Главная | Символизм | Акмеизм | Футуризм | Кубофутуризм | Эгофутуризм | "Мезонин поэзии" | "Центрифуга" | ЛЕФ | Лирический круг | Имажинизм

Ничевоки | Новокрестьянские поэты | Поэты "Сатирикона" | Конструктивисты | Обэриуты | Поэты вне течений | Персоналии

Серебряный век. Имажинизм

Имажинизм (от фр. и англ. image – образ) – литературно-художественное течение, возникшее в России в первые послереволюционные годы на основе литературной практики футуризма.

Основные признаки имажинизма:

  • главенство "образа как такового"; образ – максимально общая категория, подменяющая собой оценочное понятие художественности;
  • поэтическое творчество есть процесс развития языка через метафору;
  • эпитет есть сумма метафор, сравнений и противостояний какого-либо предмета;
  • поэтическое содержание есть эволюция образа и эпитета как самого примитивного образа;
  • текст, имеющий определённое связное содержание, не может быть отнесён к области поэзии, так как выполняет скорее идеологическую функцию; стихотворение же должно представлять собой "каталог образов", одинаково читаться с начала и с конца.

Имажинизм был последней нашумевшей школой в русской поэзии ХХ века. Это направление было создано через два года после революции, но по всей своей содержательной направленности ничего общего с революцией не имело.

20 января 1919 года в Московском отделении Всероссийского союза поэтов прошёл первый вечер имажинистов. На следующий день была опубликована первая Декларация (журнал "Сирена", Воронеж, 1919, №4/5, 30 января), в которой провозглашались творческие принципы имажинизма. Её подписали назвавшиеся "передовой линией имажинистов" поэты С.Есенин, Р.Ивнев, А.Мариенгоф и В.Шершеневич, а также художники Б.Эрдман и Г.Якулов. Так появился русский имажинизм, у которого с его английским предшественником общим было только название.

Термин заимствован у авангардистской школы англоязычной поэзии – имажизма. Это слово впервые попало в поле русских читателей в 1915 году с появлением статьи З.Венгеровой, в которой рассказывалось о лондонской поэтической группе имажистов, во главе которой стояли Эзра Паунд и Уиндем Льюис.

Одним из организаторов и признанным идейным лидером имажинистов в России был В.Шершеневич. Известный как теоретик и пропагандист имажинизма, яростный критик и ниспровергатель футуризма, начинал он именно как футурист. В состав объединения входили поэты довольно разные и непохожие. Например, критики неоднократно отмечали, что поэзия Р.Ивнева не совсем отвечает требованиям имажинистической теории. Но соратники по объединению высоко ценили стихи Ивнева , считали его своим.

В разное время в распоряжении имажинистов имелось несколько издательств: "Имажинисты", "Чихи-пихи" и "Сандро", известное литературное кафе "Стойло Пегаса" (закрылось в 1922 г.), а также журнал "Гостиница для путешествующих в прекрасном" (всего за время его существования, 1922 - 1924 гг., вышло 4 номера). За 5 лет активной деятельности имажинисты смогли завоевать громкую, хотя и скандальную славу. Постоянно проходили поэтические диспуты, где мэтры нового течения доказывали превосходство новой поэтической системы над всеми предшествующими.

Творческие разногласия имажинистов привели к делению на правое (Есенин, Ивнев, Кусиков, Грузинов, Ройзман) и левое крыло (Шершеневич, Мариенгоф, Н.Эрдман) с противоположными взглядами на задачи поэзии, её содержательную сторону, форму, образ. В 1924 году С.Есенин опубликовал в газете ("Правда", 31 августа) письмо, в котором объявил о своём выходе из группы имажинистов. С уходом Есенина закончил своё существование официальный орган имажинистов "Гостиница для путешествующих в прекрасном".

Итог теоретической и практической деятельности имажинистов подвёл Шершеневич в статье "Существуют ли имажинисты?" (газета "Читатель и писатель", 1928, 1 февраля). Признав, что "имажинизма сейчас нет ни как течения, ни как школы", он так объясняет его кончину: "Это произошло в силу объективных причин, лежащих вне поэзии. <...> Сущность поэзии переключена: из искусства она превращена в полемику. <...> От поэзии отнята личность. А поэзия без лиризма это то же, что беговая лошадь без ноги. Отсюда и вполне понятный крах имажинизма, который всё время настаивал на поэтизации поэзии".

