтекстом, который и есть главное в «Двенадцати».)

6. Как вы интерпретировали бы образ Христа в поэме А. А. Блока «Двенадцать»?

Дополнительный материал к уроку.

Анализ поэмы «Двенадцать»


...Смысл поэмы — метафизический. Незадолго до Октября поэт определил происходящее в России как «вихрь атомов космической революции». Но в «Двенадцати», уже после Октября, Блок, все еще оправдывавший революцию, написал и об угрожающей силе стихии. Еще летом веривший в мудрость и спокойствие революционного народа Блок в поэме рассказал и о стихиях, разыгравшихся «на всем Божьем свете», и о стихиях мятежных страстей, о людях, для которых абсолютом свободы являлась, как для пушкинского Алеко, воля для себя.

Стихия — символический образ поэмы. Она олицетворяет вселенские катаклизмы; двенадцать апостолов революционной идеи обещают раздуть «мировой пожар», разыгрывается вьюга, «снег воронкой завился», в переулочках «пылит пурга». Разрастается и стихия страстей. Городское бытие также обретает характер стихийности: лихач «несется вскачь», он «летит, вопит, орет», на лихаче «Ванька с Катькою летит» и т. д.

Однако октябрьские события 1917 года уже не воспринимались только как воплощение вихрей, стихий. Параллельно с этим, анархическим по сути, мотивом в «Двенадцати развивается и мотив воплощенной в образе Христа вселенской целесообразности, разумности, высшего начала. В 1904—1905 гг. Блок, увлеченный борьбой со старым миром, желая «быть жестче», «много ненавидеть», уверял, что не пойдет «врачеваться к Христу», никогда не примет Его. В поэме он обозначил для героев иную перспективу — грядущую веру в Христовы заповеди. 27 июля 1918 года Блок отметил в дневнике: «В народе говорят, что все про исходящее — от падения религии...»

К Божьему началу обращаются и созерцатели революции, и ее апостолы — двенадцать бойцов. Так, старушка не понимает, в чем целесообразность плаката «Вся власть Учредительному собранию!», она не понимает и большевиков («Ох, большевики загонят в гроб!»), но она верит в Богородицу («Ох, Матушка-Заступница!»). Бойцы же проходят путь от свободы «без креста» к свободе с Христом, и эта метаморфоза происходит помимо их воли, без их веры в Христа, как проявление высшего, метафизического порядка.

Свобода нарушать Христовы заповеди, а именно — убивать и блудить, трансформируется в стихию вседозволенности. В крови двенадцати дозорных — «мировой пожар», безбожники готовы пролить кровь, будь то изменившая своему возлюбленному Катька или буржуй.

Любовная интрига играет ключевую роль в раскрытии темы напрасной крови в период исторических возмездий, темы неприятия насилия. Конфликт интимный перерастает в конфликт социальный. Дозорные воспринимают любовное вероломство Ваньки, его гулянье «с девочкой чужой» как зло, направленное не только против Петрухи, но и против них: «Мою, попробуй, поцелуй!» Убийство Катьки рассматривается ими как революционное возмездие.

Эпизод с убийством «дуры» и «холеры» Катьки идейно и «композиционно напрямую связан с появлением в финале поэмы образа Христа как воплощения идеи прощения грешных то есть и убийц. Дозорные и Христос в поэме являются и антиподами, и теми, кому суждено обрести друг друга. Иисус, «от пули невредим», — не с двенадцатью бойцами. Он — впереди них. Он, с кровавым, красным флагом, олицетворяет не только веру Блока в святость задач революции, не только оправдание им «святой злобы» революционного народа, но и идею искупления Христом очередного кровавого греха людей, и идею прощения, и надежду на то, что переступившие через кровь все-таки придут к Его заветам, к идеалам любви, наконец, к вечным ценностям, в которые поверили революционная Россия и сам поэт, — братства равенства и т. д. Дозорным словно предстоит пройти путь апостола Павла.[3]

Христос и не со старым миром, который в поэме ассоциируется с безродным, голодным псом, что бредет позади двенадцати. Блок воспринимал старую власть как безнравственную, не несущую ответственности перед народом.

Идея объединить в поэме Христа и красногвардейцев как попутчиков в гармонический мир не была случайной, она была Блоком выстрадана. Он верил в сродство революционных и христианских истин. Он полагал, что если бы в России было истинное духовенство, оно пришло бы к этой же мысли.


1. Источник: Егорова Н. В. Поурочные разработки по русской литературе ХХ века: 11 класс, I полугодие. – 4-е изд., перераб. и доп. – М.: ВАКО, 2005. – 368 с. – (В помощь школьному учителю). (вернуться)

2. Двенадцать апо́столов (греч. «посол, посланник») – ближайшие ученики Иисуса Христа (их не следует путать с апостолами от семидесяти).
Согласно евангельскому повествованию (Мф. 10:1-4, Мк. 3:14-19, Лк. 6:13-16), во время Своей земной жизни Иисус Христос выбрал 12 ближайших учеников, которые и называются апостолами от двенадцати. (вернуться)

3. Апо́стол Павел – иудейский «апостол язычников»; не входит в число двенадцати апостолов.
Как воинствующий фарисей участвовал в преследовании христиан. На пути в Дамаск его ослепил ярчайший свет и, услышав укоризненный голос Иисуса Христа, уверовал в Него. Шедшие с ним привели Савла (Павла) в Дамаск, где он был исцелен Ананией и принял крещение. Уже в Дамаске Савл стал проповедовать в синагогах об Иисусе, что Он есть Сын Божий (Деян. 9:1-20). После того как на Кипре Савл обратил ко Христу проконсула Сергия Павла, в книге Деяния святых апостолов Савл стал именоваться Павлом. (вернуться)

 
 
Сайт "К уроку литературы"   Санкт-Петербург    © 2007-2017     Недорезова М. Г.
Яндекс.Метрика
Используются технологии uCoz