Главная | Символизм | Акмеизм | Футуризм | Кубофутуризм | Эгофутуризм | "Мезонин поэзии" | "Центрифуга" | ЛЕФ | Лирический круг | Имажинизм

Ничевоки | Новокрестьянские поэты | Поэты "Сатирикона" | Конструктивисты | Обэриуты | Поэты вне течений | Персоналии

Серебряный век. Конструктивисты

Конструктивисты в качестве самостоятельной литературной группы впервые заявили о себе в Москве весной 1922 года. По своим принципам, теоретической платформе, широте творческих взглядов его участников и, наконец, по продолжительности существования конструктивизм вполне мог претендовать на то, чтобы считаться самостоятельным литературным течением. Поэтические принципы, декларируемые (и осуществляемые) конструктивистами на практике, в отличие от многих групп того времени, отличались "лица необщим выраженьем". К тому же конструктивизм выдвинул немало известных имён.

Первыми членами группы конструктивистов стали поэты А.Чичерин, И.Сельвинский и критик К.Зелинский (теоретик группы). Изначально программа конструктивистов имела узко формальную направленность: на первый план выдвигался принцип понимания литературного произведения как конструкции. В окружающей действительности главным провозглашался технический прогресс, акцентировалась роль технической интеллигенции. Причём трактовалось это вне социальных условий, вне классовой борьбы. В частности, было заявлено: "Конструктивизм как абсолютно творческая школа утверждает универсальность поэтической техники; если современные школы, порознь, вопят: звук, ритм, образ, заумь и т.д., мы, акцентируя И, говорим: И звук, И ритм, И образ, И заумь, И всякий новый возможный приём, в котором встретится действительная необходимость при установке конструкции <...> Конструктивизм есть высшее мастерство, глубинное, исчерпывающее знание всех возможностей материала и уменье сгущаться в нём".

Но в дальнейшем конструктивисты постепенно освободились от этих узко очерченных эстетических рамок и выдвинули более широкие обоснования своей творческой платформы. В 1924 году был организован Литературный центр конструктивистов (ЛЦК). Позднее присоединяются Н.Адуев, В.Луговской, А.Квятковский, Э.Багрицкий и др. Поначалу встречи конструктивистов проходили поочерёдно на квартирах кого-нибудь из членов ЛЦК, а с 1927 года они стали собираться в "Доме Герцена" на Тверской улице (д.25).

В Декларации ЛЦК прежде всего указывалось, что "конструктивизм есть упорядоченные в систему мысли и общественные умонастроения, которые подчёркнуто отражают организационный натиск рабочего класса", и далее говорилось о необходимости для искусства максимально близкого участия конструктивистов в строительстве социалистической культуры. Отсюда возникает установка на насыщение искусства (в частности, поэзии) современной тематикой. Конструктивисты выдвигают принцип "грузофикации" слова, т.е. максимальной его "уплотнённости". Это достигается при помощи "локальной семантики", заключающейся в сосредоточении всех изобразительных и выразительных средств "стиха вокруг основного смыслового содержания темы" (у Б.Агапова в стихотворении "Машинистка Топчук" сравнения, эпитеты и т.п. берутся из канцелярского быта: "брови, как подпись директора треста"; у Н.Панова в стихотворении о генерале Корнилове ритм имитирует барабанный марш и т.п.).

Постоянная критика конструктивистов со стороны теоретиков марксистского толка привела в 1930 году к ликвидации ЛЦК .

 

Эдуард Багрицкий

             Славяне

Мы жили в зелёных просторах,
Где воздух весной напоён,
Мерцали в потупленных взорах
Костры кочевавших племён....

Одеты в косматые шкуры,
Мы жертвы сжигали тебе,
Тебе, о безумный и хмурый
Перун на высоком столбе.

Мы гнали стада по оврагу,
Где бисером плещут ключи,
Но скоро кровавую брагу
Испьют топоры и мечи.

Приходят с заката тевтоны
С крестом и безумным орлом,
И лебеди, бросив затоны,
Ломают осоку крылом.

Ярила скрывается в тучах,
Стрибог подымается в высь,
Хохочут в чащобах колючих
Лишь волк да пятнистая рысь...

И желчью сырой опоённый,
Трепещет Перун на столбе.
Безумное сердце тевтона,
Громовник, бросаю тебе...

Пылают холмы и овраги,
Зарделись на башнях зубцы,
Проносят червонные стяги
В плащах белоснежных жрецы.

Рычат исступлённые трубы,
Рокочут рыдания струн,
Оскалив кровавые зубы,
Хохочет кровавый Перун!..

1915

Илья Сельвинский

Рапорт

Председателю Тройки
            Господину Долинину
                      Ротмистра Брауде
                                          РАПОРТ

Приказом коменданта в Кронштадтском Равелине
На четвёртом бастионе (юго-запад)
За командованье мной при интервенции Карелии
Белым бронепоездом "Ревун"–
В ночь на третье я был расстрелян
И похоронен во рву.
Бдя честь Российского знамени,
Прошу сей просьбе внять:
За дрянь работу – солдат шомполами,
Меня ж – дострелять.

Подпись: Браудэ
             Деревня Люцерн.
                      Марта 6-го дня.

Входящий номер и резолюция:
По пункту второму – внять.

Примечание И.С.Сельвинского: Конструктивная тема "Рапорта" – дать в насухо выжатой форме – эпопею, если под ней понимать широкую картину борения родов, наций и классов. Широта картины может зависеть не столько от величины окуляра, сколько от перспективы - так морской горизонт ясно виден и в иллюминаторы корабля.
     Семантическая тема вещи – конфликт классовых психологий, взятых в разрезе морали: с одной стороны, чванное геройство старого крепостника, назло всему видящего в красноармейце только русского солдата и в суровой рисовке требующего своей смерти для исправления его плохой работы – и с другой – лишённая всякой сентиментальности чёткая деловитость большевика.

 

Владимир Луговской

Жестокое пробуждение

Сегодня ночью
           ты приснилась мне...
Не я тебя нянчил, не я тебя славил,
Дух русского снега и русской природы,
Такой непонятной и горькой услады
Не чувствовал я уже многие годы.
Но ты мне приснилась,
          как детству – русалки,
Как детству –
         коньки на прудах поседелых,
Как детству –
        весёлая бестолочь салок,
Как детству –
        бессонные лица сиделок.
Прощай, золотая,
        прощай, золотая!
Ты лёгкими хлопьями
        вкось улетаешь.
Меня закрывает
        от старых нападок
Пуховый платок
        твоего снегопада.
Молочница цедит мороз из бидона,
Точильщик торгуется с чёрного хода.
Ты снова приходишь,
        рассветный, бездонный,
Дух русского снега и русской природы.
Но мне ты приснилась
        как юности – парус,
Как юности –
       нежные губы подруги,
Как юности –
       шквал паровозного пара,
Как юности –
       слава в серебряных трубах...

1929

Сайт "К уроку литературы"   Санкт-Петербург    © 2007-2017     Недорезова М. Г.
Яндекс.Метрика
Используются технологии uCoz