     

    Вадим Шершеневич

     

    Вадим Габриэлевич Шершеневич (1893 – 1942) родился в Казани семье профессора-юриста Казанского (позже Московского) университета Г.Ф. Шершеневича, крупного ученого-правоведа.
    Для творчества Шершеневича характерно нагнетание городских метафор, тематика трагической чувственной любви, эпатаж, основанный, как и у ранних футуристов, на эстетизации безобразного и богоборческих мотивах, бурлескные образы (интерес к клоунаде, «гаерству» устойчив для его биографии), сознательно экспериментальная «брюсовская» разработка приёмов (подчёркнутая названиями стихотворений из книги «Лошадь как лошадь» вроде «Принцип звука минус образ» или «Параллелизм тем»), принципиально декларируемый аполитизм искусства (в 1919 арестовывался за контакты с партией анархистов). Разрабатывал акцентный стих параллельно с Маяковским. Автор теоретической работы об имажинизме «2х2=5» (1920) и сборника эссе о творчестве товарищей по группе «Кому я жму руку» (1921).

         
     

    Тост

    всемыкакбудтонароликах
    сВалитьсялегконосейчас
    мчАтьсяивеселОисколько
    дамЛорнируютоТменнонас
    нашгЕрБукрашенликёрами
    имыдеРзкиедушАсьшипром
    ищемЮгИюлявоВсёмформу
    мчаСилоЮоткрыТоклиппер
    знОйнознаемчтОвсеюноши
    иВсепочтиговоРюбезусые
    УтверждаяэточАшкупунша
    пьёмсрадостьюзабрюсова

    1913

       Принцип басни
                                                               А.Кусикову

    Закат запыхался. Загнанная лиса .
    Луна выплывала воблою вяленой.
    А у подъезда стоял рысак.
    Лошадь как лошадь. Две белых подпалины.

    И ноги уткнуты в стаканы копыт.
    Губкою впитывало воздух ухо.
    Вдруг стали глаза по-человечьи глупы,
    И на землю заплюхало глухо.

    И чу! Воробьёв канитель и полёт
    Чириканьем в воздухе машется.
    И клювами роют тёплый помёт,
    Чтоб зёрнышки выбрать из кашицы.

    И старый угрюмо учил молодёжь:
    – Эх! Пошла нынче птица не та ещё!
    А рысак равнодушно глядел на галдёж,
    Над кругляшками вырастающий.

    Эй, люди! Двуногие воробьи,
    Что несутся с чириканьем, с плачами,
    Чтоб порыться в моих строках о любви.
    Как глядеть мне на вас по-иначему?!

    Я стою у подъезда придущих веков,
    Седока жду отчаяньем нищего
    И трубою свой хвост задираю легко,
    Чтоб покорно слетались на пищу вы!

    весна 1919

     
     
     

    Анатолий Мариенгоф

     
         
     

     ***

    Пятнышко, как от раздавленной клюквы,
    Тише. Не хлопайте дверью. Человек...
    Простенькие четыре буквы:
        – умер.

    1918

        ***
                                                       Памяти отца

    Острым холодным прорежу килем
    Тяжёлую волну солёных дней –
    Всё равно, друзья ли, враги ли
    Лягут вспухшими трупами на жёлтом дне.

    Я не оплачу слезой полынной
    Пулями зацелованного отца –
    Пусть ржавая кровью вода хлынет
    И в ней годовалый брат захлебнётся.

    И даже стихов серебряную чешую
    Я окрашу в багряный цвет, –
    А когда все зарыдают,
                                    спокойно на пробор расчешу
    Холёные волосы на своей всезнающей голове.

    1919

     
    Ресурсы интернета:
    Lib.ru/Классика: Шершеневич В.Г. Собрание сочинений
    Lib.ru: Анатолий Мариенгоф
Сайт "К уроку литературы"   Санкт-Петербург    © 2007-2017     Недорезова М. Г.
Яндекс.Метрика
Используются технологии uCoz