Из книги: Шер Н.С. Рассказы о русских художниках. – М.:Детская литература, 1966


В.М.Васнецов и пьеса А.Н.Островского "Снегурочка"

        В зимний день 1881 года после целого дня работы над картиной "Аленушка" Васнецов поднимался по широкой лестнице мамонтовского дома. Он торопился. В этот вечер назначено было читать по ролям пьесу Александра Николаевича Островского "Снегурочка", которую Савва Иванович давно мечтал поставить на домашней сцене. Роль Деда-Мороза досталось читать Васнецову, боярина Бермяты – Репину, а Мамонтов читал роль царя Берендея. Когда в последнем действии прозвучали заключительные слова веселой песенки Леля:

Красное солнце наше!
Нет тебя в мире краше, –

все долго молчали, очарованные этой весенней, светлой и в то же время грустной пьесой-сказкой с ее русскими песнями, хороводами, плясками. Потом заговорили все сразу, решили ставить поскорей – к Новому году.
         Времени до спектакля оставалось мало. Надо было спешно разучивать роли, шить костюмы, готовить реквизит. Всем нашлась работа. Васнецову поручено было писать декорации, сделать рисунки костюмов. Сначала он даже оробел – никогда в жизни не был он художником театра. А тут еще и выступать в роли Деда-Мороза! "С непривычки было трудновато... – рассказывал Виктор Михайлович. – Савва Иванович весело подбадривает, энергия растет. Собственными руками написал я четыре декорации – Пролог, Берендеев посад, Берендееву палату и Ярилину долину... До часу или до двух ночи, бывало, пишешь широкой малярной кистью по холсту, разостланному на полу, и сам не знаешь, что выйдет. Поднимешь холст, а Савва Иванович уже тут, взглянет ясным соколиным оком, скажет бодро, одушевленно: "А хорошо!" Посмотришь – и впрямь как будто хорошо. И как это удавалось – не поймешь".
         А какие великолепные костюмы сделал Васнецов для Снегурочки, Леля, царя Берендея и для всех действующих лиц пьесы! Когда его спрашивали, откуда взял он такие чудесные краски, он отвечал так: "...От народных гуляний в Вятке, в Москве, на Девичьем поле, от переливчатой игры жемчугов, бисера, цветных каменьев на кокошниках, телогрейках, шубках и прочем женском одеянии, которое видел и у себя на родине и которыми еще была переполнена Москва восьмидесятых годов!"
        Наступил вечер спектакля. Тихо раздвинулся занавес, и зрители сразу попали в сказочную страну берендеев. Лунная зимняя ночь; чуть мерцают звезды; темный лес, березки, сосны, домики-теремки с заснеженными крышами и самый настоящий Леший на сухом пне:

Конец зиме пропели петухи,
Весна-Красна спускается на землю.
Полночный час настал, сторожку Леший
Отсторожил, – ныряй в дупло и спи!

И дальше, в следующих действиях, зрители видят и Берендееву слободу с огромным желтым подсолнухом около избы Бобыля, и палаты царя Берендея, расписанные дивными цветами и птицами со звездами, луной и солнцем – со всей "красотой поднебесной", и Ярилину долину, где шумят, веселятся беззаботные берендеи и берендейки.
        Репин играл боярина Бермяту, Мамонтов – царя Берендея, а Васнецов – Деда-Мороза. В белой рубахе, кое-где прошитой серебром, в рукавицах, с пышной копной белых волос, с большой белой бородой, со своим вятским говорком на «о», он создал, как вспоминал позднее сын Мамонтова, "незабываемый образ хозяина русской зимы". А сам Виктор Михайлович, по всегдашней своей скромности, говорил так: "Никогда ни на какой сцене я не игрывал, – декорации и костюмы еще куда бы ни шло. Отнекиваться не полагалось. Да как-то и стыдно было. Ну, и играл 1-го января 1882 г. Деда-Мороза, и играл не один раз. После Мороза-то, с тех пор, конечно, на сцену ни ногой. Потом, помню, намарал я по этому поводу четыре строки:

Да, я писал стихи,
То стихи были, не проза!
Ах грехи, мои грехи –
Деда я играл Мороза!.."

Через несколько лет, уже не на домашней сцене, а в настоящем театре, организованном Саввой Ивановичем Мамонтовым, снова была поставлена "Снегурочка". На этот раз это была опера Николая Андреевича Римского-Корсакова, либретто которой написал сам композитор по пьесе Островского. А Васнецов, пересмотрев все свои старые эскизы декораций и костюмов, многое сделал еще заново. "Нельзя, мне кажется, представить себе что-нибудь более совершенное, художественное и талантливое для иллюстрирования этой чудной оперы", – писал Стасов, когда увидел эти васнецовские эскизы. Спектакль имел огромный успех. На первом представлении оперы был художник В.И.Суриков. Он "был вне себя от восторга. Когда вышли бобыль и бобылиха и с ними толпа берендеев с широкой масленицей, с настоящей старинной козой, когда заплясал бабец в белом мужицком армяке, его широкая русская натура не выдержала, и он разразился неистовыми аплодисментами, подхваченными всем театром".

Пролог. Эскиз декорации. Васнецов В.М.
Ярилина долина. Эскиз декорации. Васнецов В.М.

Пьеса А.Н.Островского на Lib.ru

(вернуться в начало страницы)

Сайт "К уроку литературы"   Санкт-Петербург    © 2007-2017     Недорезова М. Г.
Яндекс.Метрика
Используются технологии uCoz