Главная | Символизм | Акмеизм | Футуризм | Кубофутуризм | Эгофутуризм | "Мезонин поэзии" | "Центрифуга" | ЛЕФ | Лирический круг | Имажинизм

Ничевоки | Новокрестьянские поэты | Поэты "Сатирикона" | Конструктивисты | Обэриуты | Поэты вне течений | Персоналии

Поэзия Серебряного века. Антология

Поэзия Серебряного века представлена преимущественно по сборнику "Поэзия Серебряного века". Б.С.Акимов. – М.:Мир книги, Литература, 2007. Сохранено приведённое в сборнике деление поэтов на группы по литературным течениям.

Поэты вне течений


Протест против символизма, закат которого наметился к концу первого десятилетия ХХ века, не ограничился только возникновением новых поэтических направлений и образованием многочисленных литературных групп. Он нашёл своё выражение и в творчестве поэтов, не примыкавших ни к одному из течений, но придерживающихся в своём творчестве ясности, простоты и прочности поэтического стиля.

Некоторые из них какое-то время принимали участие в деятельности отдельных групп, но не слились с ними и пошли, в итоге, собственным путём. Ведь для истинных поэтов любые течения, будь то символизм, футуризм или акмеизм, – только литературная школа, чья задача – утончить, изощрить поэтические средства, чтобы лучше выразить всю сложность окружающего мира.

Как писал А.Блок, "...поэты интересны тем, чем они отличаются друг от друга, а не тем, чем они подобны..." Поэзию Серебряного века невозможно представить без упоминания имени И.Бунина, В.Ходасевича, М.Цветаевой, М.Волошина, М.Кузмина и некоторых других поэтов, чьё творчество нельзя причислить ни к одному из течений модернизма.

 

Иван Бунин

Родине

Не видно птиц. Покорно чахнет
Лес опустевший и больной.
Грибы сошли, но крепко пахнет
В оврагах сыростью грибной.

Глушь стала ниже и светлее,
В кустах свалялася трава,
И, под дождём осенним тлея,
Чернеет тёмная листва.

А в поле ветер. День холодный
Угрюм и свеж – и целый день
Скитаюсь я в степи свободной,
Вдали от сёл и деревень.

И, убаюкан шагом конным,
С отрадной грустью внемлю я,
Как ветер звоном однотонным
Гудит-поёт в стволы ружья.

1889

Михаил Кузмин

***

О, быть покинутым – какое счастье!
Какой безмерный в прошлом виден свет –
Так после лета – зимнее ненастье:
Всё помнишь солнце, хоть его уж нет.

Сухой цветок, любовных писем связка,
Улыбка глаз, счастливых встречи две, –
Пускай теперь в пути темно и вязко,
Но ты весной бродил по мураве.

Ах, есть другой урок для сладострастья,
Иной есть путь – пустынен и широк.
О, быть покинутым – такое счастье!
Быть нелюбимым – вот горчайший рок.

Сентябрь 1907

Максимилиан Волошин

***

Мы заблудились в этом свете.
Мы в подземельях тёмных. Мы
Одни к другому, точно дети,
Прижались робко в безднах тьмы.

По мёртвым рекам всплески вёсел,
Орфей родную тень зовёт.
И кто-то нас к друг другу бросил,
И кто-то снова оторвёт...

Бессильна скорбь. Беззвучны крики.
Рука горит ещё в руке.
И влажный камень вдалеке
Лепечет имя Эвридики.

Весна 1905

Владислав Ходасевич

На ходу

Метель, метель... В перчатке – как чужая
                   Застывшая рука.
Не странно ль жить, почти что осязая,
                   Как ты близка?

И всё-таки бреду домой с покупкой,
                   И всё-таки живу.
Как прочно всё! Нет, он совсем не хрупкий,
                   Сон наяву!

Ещё томят земные расстоянья,
                   Ещё болит рука,
Но всё ясней, уверенней сознанье,
                  Что ты близка.

7 февраля 1916

Марина Цветаева

Из цикла "Подруга"

Под лаской плюшевого пледа
Вчерашний вызываю сон.
Что это было? – Чья победа?
Кто побеждён?

Всё передумываю снова,
Всем перемучиваюсь вновь.
В том, для чего не знаю слова,
Была ль любовь?

Кто был охотник? Кто – добыча?
Всё дьявольски-наоборот!
Что понял, длительно мурлыча,
Сибирский кот?

В том поединке своеволий
Кто, в чьей руке был только мяч?
Чьё сердце – Ваше ли, моё ли –
Летело вскачь?

И всё-таки – что ж это было?
Чего так хочется и жаль?
Так и не знаю: победила ль?
Побеждена ль?

23 октября 1914

Анне Ахматовой

Узкий, нерусский стан –
Над фолиантами.
Шаль из турецких стран
Пала, как мантия.

Вас передашь одной
Ломаной чёткой линией.
Холод – в веселье, зной –
В Вашем унынии.

Вся ваша жизнь – озноб,
И завершится – чем она?
Облачный тёмен – лоб
Юного демона.

Каждого из земных
Вам заиграть – безделица!
И безоружный стих
В сердце нам целится.

В утренний сонный час,
– Кажется, четверть пятого, –
Я полюбила Вас,
Анна Ахматова.

11 февраля 1915

Плач Ярославны

Вопль стародавний,
Плач Ярославны –
Слышите?
С башенной вышечки
Неперерывный
Вопль – неизбывный:

– Игорь мой! Князь
Игорь мой! Князь
Игорь!

Ворон, не сглазь
Глаз моих – пусть
Плачут!

Солнце, мечи
Стрелы в них – пусть
Слепнут!

Кончена Русь!
Игорь мой! Русь!
Игорь!


Лжёт летописец, что Игорь опять в дом свой
Солнцем взошёл – обманул нас Боян льстивый.
Знаешь конец? Там, где Дон и Донец – плещут,
Пал меж знамён Игорь на сон – вечный.

Белое тело его – ворон клевал.
Белое дело его – ветер сказал.

Подымайся, ветер, по оврагам,
Подымайся, ветер, по равнинам,
Торопись, ветрило-вихрь-бродяга,
Над тем Доном, белым Доном лебединым!
Долетай до городской стенки,
С коей по миру несётся плач надгробный.
Не гляди, что подгибаются коленки,
Что тускнеет её лик солнцеподобный...

– Ветер, ветер!
– Княгиня, весть!
Князь твой мёртвый лежит –
За честь!

Вопль стародавний,
Плач Ярославны –
Слышите?
Вопль её – ярый,
Плач её, плач –
Плавный:

– Кто мне заздравную чару
Из рук – выбил?
Старой не быть мне,
Под камешком гнить,
Игорь!

Дерном-глиной заткните рот
Алый мой – нонче ж.
Кончен
Белый поход.

23 декабря 1920

 
 
 
 
 
 
 
       
     
       
Сайт "К уроку литературы"   Санкт-Петербург    © 2007-2017     Недорезова М. Г.
Яндекс.Метрика
Используются технологии uCoz