Главная
Адресный указатель
Карамзин в Петербурге
Карамзин в Царском Селе
Пушкин в Царском Селе. Дача Китаевой
Царскосельский Лицей
Литературные вечера у Дельвига
Коломна
Набережная Мойки, 12
Лермонтов в Петербурге
Гоголь в Петербурге
Некрасов в Петербурге
Достоевский в Петербурге
Николаевская мужская гимназия в Царском Селе
Поэзия Серебряного века. Антология
Ахматова в Петербурге
Кафе "Бродячая собака"
Кубофутуристы в Петербурге
Эгофутуризм. Северянин в Петербурге
Журнал "Аполлон"
Журнал "Гиперборей"
Журнал "Сатирикон"
ДИСК
Ф.К.Сологуб в Петербурге
Фронтиспис  журнала ''Аполлон'' работы  Л.С. Бакста.
Н.Гумилев. Рисунок Н.Войтинской. 1909 г. Опубликован в журнале ''Аполлон'', № 2, 1909 г.
 

Журнал "Аполлон"

        "Аполлон", литературно-художественный журнал. Основан в 1909 критиком С. К. Маковским, назван по имени древнегреческого бога солнца, света и искусств. В 1909-10 выходил ежемесячно (в виде приложения изд. "Литературный альманах"), затем по 10 книг в год. Редакция на наб. р. Мойки, 24, затем – на Разъезжей ул., 26. В выработке программы участвовали: И. Ф. Анненский, А. Н. Бенуа, Вяч. И. Иванов, критик А. Л. Волынский. В "Аполлоне" сотрудничали: А. А. Блок, В. Я. Брюсов, М. А. Волошин, М. А. Кузмин, Н. С. Гумилев, Г. И. Чулков, Б. М. Эйхенбаум, Б. В. Томашевский, искусствоведы и художники Л. С. Бакст, Н. Н. Врангель, М. В. Добужинский, Н. Н. Евреинов, В. Э. Мейерхольд, Н. Н. Пунин и другие. В 1917 издание журнала прекращено. (Энциклопедия Санкт-Петербурга)

      Сезон 1909/10 года ознаменовался появлением нового журнала – "Апполон". Первый его номер увидел свет в октябре. Инициатором создания журнала был Сергей Маковский, художественный критик и литератор, считавший, что "Аполлон" заменит собой давно уже прекративший существование "Мир искусств", что Петербургу необходим художественно-литературный журнал "молодых". К руководству журналом, нуждаясь в авторитетах, Маковский привлек двух поэтов старшего поколения – Вячеслава Иванова и Иннокентия Анненского. Соредактором Маковского был известный коллекционер и искусствовед Н.Н.Врангель.
       Первый номер "Аполлона" открывало редакционное вступление: "Аполлон. В самом заглавии – избранный нами путь. Это, конечно, менее всего – найденный вновь путь к догмам античного искусства... Аполлон – только символ, далекий зов из еще недостроенных храмов, возвещающий нам, что для искусства современности наступает эпоха устремлений - всех искренних и сильных – к новой правде, к глубоко сознательному и новому творчеству; от разрозненных опытов к закономерному мастерству, от расплывчатых эффектов – к стилю, к прекрасной форме и животворящей мечте... цели "Аполлона" являются чисто эстетическими..." Таким образом, программа журнала была была довольно расплывчатой, отрицая лишь крайности и призывая стремиться к совершенству, что всегда актуально.
       Вокруг нового журнала с готовностью сгруппировались молодые поэты и прозаики, которые постоянно бывали на "Башне" у Вячеслав Иванова. Отделом прозы заведовал Михаил Кузмин, отделом поэзии – Николай Гумилев, театральной критикой – прозаик Сергей Ауслендер, художественным отделом – Георгий Лукомский; критик, драматург и известный шахматист Евгений Зноско-Сборовский стал секретарем редакции.
       Одним из самых деятельных сотрудников редакции стал Николай Гумилев, выпустивший уже два сборника стихов – "Путь конквистадоров" и "Романтические цветы". С ним Маковский познакомился на выставке живописи "Салон", которую организовал в здании Первого кадетского корпуса.
      Открытие "Аполлона" явилось событием для литературного Петербурга. "Литературная осень 909 года началась шумно и занимательно, – писал Алексей Толстой. – Открылся "Аполлон" с выставками и вечерами поэтов. Замкнутые чтения о стихосложении, начатые весною на "Башне" у Вячеслава Иванова, были перенесены в "Аполлон" и превращены в Академию Стиха. Появился Иннокентий Анненский, высокий, в красном жилете, прямой старик с головой Дон Кихота, с трудными и необыкновенными стихами и всевозможными чудачествами. Играл Скрябин. Из Москвы приезжал Белый с теорией поэтики в тысячу страниц". Небольшие выставки в редакции "Аполлона" назывались "интимными". Первой из них была выставка акварелей, рисунков и гуашей Г.Лукомского, открывшаяся 25 октября. За ней последовали выставки К.Петрова-Водкина, сотрудников журнала "Сатирикон" и А.Головина.
       Рекламный плакат журнала ''Аполлон'' 1911 г. Рисунок Ре-МиОткрытие нового журнала торжественно отпраздновали в ресторане "Донон", и Анненский произнес в конце обеда речь в честь верховного жреца "Аполлона" – Маковского; он один помнил, что как раз в эти дни исполнилось десятилетие литературной деятельности новоиспеченного редактора. В честь выхода первого номера был дан обед в самой редакции; на обеде присутствовал Блок. Теперь поэтическая молодежь почти ежедневно стекалась на Мойку, в комнаты старинного особняка. "Было много болтовни", как пишет один из современников, но из нее рождалось то, что заполняло страницы журнала. Редакционная статья первого номера звала к новым поискам, приветствовала "новые ростки художественной мысли". Но в то же время в "Аполлоне" все еще царили давно признанные метры – символисты, состав редакции был разнороден, и это неизбежно должно было привести к расколу.
      В статье "Наследие символизма и акмеизм", опубликованной в первом номере "Аполлона" за 1913 год, Гумилев писал: "Для внимательного читателя ясно, что символизм закончил свой круг развития и теперь падает... На смену символизма идет новое направление, как бы оно ни называлось, акмеизм ли... или адамизм... – во всяком случае, требующее большего равновесия сил и более точного знания отношений между субъектом и объектом, чем то было в символизме... Разумеется, познание Бога, прекрасная дама Теология остается на своем престоле, но ни низводить ее до степени литературы, ни литературу поднимать в ее алмазный холод акмеисты не хотят..."
(По книге: Муравьёва И.А. Былой Петербург. Век модерна. – СПб.:Издательство "Пушкинского фонда", 2007)



