Главная
Адресный указатель
Карамзин в Петербурге
Карамзин в Царском Селе
Пушкин в Царском Селе. Дача Китаевой
Царскосельский Лицей
Литературные вечера у Дельвига
Коломна
Набережная Мойки, 12
Лермонтов в Петербурге
Гоголь в Петербурге
Некрасов в Петербурге
Достоевский в Петербурге
Николаевская мужская гимназия в Царском Селе
Поэзия Серебряного века. Антология
Ахматова в Петербурге
Кафе "Бродячая собака"
Кубофутуристы в Петербурге
Эгофутуризм. Северянин в Петербурге
Журнал "Аполлон"
Журнал "Гиперборей"
Журнал "Сатирикон"
ДИСК
Ф.К.Сологуб в Петербурге
Федор Сологуб.
Фотография ателье
«А. Рентц и Ф. Шрадер». СПб., 1899 г. Музей ИРЛИ.

Ф.К.Сологуб* в Петербурге

        Одним из домов, где встречались поэты всех возрастов, известные и начинающие, была скромная, небольшая квартирка Федора Сологуба, знаменитого в начале ХХ века поэта-символиста и прозаика, автора нашумевшего романа "Мелкий бес". Здесь не теоретизировали – здесь читали и обсуждали стихи. Казенная эта квартирка находилась на 7-й линии Васильевского острова, недалеко от Андреевского собора, на втором этаже, над классами Андреевского городского училища, где Сологуб служил сначала учителем математики, затем – инспектором.
       Жизнь писателя складывалась трудно. Отец его был крепостной крестьянин, послеФ.К. Сологуб освобождения он перебрался в столицу, стал портным и рано умер от чахотки. Матери пришлось идти "в люди", в услужение. Унижения, обиды детства, нелегкий труд отозвались в стихах Сологуба горечью разочарованности, мрачным, беспросветным восприятием жизни, своего рода упоением страданием.
       Ранние стихи Сологуба оценил и стал всячески его поддерживать поэт старшего поколения символистов – Н.Минский, сотрудничавший в "Северном вестнике"; он же посоветовал взять вместо фамилии Тетерников не очень удачный псевдоним Сологуб – графскую фамилию писателя пушкинской поры, но, во избежание путаницы, с одним "л".
       Молодые поэты тянулись к Сологубу, приходили со своими тетрадками, читали новые стихи. Именно у него появился впервые одетый в какую-то своеобразную поддевку, еще совсем молодой, румяный поэт Михаил Кузмин. Аккомпанируя себе, он пел романсы на собственные стихи. "Выводил в люди" Сологуб и Игоря Северянина, возя его за собой по России для выступлений.
       Маленькие литературные сборища, как пишет прозаик Надежда Тэффи, происходили у Сологуба по субботам. Угощали там "мятными пряниками, румяными булочками, пастилой и медовыми лепешками, за которыми сестра его ездила куда-то через реку на конке... Хозяином Сологуб был приветливым, ходил вокруг стола и потчевал гостей:
      – Вот это яблочко коробовка, а вот там анисовка, а вот то антоновка. А это пастила рябиновая."
       После чая поэты рассаживались в кабинете Сологуба, на кожаных креслах и диване, читали стихи и безропотно выслушивали мнение хозяина, точное и зачастую доброжелательное. Строг и язвителен он был лишь по отношению к самоуверенным бездарностям. "Это был ареопаг петербургских поэтов", – вспоминает Георгий Чулков.
       Но в Сологубе – "каменном и невозмутимом, с рыжеватой прямой бородой и такой "непоэтической внешностью": лысина и большая бородавка у носа – была, по словам Тэффи, какая-то "затаенная нежность, которой он стыдился и не хотел показывать", тонкое внимание к людям, которых он любил. Трагедия его, по мнению Гиппиус, очень его ценившей и с ним дружившей, заключалась "в вечном притяжении и в вечной борьбе" мечты и действительности. "Он сам казался трагическим противоречием своим... сплетением здешнего с нездешним, реального с небывалым".
         В то же время, по словам Тэффи, Сологуба считали колдуном и садистом. Невольное отталкивание вызывали такие его строки:

     Когда я в бурном море плавал
      И мой корабль пошел ко дну,
      Я так воззвал: "Отец мой, Дьявол,
      Спаси, помилуй, – я тону".

