главная  | М.В.Ломоносов | В.А.Жуковский | А.С.Грибоедов | А.С.Пушкин | М.Ю.Лермонтов | Н.В.Гоголь | А.Н.Островский  | Ф.М.Достоевский | И.С.Тургенев | А.И.Герцен | Л.Н.Толстой | И.А.Гончаров | А.П.Чехов | А.М.Горький | А.А.Блок | А.А.Ахматова | А.Т.Твардовский

О.Г.Верейский*. Портреты А.Т.Твардовского

Верейский О. К двум портретам // Воспоминания
об А.Твардовском. – М., 1978. – С. 153–168
Взяв за отправную точку два сделанных мною в разное время портрета Александра Твардовского, я расскажу, как сумею, о нем, в надежде добавить хотя бы несколько штрихов к этим портретам.
А.Т. Твардовский. Портрет работы О.Г.Верейского, 1943 г.
А.Т. Твардовский. Портрет работы О.Г.Верейского, 1966 г.

          Первый портрет был сделан весной 1943 года. Впервые я увидел его таким, каким он изображен на этом рисунке, только на год раньше. В облике его за этот срок ничего не изменилось. Разве что петлицы на воротнике гимнастерки с тремя шпалами старшего батальонного комиссара сменились погонами подполковника. Он прибыл в газету Западного фронта "Красноармейская правда" уже известным писателем. И хотя многие из нас, сотрудников фронтовой газеты, не читали еще ни "Отцов и прадедов приметы...", ни "Песни о полковом знамени", а некоторые даже и "Страны Муравии", слава тридцатидвухлетнего поэта докатилась до нас задолго до знакомства с ним. Мы ждали его с нетерпением. Многие из служивших в редакции знали Твардовского по финской войне, но и те, кто, как оказалось потом, не видели его ни разу, рассказывали массу удивительных и маловероятных подробностей его биографии, характера, быта: такова – увы! – оборотная сторона известности.
     <...> Он был удивительно хорош собой. Высокий, широкоплечий, с тонкой талией и узкими бедрами. Держался он прямо, ходил расправив плечи, мягко и пружинно ступая, отводя на ходу локти, как что часто делают борцы. Военная форма очень шла к нему. Мягкие русые волосы, зачесанные назад, распадались в стороны, обрамляя высокий лоб. Очень светлые глаза его глядели внимательно и строго. Подвижные брови иногда удивленно приподымались, иногда хмурились, сходясь к переносью и придавая выражению лица суровость. Но в очертаниях губ и округлых линиях щек была какая-то женственная мягкость. Несмотря на удивительную молодость, он выглядел и держался так, что никому и в голову не приходило на первых порах называть его Сашей, как это было принято у нас и как некоторые уже звали его за глаза задолго до первой встречи. <...>
      <...> В ту пору в литературном составе редакции работали писатели Вадим Кожевников, Евгений Воробьев, Морис Слободской, Цезарь Солодарь. Все они, наверное, помнят, как мы собрались однажды в полутемном от маскировки редакционном салон-вагоне и Твардовский стал читать нам первые, еще нигде не публиковавшиеся главы "Василия Теркина", которые он привез с собой. Он сидел у стола, и заметно было, как он волнуется. Мы же еще не знали, что нам предстоит услышать. Многие ждали веселых приключений лихого солдата, вроде того "Васи Теркина", что писался группой поэтов в уголке юмора газеты "На страже Родины" во время финской кампании. Но вот он начал читать:

На войне, в пыли походной,
В летний зной и в холода,
Лучше нет простой, природной
– Из колодца, из пруда,
Из трубы водопроводной,
Из копытного следа,
Из реки, какой угодно.
Из ручья, из-подо льда,
– Лучше нет воды холодной,
Лишь вода была б – вода.
Сейчас эти строки звучат для нас как вступление к знакомой, любимой поэме. Тогда услышали мы их впервые. И читал их Твардовский. <...>
      <...> Второй портрет нарисован в 1966 году в дачном поселке под Москвой, где постоянно жил Александр Трифонович и где много лет живу я. Портрет этот был впервые опубликован в книге его лирики, изданной "Советским писателем" в 1967 году. Подарив мне экземпляр книги, Александр Трифонович сделал под портретом шутливую надпись; она заканчивалась так:
...Ты вопреки веленью добрых правил
На темени моем волос убавил,
Чтоб сблизить с лысиной своей.

      Увы, двадцать четыре года отделяли один портрет от другого. Русые волосы и поредели, и поседели на прекрасной голове доброго молодца.
      В этом наброске я ограничился изображением головы. Официальный портрет требовал, наверное, воротника, галстука, бортов пиджака. Но для меня образ Твардовского не вяжется с городским его обличьем. Наши отношения сводились больше к ситуациям, когда он бывал или в гимнастерке, как в годы войны, или в расстегнутой куртке, свитере, ковбойке, ватнике – его обычной одежде дома и в поездках. Вот таким я видел его, когда он шел в лес по грибы, или пересаживал молодые деревья в своем саду, или отбрасывал снег с дорожек, орудуя огромной лопатой. В городском обличье я видел Александра Трифоновича гораздо реже, навещая его изредка в редакторском кабинете "Нового мира" либо на каких-нибудь официальных вечерах. <...>

*Верейский Орест Георгиевич (1815–1993) – народный художник РСФСР, член-корреспондент АХ СССР, один из крупнейших советских графиков, создатель многочисленных циклов иллюстраций к произведениям советских писателей.
      К годам войны относится тесное сотрудничество Верейского с Александром Твардовским, работавшим с ним в газете "Красноармейская правда". В основу произведений обоих легло пережитое в фронтовой жизни. "Своего" Василия Теркина, так же как и военную обстановку, Верейский много раз наблюдал в действительности, поэтому так поразительно жизненны и правдивы его рисунки к поэме. По словам Бориса Полевого, это "снайперские иллюстрации". Графический образ Василия Теркина приобрел такую же популярность, как и литературный, и все последующие иллюстраторы поэмы ориентировались на героя Верейского.
 
 

О Твардовском
на этом сайте

Твардовский А.Т. Основные даты жизни и творчества

Твардовский А.Т. Автобиография

Произведения А.Т.Твардовского (библиотека сайта)

Иллюстрации О.Г.Верейского к поэме А.Т.Твардовского "Василий Тёркин"

Твардовский А.Т. Библиографический указатель (по журналу "Литература в школе")

 

Сайт "К уроку литературы"   Санкт-Петербург    © 2007-2017     Недорезова М. Г.
Яндекс.Метрика
Используются технологии uCoz