Из книги В.А.Мануйлова[1] "Записки счастливого человека"

Мысль об издании нового литературно-художественного журнала возникла в кругах "Мира искусства" в начале 1909 года. Тогда в Петербурге не было молодого литературного журнала. Московские "Весы" и "Золотое руно" уже стали угасать.

Сергей Константинович Маковский, по словам Волошина, "не был капиталист, а лицо, умеющее соответствующим образом обработать какого-нибудь капиталиста". Незадолго до этого, как началась подготовка издания "Аполлона", он женился на Марине Эрастовне Рындиной, очень красивой и богатой женщине, которая в первом браке была женой поэта Владислава Фелициановича Ходасевича. О том, как Маковский увез её из Москвы от Ходасевича, хорошо рассказал Андрей Белый в своих воспоминаниях "Начало века". Кроме жены, Маковский привлёк к изданию нового журнала богатую семью Ушаковых. По мысли издателя и редактора, "Аполлон" должен был стать прямым наследником и продолжением журнала "Мир искусства".

Сергей Константинович Маковский был сыном известного художника Константина Егоровича Маковского. Волошин вспоминал: "Папа́ Мака́, как мы его называли, был чрезвычайно аристократичен и элегантен. Я помню, он советовался со мной – не вынести ли такого правила, чтобы сотрудники являлись в редакцию "Аполлона" не иначе, как в смокингах. В редакции, конечно, должны были быть дамы, папа Мако прочил балерин из петербургского кордебалета".

А.Я. Головин[2] удачно определил место и значение "Аполлона" в русском искусстве 1910-х годов, назвав его "журналом, в котором отражались все наиболее значительные явления искусства. [...] После "Мира искусств" это был лучший художественный журнал в России. Прекрасно издавался также журнал "Старые годы", но последний носил исключительно ретроспективный характер, занимался стариной, главным образом XVIII веком, в то время как "Аполлон" следил преимущественно за современным искусством; редактировал "Аполлон" художественный критик С.К. Маковский, с которым у меня сложились дружеские отношения. Мне довелось писать портрет его супруги М.Э. Маковской, которая считалась одной из самых красивых женщин в Петербурге. Портрет этот потребовал очень много времени и труда, писал я его два лета и две осени. Позировала мне Маковская в декорационной мастерской Мариинского театра, чем и объясняется, что фоном портрета служат кулисы к "Орфею", стоявшие в то время в мастерской. [...]"

Как явствует из редакционного объявления, в новом журнале предлагалось участие Л.Н. Андреева, Инн. Анненского, С. Ауслендера, Л. Бакста, К.Д. Бальмонта, И. Билибина, К.Ф. Богаевского, А.Я. Брюсова, И. Бунина, Ю.Н. Верховского, М.А. Волошина, Н.Н. Врангеля, З.Н. Гиппиус, А.Я. Головина, С. Городецкого, Н.С. Гумилёва, М. Добужинского, Н.В. Дризена, Б.К. Зайцева, Вяч. Иванова, В. Кандинского, М.А. Кузмина, Б.М. Кустодиева, Е. Лансере, Д.С. Мережковского, Д. Митрохина, К.С. Петрова-Водкина, Ал. Ремизова, Н.К. Рериха, Б. Садовского, С. Соловьева, Ф. Сологуба, К. Сомова, С. Судейкина, А.Н.Толстого, Вл. Ходасевича, Г. Чулкова, В. Щуко, А. Щусева, К.Юона, С. Яремича и многих других. Следует признать, что Маковскому удалось объединить вокруг журнала лучшие художественные силы тех лет.

В первом же номере "Аполлона" среди предполагаемых участников было объявлено имя никому неведомой Черубины де Габриак. (Источник: В. А. Мануйлов. Записки счастливого человека. – СПб.: Европейский дом, 1999. С. 229–230) Подробнее о В.А. Мануйлове и книге см. на сайте "Жизнь и творчество В.А. Мануйлова".

1. Мануйлов Виктор Андроникович (1903–1987) – советский литературовед, мемуарист и сценарист; профессор, доктор филологических наук. Мануйлов широко известен прежде всего как пушкинист и лермонтовед. Его 23-летний труд ученого-исследователя творчества Лермонтова завершился в 1981 году изданием «Лермонтовской энциклопедии». (вернуться)

2. Головин А.Я. Встречи и впечатления. М.-Л., 1960. С. 98-99. (вернуться)

(вернуться в начало страницы)

Сайт "К уроку литературы"   Санкт-Петербург    © 2007-2017     Недорезова М. Г.
Яндекс.Метрика
Используются технологии uCoz