       "Признав отцом своим дьявола, – писала Тэффи, – он принял от него и все его черное наследство: злобную тоску, душевное одиночество, холод сердца, отвращение от земной радости и презрение к человеку".
         Гиппиус, которой был не чужд демонизм, тоже называла его колдуном, но колдуном не злым, а скорее лукавым. В памяти современников осталось такое его "колдовство": как-то забрел к нему на Васильевский остров Вячеслав Иванов, только что приехавший из-за границы, – отправился знакомиться и пропал с самого утра на целый день; жена напрасно искала его по всему городу. Вячеслав Иванов рассказывал потом, что никак не решался выйти на улицу – там шел дождь. Ему казалось, что эта погода нарочно сотворена Сологубом. Когда он пытался отыскать в передней свои калоши среди множества других, то на всех калошных парах видел одни и те же буквы: Ф.Т. – Федор Тетерников...
         В связи с этой историей Гиппиус написала шутливое стихотворение:

Все колдует, все морочит
Лысоглавый наш Кузьмич.
И чего он только хочет
Колдовством своим достичь?
Невысокая природа
Колдовских его забав:
То калоши, то погода,
То Иванов Вячеслав...
Нет, уж ежели ты вещий,
Так не трогай эти вещи,
Потягайся с ведьмой мудрой,
Силу в силе покажи...
О, Кузьмич мой беднокудрый,
Ты меня заворожи!

          И у них, действительно, началась "завораживающая" стихотворная переписка.
         В 1908 году жизнь Сологуба резко изменилась. Умерла от туберкулеза его сестра. Он выслужил себе пенсию, оставил службу. И женился на молодой переводчице Анастасии Чеботаревской. Она "перекроила его быт по-новому, по-ненужному. Была взята большая квартира, повешены розовые шторы, куплены золоченые столики... Тихие беседы сменились шумными сборищами с танцами, с масками", - вспоминала Н.Тэффи. Теперь сюда собирались не читать стихи и размышлять, а скорее веселиться. Сологуб чувствовал себя счастливым, хотя под влиянием жены стал еще мнительнее и обидчивее, чем прежде. На вопрос Тэффи под Новый год: "Что вам пожелать?" – он ответил: "Чтобы все осталось, как сейчас. Чтобы ничто не изменилось"...
(По книге: Муравьёва И.А. Былой Петербург. Век модерна. – СПб.:Издательство "Пушкинского фонда", 2007)

      "...За аптекой Пеля и сразу же за кривым коленом Днепровского переулка стоит еще один «посланник» XVIII века – дом бывшего Андреевского училища. Он был построен в екатерининскую эпоху тоже по типовому проекту, разработанному уже архитектором Федором Волковым. Был такой архитектор, возводивший здесь, на острове, здание Морского кадетского корпуса; после смерти Потемкина он же достраивал Таврический дворец, и ограда дворца со стороны Шпалерной тоже выполнена по его проекту.
      Дом, построенный Волковым для Андреевского училища, – в два этажа с фасадом «о семи окнах». Прекрасен у дома фронтон и удивительно соразмерны по высоте этажи. Соразмерны не7-я Линия Васильевского острова, 20. Здание бывшего Андреевского училища. Фото 2009 г. только эстетически, но и по тем функциям, которые они выполняли. Второй этаж, где размещались классы для учащихся, – выше, в его помещениях больше света и воздуха.
      Внизу жили учителя этого четырехклассного училища. А среди учителей были, правда, в разное время, две личности, о которых следовало бы сказать особо.
      Во-первых, в начале века здесь преподавал арифметику Федор Кузьмич Сологуб – знаменитый автор "Мелкого беса". В своих воспоминаниях Зинаида Гиппиус даже зрительно воспроизводит этот якобы "деревянный дом", где была однажды, но уже, наверняка, не найдет его "в отдаленных линиях". Здесь, правда, наблюдается у Гиппиус некая аберрация памяти. И связано это, видимо, с тем, что два дома – этот, где жил Сологуб, и другой – из повести В. Титова "Уединенный домик на Васильевском", которая издавалась тогда под редакцией Сологуба, слились у нее воедино. Во всяком случае, дом №20 по Седьмой, одной из центральных линий острова, был всегда каменным..." (Из книги: Виктор Бузинов. Десять прогулок по Васильевскому. – СПб.: “Остров”, 2002)

Адреса в Петербурге:
1903 – 1907 –
7-я линия, 20;
1910 – 1916 – Разъезжая улица, 31;
1916 год – 9-я линия, 44.
1917 год – 10-я линия, 5/37.
1921 – 1927 – Ждановки наб., 3/1.
1923 – 1924 – Царское Село, Колпинская ул., 20.

1. Фёдор Сологуб (настоящее имя Фёдор Кузьмич Тетерников; 17 февраля (1 марта) 1863, Санкт-Петербург – 5 декабря 1927, Ленинград) – русский поэт, писатель, драматург, публицист. Один из виднейших представителей символизма. (вернуться)

(вернуться в начало страницы)

Сайт "К уроку литературы"   Санкт-Петербург    © 2007-2017     Недорезова М. Г.
Яндекс.Метрика
Используются технологии uCoz