Главная | Символизм | Акмеизм | Футуризм | Кубофутуризм | Эгофутуризм | "Мезонин поэзии" | "Центрифуга" | ЛЕФ | Лирический круг | Имажинизм

Ничевоки | Новокрестьянские поэты | Поэты "Сатирикона" | Конструктивисты | Обэриуты | Поэты вне течений | Персоналии

Серебряный век. Книга В.Каменского "Танго с коровами"

Книга Василия Каменского "Танго с коровами" (1914) – одна из самых красивых и необычных книг русского авангарда. Отпечатана на оборотной стороне ярких цветных обоев. Она представляет собой квадратную по формату книжку (20Х20 см), правый край которой срезан по диагонали, поэтому Каменский и называл ее "пятиугольной книжкой".
Пятиугольную форму кроме "Танго" имеет лишь одна футуристическая книга: "Нагой среди одетых".
 
Кубофутуристы активно использовали композиционные и графические эффекты в своей поэзии. Одним из самых известных футуристических изданий стала книга В. Каменского "Танго с коровами. Железобетонные поэмы" (Москва, 1914 г.). Книга пятиугольная, напечатана на дешевых комнатных обоях желтого цвета. Это было знаком протеста против роскошных буржуазных изданий и имело для будетлян принципиальный характер. Кроме того, желтый цвет раздражает (еще В. Кандинский писал: "От яркого лимонно-желтого глазу через некоторое время больно, как уху от высокого звука трубы. Глаз становится беспокойным, не выдерживает долго вида этого цвета и ищет углубления и покоя в синем или зеленом."1).
Характерен и подзаголовок – "железобетонные поэмы". Железобетон – это новый строительный материал технического ХХ века. Он только начинал входить в обиход, и футуристы, с их бунтом против сладкозвучных эвфемизмов символистов, подхватили это новое слово из лексикона строительной техники. Кроме того, поэмы в этой книге Каменского как бы собраны, составлены из отдельных блоков-глав.
 
Обложка поэтического сборника В.Каменского "Танго с коровами", 1914 год

Одна из "железобетонных поэм" – "Цирк Никитина" – развернута как программа всех номеров и перечень всех участников со всеми трюковыми эффектами и звуками: "щолч хлыста – ковбоя крик – меткий выстрел стрел".

 

У создателей книги не было намерения специально украсить книгу орнаментом: обои нарезались произвольно, как наклейки в футуристических коллажах. Мы не найдем двух одинаковых по рисунку обоев экземпляров этой книги. Еще один дополнительный эффект достигается здесь за счет использования фактуры очень тонкой обойной бумаги, чистый оборот которой (а на нем и печатался текст) оказывался в книге, особенно на просвет при переворачивании страниц, не вполне чистым. Цветочный узор проступал на страницу текста, как если бы буквы печатались поверх едва прописанного холста или на его обороте. Слева от шрифтовой страницы шла страница с цветочным узором.

Почти каждая из "железобетонных" поэм была размером в одну страницу и умещалась на одной странице (исключение составляли две из них: "Танго с коровами" и "Босиком по траве", оканчивающиеся на второй странице). Такое типографское единство места и времени позволяло одновременно читать и видеть всю поэму, и это сближало ее с более поздними "Каллиграммами" Аполлинера (1918).
Поэма "Танго с коровами"

Поэмы Каменского имеют свою топографию, свой план и свою конфигурацию набора. Текст одной из них – "Полет Васи Каменского..."2 – заключен в треугольник, представляя собой так называемую типографскую косынку, только перевернутую острым концом кверху. При этом поэт специально ориентирует читателя: "читать снизу вверх".
И если последовать этому совету, то мы окажемся не только читателями, но зрителями графического полета аэроплана. По мере отрыва его от земли, здесь – от нижнего края страницы, строчки становятся все короче, шрифт мельче, пока аэроплан не превращается в едва различимую, как знак или точку, одну букву. Треугольная фигура набора здесь своего рода типографская метафора поэтического образа.

Поэма "Дворец С. И. Щукина"3 выглядит как путеводитель по залам Сезанна, Моне, Пикассо, Гогена, Ван Гога, Матисса (на плане обозначена и "лестница"), посещение которых было для московских художников своего рода поездкой в Париж. Путеводитель, заполненный не только именами мастеров, краткими названиями их картин, характеристиками их красочной палитры, как у Матисса: "синь – крась – жол" (синей – красной – желтой), но и собственными стихотворными комментариями поэта. Само название поэмы может иметь разные толкования. Если читать сверху – вниз, то получится: "Картиния – дворец С. И. Щукина", – если снизу – вверх: "Щукин С. И. Дворец картин и я" (последние две буквы набраны более мелким шрифтом и могут читаться самостоятельно).
Примечания
1. В. Кандинский. О духовном в искусстве. – М., 1992 (вернуться)
2. Василий Васильевич Каменский был не только поэтом-футуристом, но и одним из первых русских авиаторов. В 1911 году он ездил за границу, в Берлин и Париж, для обучения лётному делу, одним из первых в стране освоил моноплан "Блерио XI". (вернуться)
3. "Дворец С.И.Щукина". В 1882 году московский купец и коллекционер Сергей Иванович Щукин купил особняк князей Трубецких в Большом Знаменском переулке, 8, в котором начал собирать лучшие образцы современного ему французского искусства. К 1918 году в особняке Щукина на Знаменке  было уже 256 полотен: 13 Моне, 50 Пикассо, 16 Гогена, 38 Матисса, а также Ван Гог, Дега, Сезанн, Марке, Ренуар. Матисс был любимым художником Щукина: его картинами был заполнен кабинет и даже гардеробная, развеску полотен в розовой гостиной делал сам художник, специально приглашенный хозяином особняка из Парижа.
 
 
 
Сайт "К уроку литературы"   Санкт-Петербург    © 2007-2017     Недорезова М. Г.
Яндекс.Метрика
Используются технологии uCoz