Главная
Гоголь Н.В. Основные даты жизни и творчества
Петербург Гоголя
Гоголь в Петербурге
Иллюстрации к комедии Н.В.Гоголя "Ревизор"
Гоголь читает "Ревизора"
Иллюстрации Кукрыниксов к повести "Портрет"
Иллюстрации Кукрыниксов к повести "Шинель"
Иллюстрации С.Бродского к повести "Шинель"
Иллюстрации Агина к поэме "Мертвые души"
Иллюстрации В.М.Васнецова к повести "Тарас Бульба"
 

Картина П.А. Федотова* "Свежий кавалер" (1846) и персонажи Н.В. Гоголя

Не надо быть большим знатоком искусства, чтобы, сопоставив картины Федотова и произведения Гоголя, увидеть в них много общего.
 
      Не надо быть большим знатоком искусства, чтобы, сопоставив картины Федотова и произведения Гоголя, увидеть в них много общего не только в идейной тематике, но и сатирической обрисовке образов, художественных приемах создания характеров, использовании художественной детали. Поэт Т.Г.Шевченко писал в дневнике: "Мне кажется, что для нашего времени... необходима сатира, только сатира умная, благородная. Такая, например, как "Жених" Федотова (так для краткости Ш. называет поэму Федотова "Поправка обстоятельств"), или "Свои люди – сочтемся" Островского и "Ревизор" Гоголя".*2
         Творчество Николая Васильевича Гоголя явилось победой "натуральной школы", критического реализма в русской литературе. Творчество Павла Андреевича Федотова свидетельствовало о торжестве критического реализма в живописи. Его лучшие картины – "Свежий кавалер", "Завтрак аристократа", "Сватовство майора", "Анкор, еще анкор!" – были полностью направлены на обличение бюрократов-чиновников, на разоблачение небокоптителей и мертвых душ. В произведениях писателя и полотнах художника те же сатирические, иногда доведенные до гротеска образы, та же прямолинейность и подчеркнутая односторонность в их обрисовке, та же прозрачность и простота сюжета, тот же повышенный интерес к бытовой обстановке, к потрясающей тине мелочей, опутавших жизнь. Создается впечатление, будто писатель и художник смотрели на жизнь одними глазами. Современники утверждали, что Федотов обладал редким даром слова. Писатель и литературный критик А.В.Дружинин вспоминал: "Когда я бывал с ним, мне казалось, что у меня во лбу лишних два глаза и что лишняя голова сидит у меня на плечах. Рассказы этого человека, видевшего на своем веку только Петербург и Москву, были живее, интереснее, неистощимее, чем рассказы многих людей, объехавших полсвета".*3
 
 

        Но, отмечая общность гоголевских и федотовских типов, нельзя забывать о специфике литературы и живописи. Аристократ из картины "Завтрак аристократа" или чиновник из картины "Свежий кавалер" – это не переложение на язык живописи гоголевских небокоптителей. Герои Федотова – не ноздревы, не хлестаковы, не чичиковы. Но они – тоже мертвые души.
        Пожалуй, трудно себе представить так ярко и зримо типичного николаевского чиновника без картины Федотова "Свежий кавалер". Чванливый чиновник, хвастаясь перед кухаркой полученным крестиком, хочет показать ей свое превосходство. Горделиво напыщенная поза барина нелепа, как и он сам. Его кичливость выглядит смешно и жалко, а кухарка с нескрываемой издевкой показывает ему стоптанные сапоги. Глядя на картину, мы понимаем, что "свежий кавалер" Федотова, как и гоголевский Хлестаков, мелкий чиновник, которому хочется "сыграть роль хоть одним вершком выше той, которая ему назначена".
        Автор картины как бы случайно заглянул в комнату, где все брошено без малейшего внимания к простой порядочности и элементарной благопристойности. Во всем видны следы вчерашней попойки: в обрюзгшем лице чиновника, в разбросанных пустых бутылках, в гитаре с оборванными струнами, небрежно брошенной на стул одежде, болтающихся подтяжках... Нагромождение предметов в «Свежем кавалере», их необычайно тесное расположение (отмеченное как отрицательное качество еще Брюлловым) обусловлено тем, что каждый предмет должен был дополнить рассказ о жизни героя. Отсюда их предельная конкретность – даже книга, валяющаяся на полу, не просто книга, а весьма низкопробный роман Фаддея Булгарина «Иван Выжигин» (имя автора старательно выписано на первой странице), награда – не просто орден, а орден Станислава.
         Желая быть точным, художник одновременно дает емкую характеристику небогатого духовного мира героя. Подавая свои «реплики», эти вещи отнюдь не перебивают друг друга, а собранные вместе: посуда, остатки пиршества, гитара, потягивающаяся кошка, – выполняют очень важную роль. Художник изображает их с такой предметной выразительностью, что они прекрасны сами по себе, вне зависимости от того, что именно они должны рассказать о беспорядочной жизни «свежего кавалера».
         Что касается "программы" произведения, то автор ее излагал так: "Утро после пирования по случаю полученного ордена. Новый кавалер не вытерпел: чем свет нацепил на халат свою обновку и горделиво напоминает свою значительность кухарке, но она насмешливо показывает ему единственные и продырявленные сапоги, которые она несла чистить".
         После знакомства с картиной трудно вообразить себе более достойного собрата Хлестакова. И там и здесь полная моральная пустота, с одной стороны, и чванливая претенциозность – с другой. У Гоголя она выражена в художественном слове, а у Федотова изображена языком живописи.

Источник иллюстрации: Шер Н.С. Рассказы о русских художниках. – М.: Детская литература, 1966, с. 32–33.

Примечания:

*1. Павел Андреевич Федотов (1815, Москва –1852, Санкт-Петербург) – русский живописец и график.
*2.  Архангельская А.И. П.А.Федотов. – М., 1952,с.33
*3. Дружинин А.В. Воспоминания о русском художнике Павле Андреевиче Федотове. – М.,1918,с.23

(вернуться в начало страницы)

Сайт "К уроку литературы"   Санкт-Петербург    © 2007-2017     Недорезова М. Г.
Яндекс.Метрика
Используются технологии uCoz